Уведомления
Уведомления
13 4 м/с

«До 98 доживу, 2 года буду просить у Бога»: красноярский массажист Галина Вайчук полвека ставит на ноги больных детей

Светлана Хустик
2911

В свои 82 года она каждый день по 7 часов проводит за массажным столом в Детской поликлинике №2, буквально ставя на ноги малышей, которые до этого не могли ходить. Затем отправляется за несколько километров к своим клиентам. Чтобы попасть к медсестре по лечебной физкультуре Галине Егоровне Вайчук, родители записываются за три месяца, а на частный прием к ней едут даже из Боготола.

«58 лет работаю — никому не нагрубила»

Бодрая и веселая женщина очень удивилась, когда я пришла к ней записать интервью. 

— 58 лет работаю, ни разу никому не нагрубила, не пойму, зачем я понадобилась, — искренне удивилась Галина Егоровна и хитро прищурилась.

— О вас чудеса рассказывают. Будто малышей ставите на ноги, и запись к вам на массаж на три месяца вперед. Расскажите, в чем секрет? 

— Я люблю свою работу и детей. Ну и в руках, наверное, они у меня очень крепкие. 

Крупные руки массажиста действительно очень сильные. Если представить, сколько они работают без перерыва, становится понятно, что любую «неправильную» мышцу на теле малыша они почувствуют мгновенно. Где нужно, расслабят, а где нужно, наоборот, заставят работать. И результат не заставит себя ждать. Ребенок, который никак не вставал на ножки, вдруг не пошел, а побежал. Конечно, чудеса не случаются просто так. За ними серьезная работа и массажиста, и докторов, и родителей. Но почему-то в Детской поликлинике №2 все родители стремятся попасть именно к Вайчук. 

«Хожу пешком, иначе ноги расслабятся»

В медицину она пришла случайно. Закончила физкультурный техникум и четыре года преподавала физкультуру в школе. Как-то ее попросили заменить медсестру по лечебной гимнастике в воинской части. После «военный» опыт помог устроиться в железнодорожную больницу. В травматологическом и нервном отделении лечебная физкультура была одним из главных направлений реабилитации. 

— Пациентов много, и каждому мне нужно было подготовить свой комплекс. Поначалу обращалась за помощью к врачам, но у них своя работа, им некогда. Тогда решила учиться. В Красноярске как раз открыли курсы медсестер. Три года по вечерам после работы бегала на учебу. Только с возрастом поняла, как была права: с физкультурным образованием я бы столько лет работать не смогла. 

Десять лет Галина Егоровна вела лечебную гимнастику и делала массаж в стационаре железнодорожной больницы. Ни одного дня не было, чтобы она пришла на работу без прически. В отделениях лежали в основном мужчины, нужно было держать марку. 

На работу ездила через весь город, с правого берега на левый, пока прямо во дворе ее дома не открыли детскую поликлинику. В отпуске решила сходить «на разведку». Работа с детьми очень понравилась. С тех пор она на своем посту уже 48-й год. Каждый рабочий день начинает с собственной зарядки.

— Прихожу на час раньше, в 7:00. Сначала на беговую дорожку. Разогналась, мышцы разогрела и на коврик — тянусь, качаю пресс. Потом гантели в руки и качаюсь. После проветриваю зал, пять минут отдыхаю и открываю кабинет. По-другому работать не смогу, мне нужно, чтобы и живот был подтянутый, и сама бодрая. Коллеги до того привыкли, что чуть задержусь, смеются: «Опаздываешь на тренировку». Такой режим мне помогает и на пятый этаж без лифта подниматься легко, и к частным клиентам ходить по несколько километров пешком. Сегодня вот до четырех часов отработаю, потом еще три пациента на дому. Освобожусь в восемь вечера. Итого рабочий день длится примерно 13 часов. Ездить не могу, от этого только хуже: ноги расслабятся, а мне за массажным столом стоять.

 «Нет, детка, я с тобой на лекцию»

Работникам поликлиники каждые пять лет положено учиться. И в этом году Вайчук снова отправилась на учебу.

