​«Государству нужно умерить амбиции»: бизнес-омбудсмен Борис Титов встретился с красноярцами

Редакция «ПМ»
1501

Накануне Красноярск посетил уполномоченный по защите прав предпринимателей России и лидер «Партии Роста» Борис Титов. Титов в первую очередь хотел говорить про экономику, но без политики всё же не обошлось — накануне его приезда местное отделение партии не допустили до выборов в Законодательное собрание Красноярского края. Попутно бизнес-омбудсмен рассказал, почему в регион не текут рекой инвестиции и как не допустить, чтобы страна откатилась назад в 1990-е.

Предвзятое отношение к партии бизнеса

Конечно, начать хотелось бы как уполномоченному по защите прав предпринимателей, но в Красноярске приходится начинать с вопросов, связанных с партией. Наш партийный список в Заксобрание Красноярского края, как известно, избирком не зарегистрировал. Мы считаем, что это нарушение закона и абсолютно точно предвзятое отношение к нашей партии. Во-первых, избирательная комиссия сходу проверила не минимальные 20 % подписей, а сразу все 100 %. На мой взгляд, это говорит о том, что против нас с самого начала был жесткий настрой. Подписи рассматривали всего три дня, при этом проверяли ведь еще и списки других партий. Как в таких условиях можно успеть просмотреть все подписи, непонятно.

О том, что происходило в Красноярском крае, мы направили письмо с жалобой председателю ЦИК Элле Памфиловой. Факты вопиют. Например, комиссия посчитала нарушением слово «общежитие» или сокращение «общ.» в подписных бланках, хотя в паспортах написано может быть по-разному, и оба варианта допускаются. У одной нашей сборщицы подписей, по мнению комиссии, якобы была неправильная прописка, хотя до этого она уже была зарегистрирована как кандидат в партийном списке. Таких примеров там масса. Под самыми разными надуманными предлогами было отбраковано огромное число подписей граждан в нашу поддержку.

Тревожная статистика

В Красноярском крае с развитием предпринимательства не всё очень хорошо. Край находится в четвертом десятке рейтинга регионов инвестиционного климата по версии Агентства стратегических инициатив (АСИ). Наверное, поэтому наша партия развития предпринимательства здесь властям и не нужна — потому что бизнесменам есть что сказать по поводу делового климата.

Я встречался с очень разными местными предпринимателями: и крупными промышленниками, и малым, и средним бизнесом. Думаю, что место, которое занимает край в рейтинге АСИ, наверное, сегодня соответствует реальности. Мы не чувствуем, что предпринимателям здесь помогают. Вот есть, например, бизнес-инкубатор КРИТБИ — так сегодня мне предприниматели предложили распродать оборудование, которое там стоит. Потому что инкубатор им вообще не нужен: он стоит, и предпринимателей туда даже не пускают. То есть этот бизнес-инкубатор делался для галочки больше, а в реальности там почти ничего не происходит.

То же самое можно сказать о местном институте бизнес-омбудсмена. Сам институт существует в России уже четыре года. Три года Сергей Русских является моим представителем в Красноярском крае — из них большую часть он проработал на общественных началах. Потому что в регионе долго не утверждался институт уполномоченного по защите прав предпринимателей, не принимался закон о бизнес-омбудсмене, хотя в других регионах местные уполномоченные уже давно были назначены. Сегодня у красноярского омбудсмена в штате два человека, а в Новосибирской области, например, — 11 человек. Туда сотни обращений, а в Красноярске крае на сегодня — лишь десятки.

Мы видим, что у властей нет желания вставать на сторону предпринимателей: здесь бизнесменов преследуют уголовно. Меня спрашивают, почему в край идет мало инвестиций? Ну если предпринимателей сажают, то кто же придет сюда с вложениями? Мы по мере сил помогаем — по некоторым фамилиям уголовные дела здесь всё же были прекращены. Но в целом всё это создает неблагоприятное впечатление о регионе.

Кроме того, мы проводим статистические измерения насчет рабочих мест в регионах — это не данные Росстата, это Федеральная налоговая служба. По данным налоговиков, в крае с 2011 по 2015 годы количество рабочих мест сократилось на 660 тысяч. Это очень серьезный показатель — практически 10 % от общероссийских показателей за этот же период.

Край отстает в поддержке бизнеса

Почему в крае такая формальная поддержка бизнеса? Вопрос в первую очередь к региональным властям. Мы видим, что отдельные лица пытаются что-то делать: например, сейчас принимается стратегия экономического развития края. Но того отношения к защите и развитию предпринимательства, которое есть в передовых регионах, нет. Например, Калуга, Татарстан, который в постоянном режиме работает на предпринимателей, даже Новосибирск медленно, но верно двигается вперед. То, что в крае принимается стратегия развития экономики — это похвально, но она должна быть реализована в постоянной каждодневной политике.

Наша партия — прежде всего об экономике. Мы, может, меньше, чем другие, понимаем в политике, но очень хорошо разбираемся в экономике и том, как надо развивать бизнес. Новая экономика России не должна базироваться только на экспорте сырья, которое всё дешевеет — она должна быть конкурентной на частной основе и прежде всего в высокотехнологичных отраслях.

Главная функция реального, то есть малого и среднего бизнеса — создавать рабочие места. Это главный инструмент для того, чтобы у людей был доход. Второе — малый бизнес создает доступные товары и услуги. Бороться с малыми предпринимателями, ставить им препоны сейчас, когда доходы населения падают, — это глупость.

Государству сейчас нужно умерить свои амбиции и дать бизнесу выжить. Но нагрузки и проверки, особенно налоговые, пока только растут. В Красноярском крае за последнее время сильно выросла задолженность по налогам — сегодня она составляет 11,5 млрд рублей.

Пора выбегать из кризиса, дать экономике «дышать»

Повышение налогов и ставок неразумно в нынешних условиях. Мы в партии разработали Стратегию роста, мы считаем, что бизнесу нужно помогать. Альтернативный взгляд изложен, например, в программе Алексея Кудрина, который говорит, что надо не давать денег предпринимателям, а консолидировать финансы и ждать.

Мы же предлагаем активно кредитовать бизнес — под нормальные ставки, а не 22 %, как сейчас. Да, в тучные времена, когда у России была дорогая нефть, у остального мира — ценные бумаги и другие доходы, можно было проводить жесткую финансовую политику и контролировать финансы. Но когда пришел кризис 2008 года, то в мире всё изменилось. Тогда у американцев по большому счету развернулась почти такая же дискуссия, как сейчас у нас с Кудриным. Спорили, нужно ли затягивать пояса на время кризиса или, наоборот, дать экономике дышать, стимулировать ее, «выбегать» из кризиса. И американцы, и Евросоюз, и Япония приняли решение выбегать и раскрутить маховик экономики — и на данный момент можно сказать, что они этого практически добились.

У нас же дискуссия проходит сложно. Кудрин был 15 лет у руля и проводил действительно грамотную финансовую политику, но только тогда были доходы от нефти. Сейчас стоимость нефти в три раза снизилась по сравнению с теми временами. И если ничего не делать, эта экономическая политика приведет к тому, что мы съежимся и уйдем на уровень жизни 1993-1995 годов — это четвертый-пятый десяток стран в мире по уровню жизни.

Система Orphus

Читайте также

Новые материалы

Читаемые материалы

Мы в соцмедиа
Наши проекты
Читай нас там, где удобно
Закрыть
Наверх