«Моделей находим с трудом»: как делать в Красноярске фотографии для стоков

Александр Ибрагимов
1784

Со стоковыми изображениями люди сталкиваются каждый день — в рекламе, в статьях на сайтах, на страницах меню и где только не. «Проспект Мира» поговорил с красноярским стокером Юрием Журавовым, чьи фото можно увидеть, например, в аэропорту в Москве или на сайте корейских производителей автозапчастей, о том, можно ли зарабатывать на стоках тысячи долларов, почему фотографии пляжей никому не нужны и что не так с красноярскими моделями.

Как увлекся стоком

Стоком я занимаюсь уже лет десять. В 2008 году, когда случился кризис, на работе была сложная ситуация, и мне пришлось уволиться. Мой знакомый тогда занимался стоковой фотографией, я заинтересовался, спросил, насколько это выгодно: тысячи две долларов выходит в месяц? Его ответ меня очень удивил: «Две тысячи — это если очень лениться». Тогда я прошел курсы и начал фотографировать. Первое время, конечно, мои фото покупали мало, приходилось параллельно снимать еще и свадьбы. Сейчас сток — это мой основной доход; мы работаем с сестрой, которая помогает со съемками, оформлением, ретушированием и всем остальным.

Когда только начинал, то мое самолюбие тешило, если я где-то находил свои фотки. Бывало, специально искал их через гугл-картинки или знакомые присылали. Но в последние годы никакого интереса искать уже нет. Моделям вот нравится — они иногда шлют фотографии с собой, если где-то увидят.

Кто конкретно покупает наши фотографии, мы не знаем, но основные продажи у нас идут в Америку и Европу. У нас в стране есть и красивые девушки, и среда, которая позволяет создавать изображения, соответствующие требованиям стоков. Стоковый сайт Shutterstock, например, как-то даже упоминал, что больше всего ценит стокеров из России и Украины.

Юрий Журавов, фото с личной страницы ВКонтакте

Цены и конкуренция

В стоках продается не сама фотография, а лицензия на ее использование. Например, в прессе, вставках в ролики на Youtube, на упаковках товаров и так далее. Видов лицензий бывает множество, я работаю по Royalty Free — покупатель платит за изображение один раз и потом может использовать скачанное фото сколько угодно.

Есть сайт, на котором можно полностью выкупить фотографию, после чего автор должен удалить её у себя отовсюду и никуда не продавать. Удалять надо даже просто похожие изображения, которые у тебя есть. При этом ты можешь назначить за фото свою цену — до 10 тысяч долларов, из которых тебе пойдет только какой-то процент. Но, естественно, за такую цену никто сток покупать не будет. Рекомендованная стоимость — 250 долларов, из них автор получит в районе 100-125 долларов. Это невыгодно, если фотосерия получилась очень хорошей — на остальных стоках денег она принесет больше.

Цены на изображения могут существенно отличаться на разных сайтах и в зависимости от вида использования — от нескольких десятков центов до сотен долларов. Чаще всего изображения продаются за 30-50 центов, это львиная доля продаж.

Мое самое дорогое фото стоило 700 долларов, покупатель тогда купил три фотографии — то есть я заработал 2100 долларов. По-моему, это были портреты девушек, иллюстрирующие хорошие волосы.

Но это было давно, сейчас подобные гонорары редкость. Раньше можно было залить на сайт одуванчики на зеленой поляне, и они могли продаться раз 100 в первые несколько дней. Сейчас конкуренция очень сильная, война идет за каждый доллар и за тему. Ты только снял что-то успешное, оно вышло в топ сайта — всё, недели через две понабегут клоны, которые будут просто копировать твое фото.

Красная площадь

В стоки каждую неделю загружаются миллионы изображений. Когда-то мы с сестрой удивлялись, когда за месяц было залито 500 тысяч фотографий, сейчас, наверное, столько заливается за один день. Недавно мы смотрели статистику на одном стоке — за неделю загрузили четыре миллиона изображений.

Поэтому сейчас, чтобы фотографу заниматься только стоком и зарабатывать, нужно очень много работать. Многие мои знакомые говорили: «Ой, как тебе здорово: не надо на работу ходить», и вообще у многих были мысли, будто я бездельничаю и ничего не делаю. Люди регистрировались на стоковых сайтах, пробовали фотографировать, но им в месяц всего долларов десять накапало, и они это дело бросали.

