«На этом проекте умирало много людей»: красноярский дизайнер о своей работе над фильмом «28 панфиловцев»

Редакция «ПМ»
2882

Сегодня в России премьера долгожданного «народного» блокбастера «28 панфиловцев», посвященного легендарной битве Великой Отечественной войны возле разъезда Дубосеково, в исторической достоверности которой есть серьезные сомнения. Красноярец Андрей Титаренко, который участвовал в процессе создания спецэффектов для фильма, рассказал «Проспекту Мира», как устроен рынок кинопроизводства в России и как дизайнер-самоучка может дойти до работы в самых кассовых российских картинах.

 

— В 9 лет я побывал на премьере «Звездных войн» в кинотеатре и загорелся идеей, что хочу делать то же самое. С тех пор самостоятельно осваивал программы, учился рисовать (рисовать, правда, не научился). Но проблема была в том, что в Красноярске графика никому нафиг не нужна. А если и нужна — платили за нее меньше, чем продавец получает в супермаркете. Даже свадебной фотографией заниматься выгоднее, чем графикой. Бывало, работаешь 2,5 месяца над одной рекламой, за которую потом получаешь всего 30 тысяч.

В итоге Андрей вспомнил детскую мечту и заявился на открывшуюся в проекте «28 панфиловцев» вакансию. Успешно выполнил тестовое задание — и через неделю был уже в Питере.

— Месяц спал на полу под столом, экономил деньги. В первые недели сурового продакшна понял, что быть самоучкой очень плохо: всё, что знал и умел, подходило к рекламе, видео для ютуба, но никак не для большого экрана. Пришлось срочно осваивать кучу других программ, повышать контроль качества. Благо на студии было полно ребят с кучей проектов за плечами, отечественных и зарубежных — учился у них.

Можно сказать, я до сих пор еще учусь — в идеале надо лет пять этому посвятить, чтобы чувствовать себя комфортно.

Под «панфиловцев» была организована специальная группа — на базе студии «Scandinava».

— Изначально это была небольшая студия, которая занималась производством роликов и которая не занималась серьезным «большим» постпродакшном. Зато у них был очень нестандартный подход к производству графики: минимизировать компьютерные эффекты, по возможности создавать вживую, снимать отдельно, а потом уже компоновать на компе. Вот и создатели фильма хотели комбинированные съемки в духе старой школы.  



Кадр из трейлера фильма «28 панфиловцев»

Работа была построена позадачно, по принципу конвейера. Каждому человеку давался определенный вид задач: выполняя их раз за разом, человек мог набрать довольно крутую скорость.

— Интересен был и сам подход нашего «хэда» Михаила Лосева к работе над фильмом: производство фильма было поделено на этапы, но каждый раз выходили относительно готовые версии фильма. В первой были только черновые танки — не было дыма, немцев и прочего. В следующей версии уже появлялись немцы и так далее, вплоть до конечного варианта. Это было удобно тем, что режиссеры могли контролировать процесс постепенно, ну а нам приходилось постоянно возвращаться и что-то дорабатывать.

Но ничего загадочного или героического в создании спецэффектов нет — это обычная работа, как и у всех. В той же рекламе люди делают то же самое, только планка качества и требований в кино повыше (улыбка).

Впрочем, по части качества российским производителям блокбастеров до западных еще далеко, признает Андрей. И как одна из причин — в российском кинопроизводстве куда более сжатые сроки.

— У нас даже есть такое понятие — «умирать на проекте». Звучит жестко, но если в обсуждении вспоминается какой-нибудь большой проект, его участник наверняка скажет что-то вроде: «Ооо, ребята, на этом проекте умирало много людей». По факту это значит, что в течение какого-то времени народ буквально жил на работе.


Кадр из фильма «28 панфиловцев»

В личных эстетических и профессиональных вкусах Андрей весьма разносторонен.

— В плане графики у меня на первом месте по-прежнему стоят «Звездные войны», причем как старые, так и новые — в свое время это был прорыв. Я с удовольствием вглядывался и рассматривал «Бегущего по лезвию», «Космическую одиссею» (вот там вообще полный фарш: миниатюры, шикарная реализация невесомости — до сих пор никто ничего более крутого не придумал).

Ну а в плане съемок меня, конечно, поражает то, что снимает Любецки как оператор: «Гравитация», «Дитя человеческое», «Бердмэн» и «Выживший». Из отечественного — работа Никиты Рождественского в «28 панфиловцев».

В процессе работы 

Что же касается ожесточенных споров об исторической достоверности воспеваемого в фильме подвига и лоббировании кинопроекта официальными лицами — к этим вещам Андрей относится спокойно.

— Народ собрал 30 миллионов на фильм, Минкульт добавил еще столько же — вот и всё участие государства в проекте, которое я заметил.

Споров по поводу самого подвига так много, что это уже смешно. Было или не было, 28 или не 28 — мне кажется, не имеет значения. Кино суровое, детальное, но смотрится на одном дыхании, хорошая музыка, много мужиков с пушками и танков — что еще нужно для крутого кино? (улыбка).

Куча предпоказов уже прошла, и отзывы там более чем положительные — значит, кино того стоит.
Система Orphus

Читайте также

Новые материалы

Читаемые материалы

Мы в соцмедиа
Наши проекты
Читай нас там, где удобно
Закрыть
Наверх