Уведомления
Уведомления
15 4 м/с

Дрокинскую гору распродали под коттеджи, но ради креста и храма хотят менять генплан. Что происходит и кто за этим стоит

Александр Ибрагимов
4422

На Дрокинской горе, расположенной на взъезде в Красноярск, устанавливают огромный крест. Его высота 33 метра, вместе с голгофой 47 метров — почти на 10 метров выше, чем статуя Иисуса в Рио-де-Жанейро. Однако это не единственное, что собираются строить в районе горы: благодатные земли здесь еще несколько лет назад отдали под стройку коттеджей и складов. «Проспект Мира» рассказывает, кто за этим стоит и как ситуацию пытаются откатить назад.

Бронежилет от нечистой силы

Дрокинская гора (сопка), расположенная на въезде в Красноярск, давно стала одним из символов города. До недавнего времени здесь собирались дельтапланеристы, кайтеры, квадроциклисты и просто те, кто хотел посмотреть на окрестности с высоты. Но осенью прошлого года здесь, недалеко от выложенной надписи «Россия», начали строить храмовый комплекс. По планам, он будет состоять из поклонного креста высотой 47 метров, часовни непосредственно на вершине и храма имени Спиридона Тримифунтского у подножия горы. Соединяться они будут лестницей с несколькими пролетами и беседками, рассказывал архитектор проекта Александр Банников (один из идеологов строительства храма на Стрелке в Красноярске).

Монумент, по замыслу авторов, станет памятником погибшим участникам Гражданской войны. Митрополит Пантелеимон в интервью «Енисею» рассказывал, что есть планы создать в комплексе духовно-просветительский центр с «концертными и сценическими явлениями».

 

Достроить крест рассчитывают к марту, завершить все капитальные работы на вершине горы — до конца осени, затем начнется строительство остальной части храмового комплекса. При этом приход храма Спиридона был зарегистрирован как религиозная организация еще в сентябре 2014 года. В том же году началась подготовительная работа по проекту, рассказывает «ПМ» настоятель будущего храма отец Виктор Мамаев. 

Крест, с его слов, среди прочего будет символизировать защиту Красноярска от «нечистой силы». «У меня товарищ, подполковник полиции, долго не мог решиться креститься, — рассказывает отец Виктор. — Пока я однажды не сказал ему, что крест — это бронежилет, щит. Мы носим крест, чтобы бесы не имели над нами власти. Так и крестное знамение над городом — защита окрестностей от нечистой силы».


Дрокинскую гору, как поясняет Мамаев, выбрали под строительство, потому что ее «видно со всех сторон». «И с трассы из Емельяново, и из проезжающих автомобилей, и с пролетающих самолетов. Это знаковая точка, и, конечно, сама мысль строить такой огромный крест на такой высокой горе кажется безумной. Но мудрость мира сего — безумие в очах господня: я разговаривал с людьми на эту тему, и они очень позитивно ее воспринимают», — уверяет священнослужитель.

Позитивно идею, впрочем, оценили не все: геологи опасаются, что из-за столь большого сооружения в будущем гора может разрушиться. Архитектор Александр Банников и отец Виктор отвечают на это, что планы согласованы с надзорными органами и разрешения на строительство есть.

Строится храмовый комплекс на частные пожертвования, рассказывают в епархии. Генеральным подрядчиком проекта, по словам Виктора Мамаева, стала компания «Агат». В Красноярске зарегистрировано несколько строительных компаний с таким названием, и большинство из них, по данным сервиса «Контур.Фокус», связаны с группой «Монолитхолдинг».

Фото: Красноярская епархия

Ничье собачье дело

Несколько лет назад Дрокинская гора и вся земля вокруг нее были частью больших участков под сельское хозяйство и рекреацию. В администрации Емельяновского района «ПМ» рассказали, что в 2005 году Солонцовский сельсовет, к которому относится поселок Дрокино, передал 209 гектаров земли сельскохозяйственному производственному кооперативу «Солонцы» в бессрочное пользование. В сельхозучастки в том числе вошла и сама гора с прилегающей территорией. В 2010-м всю выделенную землю кооператив выкупил, сообщил «ПМ» председатель СПК «Солонцы» Владимир Углов.

