Деревня с признаками жизни: как живут хозяева тайги. Часть третья.

  • Люди
Редакция «ПМ»
1339
Окончание репортажа из Выезжего Лога – деревни в Манском районе Красноярского края, где почти полвека назад снимался «Хозяин тайги» с Владимиром Высоцким, и где всё еще теплится жизнь. Изучив быт и нравы сельских жителей и попрактиковавшись в дойке коров, корреспондент «Проспекта мира» Диана Серебренникова отправилась в поле – на покос.

На улице нестерпимая жара, а мы в железном тракторе отправляемся на покос. Удерживаясь изо всех сил за металлические поручни, я стараюсь не выпасть из кабины. Специально незакрытая дверь трактора раскачивается из стороны в сторону: иначе в кабине можно задохнуться от жары. «Держись сильнее, сейчас нырнем в яму», – перекрикивая мотор, сообщает мне Игорь. Одной рукой он держится за огромный руль, другой – за кабину для равновесия. Несколько раз подпрыгнув, мы проезжаем небольшой ров. «Посмотри назад, бревна на санях все на месте?» – не отвлекаясь от дороги, спрашивает меня водитель.

Позади трактора – прицепленные на стальной трос и металлические прутья самодельные сани из бревен. После ямы одно все-таки скатывается, приходится остановиться и положить его обратно. «Я на покос из города каждое лето приезжаю, так у нас с детства родителями еще заведено было, – рассказывает о жизни в деревне Игорь, когда мы наконец добираемся и ждем остальных. – Семья большая, друг другу помогаем. Раньше, правда, людей больше было, с покосом дня за три справлялись, по два больших зарода в день ставили. Сегодня в планах хотя бы один поставить, поздно уже начали».

Подъезжают помощники, но вперед них из УАЗика выпрыгивают собаки и бегут дальше в поле, к Григорию Николаевичу, который на другом тракторе собирает граблями сухую траву в полосы: ей потребовалось два дня, чтобы высохнуть.

В первую очередь на сани укладываются березовые ветки, потом уже длинными вилами туда накидывают сухую желтую траву. Особое умение кроется в том, чтобы за раз уложить на земле большую копну и насадить на вилы целиком. Но часть обычно все равно разлетается от ветра во все стороны, облепляет вспотевшую шею, падает за шиворот, обкалывает спину. В воздухе в этот момент повисает душистый запах сена.

Чуть позже на большой грузовой машине с открытым кузовом приезжает и Петр Трофимов – деревенский участковый, взявший отпуск на время уборки сена.

– Да разве покос – это работа? - спрашивает Григорий Николаевич. – Это же отдых, физическое и моральное удовлетворение.

– Он хотел сказать, что удовлетворение получаешь, когда видишь плод своего труда, - поясняет Петр, разламывая батон хлеба. Солнце начинает садиться и, чтобы работа пошла быстрее, мы решаем подкрепиться – У тебя, Гриша, все вместе работают. Вышли в поле, убрали сено за неделю, поставили пять зародов и славно. А будешь один ездить, то и трех дней на один зарод не хватит. Вот тогда это неудовлетворение. (Смеются). Поэтому деревня у нас давно скооперировалась, вместе работаем, друг другу помогаем. Сегодня у одного покос, завтра у другого. Весело поработали и пообщались.

– Да и сейчас то чё, сел на трактор и поехал. Надо покосить? Пожалуйста. Сгрести? Тоже. А раньше то, вручную ложили. С пяти утра и до восьми косили, во время росы, и вечером также. В жару, к обеду, на следующий день гребли и складывали. Если дождь, то целлофаном стог закрывали. От погоды многое зависит.

– Да в прошлом году уроганище вон был, все поразметало. Никакой целлофан не спас.

– Егор, ну что? Лезь на стог, да укладывай, - кричит Григорий своему сыну. - Вершить тоже уметь надо, чтобы ям в стогу не было, и вода по нему стекала, а не накапливалась. А то сгниет все. Коровам нечем питаться будет.

Егор – старший сын в семье, собирается ехать в Ируктск на учебу, а пока приходится помогать семьей по полной. Забравшись на стог, он звучно проваливается до шеи, но постепенно поднимается и равномерно сжимает траву под своим весом, пока другие подают ему копна. Мне работа тоже находится: собирать упавшую траву граблями. Но вилы не дают, они тяжелые.

По готовности сено оставляют на санях в поле до дождей или первого снега, чтобы оно осело, и по скользкой земле было легче тащить его до дома. Иначе трактор его просто растрясет.

В деревне пословицу "кто не работает тот не ест» следует воспринимать буквально. На протяжении всей недели наша жизнь начиналась здесь с рассветом: дойка коров, кормление скота, полив овощей и покос... Но даже после таких насыщенных трудовых будней не возникает чувство смертельной моральной усталости, так характерной для офисной городской жизни. И это не удивительно – там сложно увидеть плод своего труда. Именно поэтому многие городские жители в прошлом уехали в деревню создавать жизнь собственными руками.

Уставшие, мы закидываем вилы с граблями в машину и падаем без сил. Впереди баня и отдых, а завтра опять на покос: еще три зарода поставить и соседям помочь.

Первая и вторая части

Система Orphus

Читайте также

Новые материалы

Читаемые материалы

Мы в соцмедиа
Наши проекты
Читай нас там, где удобно
Закрыть
Наверх