— Занятия проходили в краевой больнице. Смотрю, у двери нашего кабинета молодежь толпится, подхожу с тросточкой (иногда спину прихватывает, поэтому беру с собой). Одна девушка открыла мне дверь, промолчала. А другая не выдержала: «Бабушка, вы, наверное, ошиблись, к доктору не сюда». Я засмеялась: «Нет, детка, я с тобой на лекцию». Проучилась, экзамены сдавать на компьютере. А я с ним не очень. У меня рука-то тяжелая, как бухну по клавиатуре и промахнусь. Но ничего, один билет только запортачила — не туда нажала. Выписывая сертификат, преподаватель мне говорит: «Ну запортачьте еще парочку, так не бывает, чтобы все знали».

«У меня все дети золотые»

В основном маленькие пациенты Галины Егоровны страдают гипер- (напряжение) либо гипо- (расслабление) тонусом мышц. С такими проблемами сегодня почти каждый новорожденный. Родовая травма почти у всех. Казалось бы, при кесаревом сечении ее не должно быть вообще. Но, по словам массажиста, при кесаревом малыш травмируется даже сильнее, чем при естественном рождении. При родах он постепенно двигается от одной атмосферы в другую. А при операции все происходит мгновенно — разрезали, схватили, вытащили. И переломы ключиц бывают, и смещения позвонков. 

«Часто приносят младенцев, им вроде бы уже пора по возрасту, а они ни переворачиваться, ни садиться не могут. Начинаем массаж, после я ставлю на ножки, топаю вместе с ними, поддерживая, чтобы они опору почувствовали. И к окончанию курса они и ходят, и переворачиваются. 

Еще одна категория пациентов — первоклассники. Только пошел в школу, смотришь, уже сколиоз. Планшеты, компьютеры, телефоны — над ними сегодня скрючиваются даже дети-детсадовцы. Если сколиоз первой степени, его можно полностью исправить массажем, гимнастикой, плаванием и лыжам. Только не профессиональными, а просто ходьбой на беговых. Если второй и третьей степени — массаж может только укрепить мышцы, чтобы не было ухудшения.

Но любую проблему можно исправить лишь совместно с родителями. Если они надеются только на меня, а домой приходят и не занимаются — результата не будет.

Обидно, что порой мамы даже не смотрят, как я с ребенком работаю, уткнутся в телефон и глаза не поднимают. Но бывают и те, кто включается, помогает мне, и после приходит уже похвастаться успехами. Вот ради таких минут и стоит работать.

Иногда и успокаивать малышей приходится. Во время массажа я им и пою, и играю, забавляю как могу. У меня редко кто плачет. Разве что те, кто только-только из больницы выписался и там напугался белых халатов. Я люблю приговаривать, что у меня все дети золотые. Одна девочка как-то спросила: «А что, серебряных нет?».

 «Егоровна, иди, у тебя ребенка снегом завалило»

— Меня часто спрашивают, как растить здоровых детей. Я рассказываю, что своих двух дочек вообще никогда не одевала. Зимой они днем спали только на улице в коляске. Снег идет, коляску завалит, только одна дырочка торчит. Соседи кричат: «Егоровна, иди, ребенка завалило». Я им: «Не плачет же, ну и пускай спит». Дома всегда босиком, до глубокого августа на даче в одних трусиках. На прогулке — без варежек. Лишнюю кофточку  только если сами скажут, что холодно. Воду никогда не кипятила, молоко, питание не грела, сразу из холодильника давала. В итоге почти не сидела на больничных. И сама тоже у меня даже карточки в поликлинике нет. Смеюсь, что так и умру без карточки. Инфаркт однажды перенесла и гипотонию, и то почти сразу же на работу вышла. Конечно, после работы, как и все, устаю. Но домой прихожу, выключаю телевизор, телефон и минут 20 отдыхаю в полной тишине. Мне этого достаточно.

10 октября Галине Егоровне исполнилось 82 года. Она решила, что будет работать до 90. 

— Мне же пятилетку надо доработать, зря что ли училась. Потом попрошу у начальства еще пять. Что буду делать дома на пенсии, даже представить не могу. Жить я себе наметила до 98. До 100 мне 2 года не хватает, но буду просить их у Бога. 

А вы уже читаете «Проспект Мира» в Яндекс.Дзене?

Новые материалы

Читаемые материалы

Наши проекты
Читай нас там, где удобно
Закрыть
Наверх