Уже в тот период, по словам Углова, у церкви появилась идея построить храмовой комплекс на Дрокинской горе. «Они выходили на нас, владыка подписывал план с расположением церквей внизу и наверху, лестницей и прочим-прочим. Я был полностью за, готов был передать участок безвозмездно. Но идея загорелась, а потом стихла на несколько лет», — вспоминает он. 

Территория Дрокинской горы между тем, хоть и числилась в землях сельхозназначения, по словам Углова, под сельское хозяйство была не приспособлена: «Там ничего нельзя делать — ни косить, ни пасти. Там же косогоры везде, а у нас не яки, не горные козлы, чтобы там прыгать и скакать». Для кооператива эта земля была обузой и спустя время от нее решили избавиться, поясняет председатель. «Налоги за участки надо платить, правильно? За неиспользование сельхозземель по назначению есть штрафные санкции, — перечисляет он. — А для сельского хозяйства земля непригодна. Смысл ее держать у себя?»

Старый вид на гору, фото: спутник Bing

Участок в 50 гектаров на задней стороне горы, судя по выписке Росреестра, в 2012 году у кооператива приобрел Рифкат Галеев — советский футболист, бывший игрок и тренер клуба «Автомобилист Красноярск» (одно из прежних названий «Енисея»). По воспоминаниям Владимира Углова, Галеев планировал обустроить там комплекс «то ли для санного, то ли для лыжного спорта».

В свою очередь часть Дрокинской горы, выходящая на федеральную трассу, сменила собственников в 2014-м. Одним из новых обладателей земли стал бизнесмен Анатолий Сухоруков, рассказали «ПМ» в управлении земельно-имущественных отношений и архитектуры администрации Емельяновского района. Кроме него, согласно выпискам Росреестра, землевладельцем стал предприниматель Геннадий Саломатов.

Владимир Углов также говорит, что покупателей «там двое было»: «И Сухоруков был, и Геннадий какой-то был», — не вспомнил фамилию он. Со слов Углова выходит, что частью сделки о передаче земли у Дрокинской горы было выполнение строительных работ для кооператива. «Мы тогда как раз переезжали из городской черты в чисто поле — и Сухоруков нам построил гараж под технику, ангары, зерновой склад. Взаимовыгодное понимание мы тогда нашли», — вспоминает он.

С какой целью Сухоруков и Саломатов приобретали участки СПК «Солонцы», Углов не в курсе. 

«А вообще, ничье это собачье дело, что мы сделали с землей. Она была у нас в частной собственности, и мы то, что посчитали нужным, то и сделали», — огрызается председатель СПК «Солонцы».

Землевладельцы

На Анатолия Сухорукова, приобретшего землю СПК, по данным сервиса «Контур.Фокус», оформлены сельхозкооператив в Дрокино, фермерское хозяйство и несколько компаний в Красноярске, торгующих недвижимостью, строй- и лесоматериалами. 

В частности, ему принадлежит фирма «Монамур». Так же называется коттеджный поселок, который с марта 2014-го строится за Дрокинской горой на берегу Качи. В управлении земельно-имущественных отношений и архитектуры «ПМ» подтвердили, что стройкой «Монамура» занимается именно Сухоруков, получивший участки СПК «Солонцы», добавив, что «у него вообще много земли в Емельяновском районе». 

За Геннадием Саломатовым, по данным «Контур.Фокуса», числятся три строительные фирмы (одна из них была зарегистрирована по адресу СПК «Солонцы»). «ПМ» уже писал о предпринимателе: прошлым летом он огородил участок набережной в районе Зеленой рощи ради обустройства зоны отдыха (сам участок был оформлен на его шестилетнюю дочь). Сейчас на этом месте находится база отдыха «Зеленка» с беседками и мангалами. 

Из сельхоза в ИЖС 

В конце 2015 года Солонцовский сельсовет принял генплан поселения, который разрабатывала компания «Сибиряк-Проект» (холдингу «Сибиряк» принадлежал участок в Солонцах). В генплане, в частности, территория возле Дрокинской горы присоединялась к поселку Дрокино, а назначение земли с сельскохозяйственного менялось на зону индивидуального жилого строительства и общественно-деловую. Еще за пару месяцев до этого «Прима» сообщала, что под горой начали рыть карьер якобы под будущий коттеджный поселок на 250 домов.

