На своих двоих: создатель туристических троп о хайкинге в Красноярске

Александр Ибрагимов
1848

Руководитель проекта «Красноярский хайкинг» Анатолий Безверхий рассказал «Проспекту Мира» о сотнях километров промаркированных троп в глуши, пеших маршрутах от СФУ до Дивногорска и о том, почему из-за строек Универсиады заблудиться стало легче.

Хайкинг — это популярная во всем мире разновидность пешего туризма, когда люди ходят по маркированным тропам. Я про него узнал в 2013 году в Гонконге, оттуда как раз слово «хайкинг» и притащил. Примерно тогда же увидел и хайкинг в Софии, в Болгарии — там горы вокруг города гораздо выше наших, и все промаркированы, причем еще с каких-то лохматых советских времен.

Стало понятно, что ландшафт Красноярска позволяет сделать то же самое и у нас: к городу примыкают леса, куча интересных мест рядом. На «Столбы» у нас люди всегда ходили — то есть, можно сказать, исторически сложилось, что в городе уже были традиции хайкинга.

Разрабатывать маршруты мы в Центре путешественников начали с 2014 года. Оборудовали на Николаевской сопке несколько троп, разметили разноцветными метками на деревьях и организовали по ним пешие экскурсии.

С тем же гонконгским хайкингом есть принципиальные различия: там бюджет города, возможно, сопоставим с бюджетом всей Российской Федерации, и оформлено всё очень круто, технологии невероятной высоты. В Болгарии, наоборот, всё гораздо хуже, чем у нас: страна беднее, да и делалось всё в 60-70-е, в лучшем случае 80-е годы.

Самое принципиальное различие в том, что там никто не ломает таблички и не закрашивает метки, как у нас. Причем это не вандалы какие-то — наоборот, любители природы, которые думают: «Я сюда 40 лет ходил, никого тут не было, а сейчас какие-то бабушки с палками ходят».

Друзья шутят, что раньше, бывало, приедешь в лес — кажется, что в такую глубь залез, настоящая тайга, а сейчас заедешь туда же — и видишь бабушек-дедушек с палками для ходьбы. Люди действительно открывают для себя новые тропы, пишут, что раньше ходили, как лошадка цирковая — до Первого Столба и обратно. А оказывается, вокруг столько всего можно увидеть.

Сейчас у нас промаркировано более 200 километров троп вокруг Красноярска: Столбы, Торгашинский хребет, Гремячая грива в направлении Николаевской сопки и дальше.

Еще около 200 километров немаркированных маршрутов есть в нашем мобильном приложении. Например, отдаленные районы в Ергаках — там маркировать не имеет смысла, потому что деревьев в горах почти нет, а маркировать камни незачем, учитывая, что они девять месяцев в году под снегом.

Приложение — это такая минимальная техническая и эмоциональная характеристика маршрута. Человек может узнать, что он увидит на пути, какие достопримечательности его там ожидают, сколько километров идти, какой набор высоты.

Во многом маркировка делается, чтобы люди не могли заблудиться. Мы уже неофициально сотрудничаем с МЧС, спасатели осенью нас сами просят: «Скорее маркируйте там-то, сейчас грибники-ягодники пойдут, мы потом их неделями ищем». А по маркированному маршруту ты в любом случае куда-то выйдешь.

В этом году мы продолжим маркировать Мининские Столбы, появится еще 200 километров троп. Всего вокруг города у нас получится 300-400 километров — можно будет по нашим тропам от СФУ дойти до Дивногорска. По ним хоть всю жизнь можно будет ходить.

Еще мы каждую неделю по выходным проводим экскурсии. В прошлые выходные у нас прошел День Торгашинского хребта, и мы одновременно делали три экскурсии: на одну пришли 140 человек, на другую — 60, на третью — 40.

В Центре путешественников у нас есть три штатные единицы, которые занимаются в том числе и этим проектом. Плюс профессиональный картограф. Многое ложится на общественников, которых мы постоянно привлекаем, — практически все наши маршруты промаркированы с помощью волонтеров. Люди здорово откликаются на наши просьбы, и иногда сами приходят. Вот наш логотип придумал профессиональный дизайнер, который сам нам позвонил и предложил сделать лого, абсолютно бесплатно.

С приложением точно такая же история. Профессиональный разработчик, который занимается навигационными системами для дальнобойщиков и автомобилистов, просто пришел к нам и сказал, что ходит по нашим маршрутам, любит это дело и хочет сделать приложение. И сделал. А когда сами обращались в фирму с такой идеей, то нам сказали, что миллион рублей это будет стоить.

Но волонтеры волонтерами, а краску-то на что-то нужно покупать. Один баллончик — 250 рублей, а они улетают мешками. Поэтому мы постоянно участвуем в социальных грантах. Зимой мы разрабатываем маршрут, к лету закупаем краску, всё необходимое.

Наконец, у нас есть сайт Хайкинг.рф с кучей разной информации, где даны подробные описания объектов, которые встречаются вдоль маршрутов. На сайте они интерактивные: нажимаешь на объект, вылазит информация о нем, фотографии. Особенно про «Столбы» — там вообще работы непочатый край, каждый камень как-то называется, каждая щель в нем какую-то историю имеет.

На Торгашинском хребте, например, целая плеяда изб была в свое время. Рассказывая о них, можно не только историю столбистского движения поведать, но и всего города, можно разворачивать всю нашу историю. Почему, например, на Торгашинский столбисты ушли? Потому что в 1960-е на «Столбах» бардак творился: абреки гранаты друг в друга кидали, с обрезами ходили, ножами друг друга кололи. 

И альпинисты сказали: зачем мы там с ними будем бодаться — и пошли на скалы Торгашинского хребта. А абреки там взялись из-за амнистии после сталинской эпохи, освободившиеся зэки пошли туда, на «Столбы». И так можно разворачивать всю нашу историю.

Некоторые тропы у нас за последнее время были прерваны из-за строек Универсиады. Например, зеленую тропу в районе на Николаевской сопке мы, скорее всего, закроем. Она проходила по хорошим живописным местам, а сейчас из-за постройки СФУ сразу в нескольких местах исчезает — забор строит. То же самое с тропой в Ветлужанке происходит.

Сейчас говорят, что стройки там идут для людей. Но если в том заборе нет даже простой калиточки, то как я, простой лыжник, туда попаду? Я на лыжах в Академе всю жизнь катался, а в этом году попасть на сопку со своей любимой трассы не смог.

Мы, конечно, надеемся, что к 2018-2019 году всё это решится — не может же быть, что лес закрыли на замок.

Система Orphus

Читайте также

Новые материалы

Читаемые материалы

Мы в соцмедиа
Наши проекты
Читай нас там, где удобно
Закрыть
Наверх