@pr.mira
Фото

«Я прощаю, это моя сущность». Истории женщин, столкнувшихся с домашним насилием

В ноябре на сайте Совета федерации был опубликован текст законопроекта о профилактике семейного насилия. Сейчас его активно обсуждают в стране, против принятия закона выступают консервативные общественные организации и РПЦ, противники проводят пикеты. «Проспект Мира» пообщался с женщинами, которые живут в красноярском кризисном центре «Дом матери» и узнал, как они попали туда и что думают о спорном законопроекте. 

***

Первый этаж кирпичной пятиэтажки на Вильского изначально должен был стать хостелом. Но планы собственника изменились — помещение он сдал в аренду, и сейчас вместо туристов здесь живут матери с детьми, которым некуда идти. Это кризисный центр «Фонд Матери». Женщины попадают сюда по разным причинам. Есть среди них и те, кто бежал от избиений супруга, решив, что жить как прежде больше не могут.

Анастасия

33-летняя Анастасия воспитывает трех дочерей — 5, 9 и 10 лет. Старшие дети родились от первого мужа, младшая — от второго. Первый супруг, с ее слов, умер после «неправильного лечения в больнице». Позже она встретила еще одного мужчину и вышла за него замуж.

В первый раз Анастасия с детьми оказалась в кризисном центре в ноябре 2018 года. 

Тогда она только ушла от мужа, с которым прожила около пяти лет. Женщина вспоминает, что агрессию супруг проявил в первую же неделю после регистрации брака — в пьяном состоянии запустил в нее вилкой.

«Проблема в том, что надо было раньше уходить. Это я сейчас понимаю, мудрость приходит с годами, — рассказывает Анастасия. — Надо было сразу понимать, что если человек в таком состоянии запульнул [вилкой], то это будет [происходить] неоднократно. Я все ссылалась на какие-то условия: переезд, дом сгорел, еще что-то. Но зрить надо было в корень, что проблема все-таки в нем была, вот эта жестокость, и никуда от нее не денешься».

Сначала Анастасия с мужем и детьми жили в Канске, затем, после рождения общей дочери, семья переехала в поселок Громадск (в Уярском районе), где купили дом на материнский капитал. Оба супруга работали, муж Анастасии занимал «ответственную должность» в ГУФСИН. Сейчас она вспоминает, что «алкоголь был рабочим моментом» бывшего мужа. В пьяном состоянии он поднимал руку на членов семьи.

«Говорил, что его все достало, [надоело] постоянно получать по шапке, многое видел, но немногое мог сказать. Естественно все это выливалось...я могу сказать, что, тот, кто работает в ГУФСИН, практически все они такие моменты переживают дома. Мы с этим боролись, я сколько раз говорила: “С работы не приноси домой, потому что дома дети”, но это не помогало».

Однажды зимой, когда Анастасия уехала со старшей дочерью по делам в Канск, супруг жестоко избил свою среднюю падчерицу. О случившемся по телефону сообщила свекровь и попросила скорее приехать. Анастасия застала дочь дома — девочка была «вся в синяках».

«На ребенке не было живого места. Избил ее за то, что она не так посмотрела в его сторону. Когда человек пьяный, он не понимает [что делает]. Он всегда недолюбливал моих дочерей. Сначала говорил, что это его дети, но это было лицемерие. Слава богу, что он не такого склада ума, чтобы домогаться до детей».

Анастасия подала заявление о побоях в полицию, после чего прошел суд, который постановил прекратить дело в связи примирением сторон. 

Тем не менее, после суда мужчину уволили из ГУФСИН. По совету жены супруг закодировался и уехал работать на вахту, где проводил по 3-4 месяца.

В течение года он воздерживался от алкоголя, и в семье было спокойно. Но когда кодирование перестало действовать, у супруга Анастасии, с ее слов, «снесло крышу», и он снова начал пить — каждый день. Тогда она решила переехать в Красноярск, чтобы устроиться на более оплачиваемую работу и сменить обстановку.

«Я ему сказала — если хочешь с нами ехать, ты должен поменяться, это последний шанс, который я тебе даю в жизни. Столько, сколько я даю тебе шансов, первая жена тебе не давала. Это последний шанс для воссоединения семьи. Потом уже этого просто не может быть. Это мое добродушие к тебе. Я еще верю в то, что что-то может и поменяется».