Район Дрокинской горы, желтым отмечена зона ИЖС, красным — общественно-деловая. Скриншот: генплан Солонцовского сельсовета

На публичной кадастровой карте видно, что с 2015 года земли дробились на отдельные прямоугольники по 9-12 соток по несколько групп вокруг Дрокинской горы. Кроме того, несколько участков вдоль федеральной трассы поставили на учет еще в 2014-м — они предназначены под рекреацию, склады и «деловые» объекты. Всего «ПМ» насчитал с десяток участков под деловые объекты и 250 под ИЖС. Часть самой Дрокинской горы с откосами, выходящая на трассу, выделена в отдельный большой участок примерно в 9,7 гектара, до сих пор отведенный под сельское хозяйство.

Выборочная проверка по Росреестру показала, что размежеванные ИЖС-участки вокруг горы были оформлены на Анатолия Сухорукова, общественно-деловые вдоль трассы — на Андрея Селина (совладелец «Монамура» и других компаний Сухорукова). Некоторыми участками совместно с Сухоруковым также владел некий Сергей Нерощин. Его тезке, по данным сервиса «Контур.Фокус», принадлежит, в частности, кредитный кооператив «Яркредит», который выдает займы под залог недвижимости. Получить их комментарии «ПМ» не удалось. Офис-менеджер «Монамура» сказал, что у него указание никого не соединять с начальством и к застройке горы компания не имеет отношения; по доступным контактам других фирм Сухорукова не ответили. 

В свою очередь Геннадию Саломатову, судя по выпискам Росреестра, принадлежала череда из 22 ИЖС-участков на «второй линии» рядом с трассой у подножия горы. Соседний с ними участок в 9,7 гектара с Дрокинской горой оформлен на Елену Саломатову. 

2015 год, скриншот: «Прима»

«ПМ» нашел объявление о продаже земли в районе Дрокинской горы, опубликованное на онлайн-аукционе в 2015 году. «На соседнем участке в 2019 году будет построен храмовый комплекс, а на горе — часовня, поэтому данное место будет новым символом города», — обещали там. На фото в объявлении видны рекламные стенды с телефоном продавца — указанный номер совпадает с контактами базы отдыха «Зеленка» Геннадия Саломатова. Также в кадр попал стенд, рекламирующий «поселок у реки», с адресом сайта и телефоном поселка «Монамур».

«ПМ» Геннадий Саломатов рассказал, что ему принадлежало несколько ИЖС-участков, но «это было давно, и то, что было, уже продали». В 2015-2018 годы, согласно выпискам Росреестра, проверенные «ПМ» ИЖС-участки у горы действительно были распроданы частным лицам, а участки вдоль трассы — предпринимателям и компаниям.

О строительстве коттеджного поселка Саломатов, с его слов, не в курсе: «Что там строится, планируется, я не знаю, так как не имею к этому отношения». При этом в сюжете «Примы» 2015 года о начале работ на Дрокинской горе предприниматель фигурировал как один из владельцев земли, «представляющий общие интересы [собственников]». 

Конец 2018-го, фото: «Проспект Мира»
Сейчас, как подтвердил «ПМ» Саломатов, он владеет только участком в 9,7 гектара, в который входит сама Дрокинская гора, и пока «никаких планов» на эту землю у него нет. 

Отдельно от земли под жилье и деловые объекты в районе Дрокинской горы идут три участка под храмовый комплекс. Под храм Спиридона у подножия выделен участок площадью в двадцать тысяч квадратов; под крест с часовней — два смежных участка общей площадью примерно 2,3 тысячи квадратов на вершине горы. 

Выписки Росреестра гласят, что сейчас участки находятся в бессрочном пользовании прихода храма Спиридона Тримифунтского. Землю у подножия горы церкви выделил Анатолий Сухоруков. «Землю он нам подарил, — говорит «ПМ» настоятель будущего храма Виктор Мамаев. — Нас познакомили, мы поговорили, и он пожертвовал 20 соток под строительство храма. Это наш благодетель». Один из участков на вершине приходу отдал Геннадий Саломатов: «Меня попросили, я выделил — мне не жалко». Смежный с ним нарезанный участок ранее принадлежал экс-футболисту Рифкату Галееву.

