Испеклись: история взлета и падения сети супермаркетов «Каравай»

Александр Ибрагимов
10798

В ноябре пройдут торги по продаже имущества холдинга «Каравай»: долг группы компаний и ее владельцев, семьи Манаковых, исчисляется сотнями миллионов рублей. «Проспект Мира» вспоминает историю восхождения и падения одной из первых сетей красноярских супермаркетов.

Группу компаний «Каравай» супруги Эльвира и Александр Манаковы основали в 1992 году. Оба были научными сотрудниками, и, как признавалась в интервью Эльвира Манакова, преподававшая когда-то программирование в политехе, сама она ни о каком директорстве никогда не мечтала: «Естественные были для всех женщин желания, главное из которых — дети».

Но планы семьи скорректировали начавшиеся в стране «перестройки-пертурбации» — зарплаты научных работников на жизнь не хватало, и «пришлось крутиться». В это время в Красноярске открылась биржа, где Эльвира Генриховна, согласно легенде, прошла брокерские курсы, которые и дали толчок к занятиям коммерцией.

Из воспоминаний Манаковой выходило, что в первый месяц своих биржевых игр начинающая бизнесвумен заработала 100 тысяч рублей вдобавок к тем 190 рублям, которые она получала как преподаватель. Часть денег потратили на научную лабораторию, которой руководил муж Александр, за несколько сотен рублей Эльвира приобрела себе дубленку, оставшееся решили пустить в дело. Начали Манаковы с опта, продавая почти всё — от крупных поставок леса до носовых платков.

— Все финансовые, политические, экономические, юридические проблемы этого переломного времени мы испытали на собственной шкуре <…> — вспоминала потом Эльвира Манакова. — Быть бизнес-леди — достаточно сложное дело. Попала сразу в этот жесткий рыночный мир, с разборками и угрозами, со своими понятиями о добре и зле. И приходилось иногда, знаете ли, даже с пистолетом под подушкой спать и буквально на грани ходить.

Эльвира Манакова. Фото: krasnoyarsk-gorsovet.ru

Среди прочего Манаковы открыли и «Каравай» — одну из первых сетей супермаркетов в Красноярске (пионерами были ныне почившие «Русская тройка» и «Елисеевский», а также «Красный Яр», открывшийся в 1997 году), новый для страны формат торговли. Как поясняет директор по маркетингу холдинга «Командор» Дмитрий Полуянов, в конце 1990-х розничный бизнес начал манить красноярских предпринимателей. И зачастую в него приходили бизнесмены, которые изначально имели, к примеру, небольшие торговые точки или занимались производством.

— То есть неважно как, но уже заработавшие капитал. Увидели перспективу в ритейле и начали вкладывать туда деньги, — говорит Полуянов. — Но как эффективно управлять супермаркетами, тогда мало кто знал.

«Каравай» решил позиционировать себя как магазин низких цен. И поначалу у новой сети дела шли хорошо: молодой рынок в Красноярске рос, конкуренции почти не было. К тому же супермаркеты Манаковых занимали муниципальные площади, что обеспечивало дешевую аренду. Как именно семье бизнесменов удалось заполучить «муниципалку», опрошенные «ПМ» эксперты сказать затруднились. Эльвира Генриховна в принципе была близка городской власти, в 2008 году став депутатом горсовета Красноярска (впрочем, в ритейл она пришла раньше, чем в политику).

Но настали благополучные 2000-е: зарплаты людей вместе с их запросами росли, покупатели постепенно стали обращать внимание не только на цены, но и на сервис и широту ассортимента. Усиливалась и конкуренция: развивался «Красный Яр», появился «Командор», заходили федеральные сети, работающие в среднем ценовом сегменте.

Почувствовав тренд, в этот же сегмент попытались зайти и Манаковы с «Караваем»: сменили дизайн вывесок, обновили торговое оборудование. Но попытка оказалась неудачной — в сознании покупателей, по мнению Полуянова, «Каравай» всегда оставался «дешевым» магазином. Но не в смысле местом, где можно сэкономить, как, например, воспринимаются сегодняшние дискаунтеры. У «Караваев» за первые годы работы сложилась репутация магазинов с низким уровнем сервиса, узким ассортиментом и просроченными продуктами.

— Сложно вырулить на новый уровень, когда продавцы с покупателем общались в лучшем случае нейтрально, а чаще — негативно, — поясняет Полуянов. — Когда привычный ассортимент отсутствует и идет его постоянная ротация. Потому что у одного поставщика товар купили, денег ему не заплатили, взяли у другого — ему не заплатили тоже.

Фото: karavay-rs.ru

Отношения холдинга с поставщиками и партнерами вообще тянут на отдельную историю. Манаковы накапливали долги перед контрагентами все 00-е. Вроде как-то удавалось договариваться, но к кризису 2008-го терпение партнеров лопнуло, и арбитражный суд начали заваливать исками о взыскании задолженностей с компаний холдинга. Кто-то требовал несколько тысяч рублей, кто-то — миллионы.