В Красноярске мужчина сначала воздерживался от алкоголя, но спустя пару месяцев сорвался и потерял работу. Более того, он начал «таскать» деньги из семейной кассы. Прошло около года, когда однажды он избил Анастасию и ее дочерей. Но она снова дала ему шанс и пустила домой — в ответ супруг украл последние деньги и семья осталась без средств к существованию.

«Он жестокий человек, но я все равно пыталась в нем что-то светлое найти. Для того, чтобы он исправился, давала шансы, уходила и приходила. Он менялся, но на определенное время. Чтобы мне понять, что человек не поменяется, надо было, чтобы пять лет прошло».

В мае 2018 года супруги развелись. Анастасия работала менеджером торгового зала в одном из супермаркетов, но через несколько месяцев уволилась из-за большой нагрузки — времени на детей не оставалось. Осенью она по совету знакомых обратилась в «Дом матери» и попросила поддержки. 

Семья прожила в центре четыре месяца — Анастасия устроилась на работу с удобным графиком и смогла снять квартиру. Однако в январе 2020 года в центр пришлось вернуться, потому что хозяйка решила продать недвижимость, а на поиски новой было мало времени.

Тем временем, бывший муж Анастасии успел обзавестись новой семьей. Она разрешает ему общаться с общей дочерью; они договорились, что он будет добровольно присылать ребенку столько денег, сколько сможет. По словам Анастасии, ежемесячно мужчина дает по 5-6 тысяч рублей.

«Да, для ребенка он любимый папа, и я не сторонник того, чтобы ограничивать его в общении, я больше психологически ее разрушать буду, если буду говорить, какой он гад. Он редко видится с ней, может сказать: “Передай дочери, что я ее люблю, что она у меня самая лучшая” — и это все, на что его хватает. На мероприятие если сводит, он оттуда сбегает, потому что у него нет этого мышления, побыть с ребенком, провести полностью с ней день».

Сейчас Анастасия старается не осуждать бывшего супруга, говорит, что в разводе виноваты всегда двое, и, возможно, какие-то ее слова могли его обидеть.

«Он устал, сдулся, и поэтому пошли вот эти насильственные действия — побои, издевательства постоянные, алкоголь. Он просто не справился с тем, что взял. Конечно, два приемных ребенка — это очень сложно. Но я прощаю, потому что это моя сущность — прощать людей, и верить, что он поймет свою ошибку, примет это и сам попросит прощения».

Анастасия поддерживает принятие закона о профилактике домашнего насилия. Вспоминает, как в Громадске, когда она звонила в полицию и просила забрать пьяного супруга, ей отвечали: «Вы муж и жена, разбирайтесь сами. Вот когда конкретно будет [что-то], вот тогда и позвоните». Она умоляла помочь, объясняла, что муж «с топором бегает по квартире и выламывает дверь». Не дождавшись помощи, она с детьми выбегала из дома через окно. В Красноярске перед уходом на работу женщина просила детей прятаться в шкаф или под кровать, если увидят, что отчим ведет себя агрессивно.

При этом Анастасия уверена, что в законе о домашнем насилии нуждаются и мужчины. Жены, говорит она, тоже бывают агрессивными и могут поднимать руку на мужей.

«Женщины же есть хабалки. Те, которые хотят из мужика сделать собачку привязную. Хотя, по-честному, ну вот жили бы да и жили, вот такой муж золотой, ни разу на жену даже слово плохого не скажет, даже "коза" не скажет! И в таких случаях муж тоже не мог в милиции ничего делать, ему говорили: "Ты же мужик? Возьми ее толкани". А он: "Да я не могу на нее руку поднять, я тогда перестану существовать, если я ее [трону]!". Ему говорят: “Хлопни по столу”. А он говорит: “Знаете, сколько я стучал? Столы ломались, я ее не могу [ударить]!».

В будущем Анастасия планирует приобрести жилье в Красноярске. Еще она хочет помогать «Дому матери» в привлечении средств и партнеров, поэтому сейчас посещает курсы по фандрайзингу.

Кира

Хрупкая 31-летняя тувинка Кира пришла в кризисный центр беременной и с маленькой дочерью на руках. Она сбежала из Кызыла в Красноярск, спасая себя и ребенка от избиений супруга.


