@pr.mira

Эстонцы, немцы, латыши: деревни переселенцев в Красноярском крае, где до сих пор хранят культуру и язык

То, что Красноярский край многонационален — не новость. Помимо титульных русских и северных жителей, есть у нас и немцы, и евреи, и армяне и даже парочка кубинцев с ассирийцами. Но не все знают, что на юге края, среди сибирского Черноземья, существуют целые этнические деревни. О них сегодня и расскажем.

Верхний Суэтук

Говорят, что сегодня в России есть всего две эстонские школы, и одна из них в Красноярском крае. Село Верхний Суэтук Каратузского района — настоящая сибирская Эстония. Здесь до сих пор говорят по-эстонски, не забывают корни, помнят и даже жениться предпочитают на соплеменниках и соплеменницах.

При этом основан Суэтук не эстонцами, а финнами. В середине XIX века на эти жирные, плодородные земли прибыли лютеране из Омска. Урожаи были богатыми, незамерзающая река позволяла построить круглогодично работающую мельницу, и скоро в Суэтук потянулись лютеране со всей Сибири. К 1888 году в селе жили уже больше 500 человек. Работали две школы, финская и эстонская, и кирха.

Советская власть национальную школу и кирху, конечно, закрыла, но на «денационализацию» села не решилась, даже местные артель и коммуна звались по-эстонски «Выйтиус» («Победа») и «Вабатус» («Свобода»). Позже их все же слили в колхоз «Дружба», но деревня так и осталась эстонской.

После 91-го некоторые местные, особенно из тех, кто попал в Сибирь после присоединения Эстонии к СССР и не по своей воле, потянулись на родину, но многие остались. Сегодня здесь вновь работает национальная школа, восстановлена кирха. И хотя каждый год население села не по-эстонски споро уменьшается, в Суэтуке все еще делают кровяную колбасу, ходят в тапочках-серках, отмечают Янов день и говорят по-эстонски.

Фото: НКК

Нижняя Буланка

История Нижней Буланки очень похожа на историю Верхнего Суэтука, с той лишь весомой разницей, что живут здесь не эстонцы, а латыши. Селиться здесь бывшие прибалты начали в 1858 году. В Каратузский район их влекла все та же плодородная земля, на которой трудолюбивые латыши быстро обжились. Устройству помогала лютеранская община, выделявшая переселенцам на обзаведение хозяйством до 125 рублей, по тем временам очень приличные деньги.

Уже к 1860-му здесь была школа, что объяснялось особенностями лютеранского вероисповедания, требовавшего от прихожан грамотности. К 1914-му в селе была собственная библиотека, школа стала двухэтажной, а население выросло настолько, что в низине, где располагалось село, перестало хватать места.

Фото: Виктор Подлубный

После прихода советской власти тут так же, как и в Верхнем Суэтуке, ввели колхозы, закрыли национальную школу и кирху, но к национальному вопросу отнеслись куда жестче. Учителей латышского и еще 100 человек репрессировали, 33 кулака раскулачили и выслали.

Возобновились уроки латышского здесь только в 1989-м, а в 90-м латыши начали массовый отъезд на родину. Сегодня в деревне, насчитывающей когда-то 1 196 жителей, живут всего 83 человека.

Николаевка

Николаевок в России не счесть, но мы сейчас говорим о той, что в Краснотуранском районе. И пусть вас не смущает, что предыдущие две деревни числятся в районе Каратузском, это все тот же лютеранский кластер, так как до революции Николаевка входила в тот же приход, что и Буланка.

Временем основания села считается 1907-й год, когда сюда прибыли пять немецких семей с Волги. Фаусты, Эйферты, Левандовские и две семьи Дер быстро прижились на новом месте, и скоро в село поехали новые колонисты. Сперва селение назвали Сайба — в честь расположенной неподалеку горы, — но потом решили переименовать в Гнадендорф, в честь села в Саратовской области, откуда и прибыло большинство переселенцев.

Однако в 1914-м началась Первая мировая война и сомнительный Гнадендорф переименовали в благонадежную Николаевку.

Во время нэпа предприимчивые немцы кинулись создавать артели, но закончилось все ожидаемым колхозом с интернациональным названием — имени Кирова. Сразу перед войной сюда приехала новая волна переселенцев с Волги, а в 1941-м прибыли депортированные. С 1942-го местных немцев начали забирать на работы в шахты Новокузнецка и на лесоповалы Бурятии.

После 91-го многие уехали, но немцы здесь живут до сих пор, многие из них говорят на родном языке и чтут национальные традиции.

Василий Прокушев
Василий Прокушев
Обозреватель, влогер и ресторанный критик
Что вы об этом думаете?
Поделитесь с друзьями:
А Вы уже читаете «Проспект Мира» в Яндекс.Дзене?
💬 Комментарии
общество
Актуальное