С 2016 года, судя по публикациям в СМИ, земляные работы в районе Дрокинской горы продолжались. «Красноярский рабочий» писал, что на горе появился серпантин дорог, на склонах работают экскаваторы и большегрузы. «Прима» сообщала, что местные жители боятся оползня, так как гору «ровняют с землей»: там был вырыт большой котлован и разместились склады, торгующие стройматериалами. На спутниковой карте видно, что среди прочих оказался разрыт участок под склады, примыкающий к месту строительства будущего храма Спиридона. О построенных коттеджах речи не шло. По данным «Красраба», в 2015-2016 годы районная прокуратура и Россельхознадзор провели проверку и оштрафовали собственников за снятие плодородного слоя почвы и порчу земель (они на тот момент еще числились сельхозугодьями). 

2017 год, скриншот: «Прима»

Откатить назад

С 2016 года полномочия по операциям с землей перешли от Солонцовского сельсовета администрации Емельяновского района. В районной администрации ситуацией, сложившейся вокруг Дрокинской горы, недовольны. «Никому не нравится то, что сейчас там происходит с этими участками, потому что, прямо скажем, это безобразие», — говорит «ПМ» начальник отдела архитектуры управления земельно-имущественных отношений и архитектуры Артем Конопелько.

«Есть идея построить там храмовый комплекс со смотровыми и благоустроенными площадками — и есть сложившаяся ситуация со складами и планами на коттеджи. Естественно, поженить их между собой сложно», — поясняет он.

Еще в 2016-м принятый генплан Солонцовского сельсовета на краевом уровне пытались оспорить в суде, ссылаясь на найденные нарушения при его разработке. Однако в итоге всех судебных разбирательств, включая апелляционные и кассационные инстанции, генплан все же признан легитимным.

Вид горы в 2018-м. Фото: спутник Google

Сейчас цель администрации — вернуть территорию у Дрокинской горы и придать ей статус рекреационной, рассказывает и.о. руководителя управления земельно-имущественных отношений и архитектуры Арушан Саакян. «Мы проводили проверки в прошлом году, выявляли нарушения, — говорит он. — [Владельцам участков под склады] предлагаем другие участки, но они отказываются, говоря: «Мы их купили за семь-восемь миллионов, хотим работать тут».

«Причин для обращений в суд и изъятия участков у нас пока нет, — отмечает Саакян. — Потому что есть участки, которые продавали и перепродавали уже по два-три раза. Практика такова, что суд оставляет право на землю за последним покупателем — это добросовестные покупатели, и к ним нет претензий». 

В прошлом же году, по его словам, к делу подключилась прокуратура, которая сейчас проводит свою проверку.

Новый генплан

Под конец прошлого года на сайте госзакупок появился тендер на внесение изменений в генплан Солонцовского сельсовета. Судя по тендерной документации, изменить хотят часть генплана, которая касается района Дрокинской горы. Это подтверждает «ПМ» и Артем Конопелько. 

Торги, впрочем, почти сразу отменили. Как поясняет Конопелько, деньги на конкурс выделялись целевые — то есть потратить их нужно было в 2018 году. «Но посчитав сроки заключения контракта, мы поняли, что на работы у подрядчика останется только неделя до конца года. Конечно, за это время провести их невозможно», — поясняет причину отмены торгов Конопелько. 

Скриншот тендерной документации

По его словам, в январе управление отправило в краевой минстрой заявку на получение краевой субсидии, которая позволит объявить новые торги о внесении изменений в солонцовский генплан: «В середине-конце февраля станет известно, получим мы ее или нет».

Как именно планируется изменить документ, станет понятно в ходе работ, добавляет архитектор: «Первично будет разрабатываться концепция развития сельсовета. Она и продиктует изменения. Также на первом этапе должны пройти инженерно-геологические изыскания, чтобы понять, можно ли каким-то образом осваивать Дрокинскую гору. Изыскания дадут нам информацию по грунтам: можно ли там строить хотя бы индивидуальный жилой дом или нельзя вообще ничего». 

Пока что, до середины марта, владельцев попросили ничего не строить на своих участках, рассказали «ПМ» в емельяновской администрации. Строительство креста продолжается.



А вы уже читаете «Проспект Мира» в Яндекс.Дзене?

Новые материалы

Читаемые материалы

Наши проекты
Читай нас там, где удобно
Закрыть
Наверх