Иски подал в том числе предприниматель Сергей Чехвалов, который с 2003 по 2009 годы ставил в супермаркетах «Каравай» платежные терминалы. В какой-то момент Манаковы подняли бизнесмену арендную плату в два раза. Тот новые условия работы не принял — Манаковы в отместку отключили его «платежки», а выручку в размере 3,5 млн рублей изъяли. Деньги Чехвалова, как пояснял Александр Манаков, пошли на расплату с поставщиками, чтобы в кризис «удержать магазины на плаву».

Оборудование и деньги Сергею Чехвалову потом вернули, но вот его места в магазинах получили уже другие компании. Обиженный бизнесмен предъявил «Караваю» исков на общую сумму 11,5 млн рублей.

Как раз во время этих судебных разбирательств чета Манаковых решила около двух десятков своих компаний укрупнить до четырех. На две из них при этом пришлось 80 % суммы претензий Чехвалова. И именно эти две компании за 1,2 млн рублей Манаковы продали некому Павлу Тюкову — простому слесарю Красноярского электровагоноремонтного завода.

Как полагал сам Сергей Чехвалов, бизнес-чета, по сути, просто использовала стандартную схему 1990-х, продав свои активы подставному лицу, чтобы не платить по искам (которые, к слову, до сих пор рассматриваются в суде). Тогда «Каравай» понес, пожалуй, самые серьезные репутационные потери, после чего даже их многолетние партнеры (например, группа компаний «Троя», которой к 2012 году «Каравай» задолжал более 13 млн рублей) отказались от долгосрочного сотрудничества.

***

Положение надо было как-то менять, и в мае 2011-го «Каравай» получил лицензию на работу под маркой голландских супермаркетов с чистой репутацией Spar. Под Spar были переформатированы 17 из 34 караваевских супермаркетов в Красноярске. Магазины работали с европейскими товарами в ценовом сегменте выше среднего, который сейчас занимают супермаркеты Rosa.

— Первые «Спары» были действительно хорошими супермаркетами, — вспоминает Дмитрий Полуянов. — Эталонным считался магазин на улице Весны, где была шикарная кулинария, классный ассортимент и мерчендайзинг.

В самой группе компаний хвастались, что под новым брендом обороты магазинов выросли на 200-300 %, и «это был фурор». Но затем все типичные для «Каравая» проблемы перетекли и в супермаркеты под голландской маркой: расплачиваться с поставщиками Манаковы по-прежнему не торопились, ассортимент становился уже, качество товара и кулинарии ухудшалось.

В самом «Каравае» в 2014 году проблемы с поставками и снижение объемов продаж списывали на продуктовое эмбарго, введенное в ответ на антироссийские санкции. Доля европейских продуктов в ассортименте Spar доходила до 50 % — отсюда и пустые полки в супермаркетах.

Фото: dela.ru 

В 2014 году Манаковы начали постепенно закрывать свои магазины — как «Караваи», так и Spar. Последний супермаркет сети закрылся в июле 2015 года. По словам Полуянова, конкурирующие торговые сети начали прирастать за счет «Каравая» еще с 2013 года. «Мы видели, как наши магазины, находящиеся рядом с «Караваем», росли быстрее, чем в других местах. То есть покупатели уходили из них в другие сети, — рассказывает он. — Когда «Караваи» в итоге закрылись, мы не увидели никакого дополнительного притока покупателей».

В 2014 году, по данным «Infoline-аналитики», холдинг занимал шестое место в Красноярске по выручке, отставая от «Командора», «Красного Яра», «O’кей», Metro Group и «Торгсервиса» (торговая марка «Светофор» — «ПМ» писал о ней здесь). Выручку «Каравая» оценивали в 3,2 млрд рублей.

При этом сеть должна была всем — и поставщикам, и банкам. В июле прошлого года иск о банкротстве основных компаний холдинга — «Каравай-РС» и «Спар-Красноярск» — подал Сбербанк. Только за первую половину прошлого года к холдингу было подано 130 исков на общую сумму более 180 млн рублей.

В начале осени 2015-го семья ритейлеров предприняла попытку договориться со своими кредиторами, запустив новую сеть магазинов «Самовар» на месте закрывшихся «Караваев» и «Спаров». Учредителями сети были поставщики, которым задолжали торговцы, и Артем Манаков, сын Александра и Эльвиры. Но проект оказался неудачным, и спустя несколько месяцев его по-тихому свернули.

Меж тем в конце 2015 года суд признал компании «Каравая» банкротами — на тот момент кредиторы требовали с сети более 806,4 млн рублей. А в июле этого года арбитраж принял иски о банкротстве и самих Манаковых как физлиц (с обоих Сбербанк требует 376 млн рублей).

При этом ранее внешний управляющий обнаружил признаки преднамеренного банкротства компании — выяснилось, что ее имущество продано по заниженным ценам. Часть имущества, впрочем, была в залоге у Сбербанка — в ноябре за 154 млн рублей на первом этапе торгов с молотка уйдут головное здание «Каравая» на улице Калинина, земельный участок под ним, семь магазинов и автотехника холдинга.

Фото здесь и на обложке: dela.ru

Система Orphus

Читайте также

Новые материалы

Читаемые материалы

Мы в соцмедиа
Наши проекты
Читай нас там, где удобно
Закрыть
Наверх