Надо понимать, что поначалу денег не будет. Снимать в ящик и не знать, окупится это или нет, конечно, тяжело. Одна съемка, по моему опыту, может стоить от ноля до 20 тысяч рублей. У нас самая дорогая съемка была с самолетом и стюардессой — там и студию арендовали, и костюмы делали. А за ноль рублей можно, например, снять на улице знакомую девушку с телефоном в каком-нибудь casual-стиле, без затрат на свет и прочее.

Как снять хорошую стоковую фотографию?

Темы, которые никогда не выйдут из моды и будут востребованы на стоках, — это бизнес, медицина, семья, путешествия. Сейчас наметился тренд на естественность, на людей в живых ситуациях, без глянца.

Никому не нужны фото пляжей. На Shutterstock’е какое-то время даже было запрещено грузить фотографии неба, котов, пляжей, береговых линий — всю эту банальщину. Потому что это фотографировали все, и я в свое время тоже.

Каждый стокер, когда путешествует, думает: что вот сейчас он приедет на Бали нафотает красивых гор и пляжей, и сайты с удовольствием это возьмут. Но на том же Бали уже живут люди, и они свою природу фотографируют каждый день. Ты никакой конкуренции местным абсолютно не составишь: они там живут всю жизнь и знают, какое время и место лучше всего выбрать для съемки.

Стоковые фото должны быть абсолютным попкорном. Творчества там практически нет (хотя бывают исключения), в основном это просто коммерческие изображения. Красивенько, аккуратно, ничего лишнего, что бы отвлекало от идеи снимка. Это абсолютно обезличенные изображения. Без каких-либо эмблем, естественно: если в кадре айфон, то яблоко лучше зафотошопить или прикрыть пальцами модели. То же самое с людьми: иногда выгодно снять человека, где у него почти не видно лица. Фотограф в стоке тоже обезличен, никто — имя здесь заработать нельзя.

Красноярское море

Как снимать Красноярск?

В Красноярске у каждого стокового фотографа должны быть объективы, которые позволяют размывать фон — особенно учитывая, как город уродуют наружной рекламой. Для съемки ищешь места, которые позволят максимально облегчить процесс пост-обработки, чтобы не надо было ничего размывать. Хотя мусор на улице все равно приходится «чистить».

У меня самый любимые районы для съемки в Красноярске — это центр и «Южный берег», но и там уже наружкой все испортили. В центре в этом году из-за дорожного ремонта мы вообще не снимали — везде ямы, всё перекопано.

В Красноярске до сих пор часто бывает, что в публичных местах, где разрешение на съемку не нужно, нас прогоняют. Была неприятная история, когда мы снимали на тротуаре рядом со зданием администрации на Карла Маркса, напротив «Евразии» (там находится департамент горимущества). Из администрации выбежал начальник охраны и в очень грубой форме нас попросил убраться. Потом вышел его молодой помощник и сказал не обращать внимания, посоветовал просто отойти немного.

А вот народ к съемкам привык. Когда я снимал лет десять назад, то вокруг могла собраться толпа, все смотрели, что-то выкрикивали, машины проезжающие сигналили, кричали непристойности. Сейчас всё адекватно воспринимают.


Улица Карла Маркса

Модели

Сложности в Красноярске не с фактурой, а с моделями — мы их находим с трудом. В городе много фэшн-моделей — они прекрасны, но не всегда подходят под стоковые съемки. Сейчас в мире востребована максимальная натуральность, и радует, что у местных девушек изменились представления о красоте: они меньше делают татуажные брови, не отращивают «когти».

С каждой моделью подписывается релиз, в котором модель соглашается, что фотографии с ней будут использованы в печатных изданиях, в рекламе. За это модели, как правило, получают сами фотографии, хотя, если их типаж очень нравится покупателям, то им еще и платят.

Некоторые боятся подписывать релиз — в нашей стране еще сохраняется страх бумажек. Кто-то испугался, что ее лицо прифотошопят потом на порно-сайт какой-нибудь, хотя такого никогда не бывало. 

Еще в Красноярске дефицит мужчин-моделей. Притом конкуренции тут меньше — девушек снимают процентов 80 фотографов, а мужчин мало. Хорошо востребованы модели мидл-эйдж — и женщины, и мужчины за 40, а также и пенсионеры, но их у нас вообще почти не найти.

С детьми в этом плане полегче. Раньше была поговорка: если в семье стокера родился ребенок, то это к деньгам. Как сейчас, не знаю, но раньше это была отличная возможность снимать семейные фотографии.


Фото предоставлены Юрием Журавовым 

Система Orphus

Читайте также

Новые материалы

Читаемые материалы

Мы в соцмедиа
Наши проекты
Читай нас там, где удобно
Закрыть
Наверх