Деревня с признаками жизни: как живут хозяева тайги. Часть вторая

  • Люди
Диана Серебренникова
2558

Корреспондент Проспекта Мира Диана Серебренникова съездила в деревню Выезжий Лог, которая находится в Манском районе, чтобы выяснить, чем живут в богом не забытом месте. Выезжий Лог знаменит тем, что в 1968 году здесь проходили съемки фильма "Хозяин тайги", в котором сыграл роль актер и поэт Владимир Высоцкий.

«Лень везде губительна»

Утром в доме сумрачно и свежо. В открытое окно ветер заносит не только прохладу, но и звон колокольчиков, привязанных к шеям деревенских коней. Кое-где лают собаки. На первом этаже поскрипывают половицы и шумит чайник.

Деревня просыпается вместе с рассветом, а то и раньше: женщины доят коров, готовят завтрак, а мужчины отправляются на покос или в лес.

Мы остановились у семьи Мазур: Анна и Григорий большую часть жизни провели тут, в Выезжем Логу. Супругам уже за сорок, но точного возраста не определишь. Григорий - светлый, большой и, как положено деревенскому, мужику - молчаливый. Но если подаст голос - никто не засомневается в его силе. Уверенно он раздает указания сыновьям, отправляя их на покос или призывая себе на помощь во дворе.

Григорий Мазур из тех, кто пытается не просто выжить, но и приумножить свое благополучие: днем он возится в принадлежащем ему деревенском магазине или уезжает в город за продуктами, вечером хозяйничает во дворе, чинит все, что еще нужно привести в порядок к зиме.

- Мне и в деревне хорошо, здесь я ближе к земле, к жизни, - рассказывает Григорий. - Здесь если ты работаешь, то и живешь хорошо. Есть лентяи, алкоголики, но им и в городе плохо. Лень везде губительна.

Анна (или тетя Аня, как она просит себя называть) - низенькая, темненькая, загорелая, с блестящими глазами. Она живет в Выезжем Логе более двадцати лет. Родилась и выросла тоже в деревне, только по соседству, в Покосном, где и познакомилась с будущим мужем.

- Потом уехала в Красноярск учиться на медсестру, вышла замуж и вернулась, устроилась фельдшером, - говорит Анна, пока мы кормим кур во дворе. - Мне все время говорили: вот приедет скоро новый фельдшер, уволим тебя.

Но с тех пор прошло много лет, а с работы Анну так никто и не уволил. Наоборот, дел только прибавилось: даже в отпуске ей звонят на личный телефон и просят приехать к больному на дом.

Коровы

Пока лето не кончилось, коровы иногда остаются ночевать прямо на лугу. Анна отправляется за ними, и вот через несколько минут черно-белая Марта появляется на горизонте. Медленно она входит в стайку и ныряет головой в ведро с комбикормом, идущая за ней бурая Дуняша выглядывает из-за двери вместе с петухом.

Поставив небольшую скамейку справа от коровы, Анна садится, промывает вымя теплой водой, смазывает его вазелином и начинает утреннюю дойку. На часах - половина седьмого утра. Первые струи молока звонко бьются о дно, пока не заполнят его полностью.

- Хочешь попробовать?

На ощупь вымя теплое, но не так-то просто выжать из него молоко. Вместо целой струи, в ведро у меня сбегает тонкая струйка. Корова недовольно оглядывается и взмахивает хвостом. Ей не нравится, что ее трогает кто-то другой. Анна смеется.

- Мартушка, тише, тише. Я тут, - успокаивает она корову. - У нас раньше дед всех коров доил, а я так, от случая к случаю. Но когда он занемог, мне пришлось с ними справляться. Так они, привыкшие к деду, сначала брыкались, часть молока не давали, а потом уж смирились.

Анна доит коров с детства, и это дело у нее ловко выходит. Двумя руками то потягивая за соски, то их сжимая, она надаивает целое ведро. Корова стоит смирно.

- А вообще, коровы разные бывают. Не все подаются легкой дойке. Помню в детстве одна после отёла не давалась. Ей было щекотно, когда к вымени прикасались, в ответ она лягалась. Приходилось ковш подставлять и доить стоя. Вот и с Дунькой также, у нее правда мастит, и ей больно, когда за один из сосков сдаивать молоко начинаешь, - объясняет Анна, привязывая вторую корову за рога и уходит звать мужа. Корова несколько раз норовится сбежать, догадываясь о том, что ее ждет.

Уезжать некуда

В доме пахнет свежеиспеченными блинами и молоком. На плитке стоят две большие кастрюли, в углу маленький пушистый светлый котенок играет с кошкой, пока та его вылизывает, на столе громко работает белый аппарат - сепаратор, он делит молоко на сливки и обрат (обезжиренное молоко). Сливки настоятся и получится сметана, а из обрата - творог.

Анна только что закончила собирать мужу и сыновьям обед: сегодня ближе к двенадцати те отправятся на покос заготавливать сено коровам на зиму.

- В городе мне не нравится. Шумно там очень, - отвечает на мой вопрос хозяйка и морщится от воспоминаний, - здесь у нас своя скотина, все продукты настоящие. А там что? Тем более, мужчины у меня все мясные. Где ж нам в городе-то напастись мясом в таких количествах? Видела я, сколько его килограмм стоит. Конечно, тут работы не хватает, но оно уже привычно как-то. На работе бывает целый день просидишь, и никто не придет. На всю деревню у нас может и наберется человек четыреста, хотя по документам числится пятьсот с чем-то. Молодежь уезжает и учится в городе, потом там и остается. Да и правильно, нечего им уже здесь делать. Это раньше в деревнях совхозы были и все условия, теперь работа только на железной дороге осталась. Бывает, правда, и целое столпотворение в медицинском пункте: то бабушки с давлением, то в школе ОРЗ, то кому направление в город выписать. В общем, у нас тут всяко бывает.

Такой же размеренной жизнью, как и Мазуры, живут почти все обитатели Выезжего Лога. Дойка коров, работа, хозяйство. А еще нужно отправить детей в школу, заготовить дрова на зиму, накосить сена, собрать ягоду в лесу… Порой это тяжело, но уезжать деревенские жители не хотят. Да и некуда им ехать. И это, наверное, хорошо.

Первую часть можно почитать здесь.

Система Orphus
Диана Серебренникова
автор

Читайте также

Новые материалы

Читаемые материалы

Мы в соцмедиа
Наши проекты
Читай нас там, где удобно
Закрыть
Наверх