Проблемы начались в 2017 году после смерти матери Киры, которая жила вместе с ней и ее мужем. Он начал изменять Кире и бить ее. Со временем удары становились все сильнее, пару раз он поднимал руку на ребенка. Позже девушка узнала, что муж употребляет наркотики. В такие моменты он не владел собой. Однажды практически скинул жену с моста.

«Он меня уже как бы спустил с моста, я висела, а там [внизу] река Енисей. Думала: “Все, я умираю, наверное, все. У меня жизнь закончилась”.  Меня спасли проезжающие и проходящие мимо люди», — вспоминает Кира.

Мужчина отсидел 15 суток и вышел — Кира его простила, говорит, сильно любила. Но после того, как он в очередной раз ее жестоко избил — от ударов не открывались глаза, были выбиты зубы — девушка задумалась, как ей быть дальше. Кира решила вместе с ребенком бежать в Красноярск к своей подруге, которая так же, вместе с детьми, ушла от своего мужа. 

Девушки жили в съемной квартире и посменно работали. Здесь же Кира узнала, что беременна от мужа. Она пыталась избавиться от плода, на 16-й неделе пила специальные китайские таблетки.

«Почему так пыталась избавиться? Я неофициально работала с 8 утра до 12 ночи, в частном магазине продавцом-кассиром. У меня не было времени на то, чтобы ходить в государственные больницы».

Спустя месяц подруга вернулась к мужу, и беременная Кира вместе с дочерью остались одна в чужом городе. Девушка списалась со своей давней знакомой и узнала, что та живет в «Доме матери». Кира тоже решила попросить помощи. В феврале 2018 года она с дочерью пришла в кризисный центр без денег и вещей.

«Рассказала свою историю руководителю и директору центра, они меня приняли, помогли в больницу сходить, чтобы узнать, как там ребенок себя чувствует после китайских таблеток. Они оплатили УЗИ, дали мне деньги на все [процедуры]. Посмотрели — все хорошо, ребенок оказался здоровым».

В июне Кира родила сына. Ее дочери недавно исполнилось четыре года. Сейчас дети стоят в очереди на детский сад (дочь 474-я, сын 3000-ый), и молодая мама пока не может работать. На маткапитал Кира купила комнату в общежитии — она оказалась с задолженностью (долг перешел от бывшего владельца), и семья переедет туда после того, как погасит ее.

Бывший муж искал Киру с помощью полиции. В кризисный центр к ней приходили следователи, которым она рассказала свою историю, и ее оставили в покое. Сейчас у бывшего супруга новая семья и ребенок, алименты он не платит и считает, что сын Киры не от него.

«Не пожалела ни капельки, что уехала, потому что там у меня ничего нет. Я его считаю тираном, боюсь его». Кира планирует съездить в Туву, чтобы продать дом своей матери, но пока не может решиться, потому что опасается встретить бывшего мужа.

«Дом матери»

Фонд защиты материнства и поддержки людей в тяжелых жизненных ситуациях «Дом матери» работает с 2017 года. Руководят благотворительной организацией Юлия Доронина и ее муж Андрей Тренин.

«Если мы видим, что мама действительно пытается, но ситуация достаточно тяжелая, ребенок маленький, и до определенного возраста она не может устроиться на работу и что-то поменять — мы до последнего ее тянем. А если мамочка пришла и просто села как в санатории, мы даем ей определенный срок, чтобы она устроилась на работу, но если нет, то прощаемся», — рассказала Юлия.
«Цель не обогреть, а помочь идти дальше», — добавил Андрей.

Сейчас в кризисном центре живет восемь семей. Женщины помогают друг другу — кто-то следит за детьми, кто-то ходит на работу, а кто-то ведет хозяйство. Благодаря фонду сотни семей в Красноярском крае и Хакасии получают продукты и вещи, необходимые для детей. Как помочь фонду, можно узнать на сайте или на странице «ВКонтакте».

Нарина Георгян
Нарина Георгян
Корреспондент
Что вы об этом думаете?
Поделитесь с друзьями:
А Вы уже читаете «Проспект Мира» в Яндекс.Дзене?
💬 Комментарии
Актуальное