@pr.mira
2
Пробки
$
58.1
56.48
87.66
$
58.1
56.48
87.66

Избитого заключенного посадили в изолятор за то, что он не поздоровался. А теперь отказали в УДО

Заключенному исправительного центра при ИК-27 Михаилу Голикову отказали в условно-досрочном освобождении. Ранее его избили сотрудники ГУФСИН, а затем на 14 дней заперли в помещении для нарушителей — якобы из-за того, что заключенный не поздоровался с подполковником, приехавшим в исправительный центр из отдела розыска ГУФСИН. 

  • Михаил Голиков был осужден в 2006 году по части 2 статьи 105 (убийство двух лиц) и части 2 статьи 167 УК РФ (умышленное уничтожение имущества). Его приговорили к 20 годам лишения свободы в колонии строгого режима. В 2018 году за хорошее поведение Голикова перевели в колонию-поселение, а позже — в исправительный центр, где он живет в общежитии и выполняет общественные работы.

Судебное заседание по вопросу УДО Голикова прошло сегодня, 25 октября, в Советском районном суде.

  • До начала судебного заседания представители ФСИН и прокурор заходили в приемную судьи. Позже на заседании Михаил Голиков выскажет опасение, что на судью надавили, чтобы она отказала ему в УДО.

Суд зачитал протокол с другого заседания — по административному иску Голикова к исправительному центру, где он обжалует назначение ему дисциплинарного наказания. А именно заключение его в помещение для нарушителей из-за того, что он якобы не поздоровался с сотрудником ГУФСИН.

Перескажем версию начальства исправительного центра, которые назначили Голикову наказание. Утром 5 августа в центр приехали сотрудники оперативного управления ГУФСИН — подполковник Гурин и еще трое фсиновцев, один из которых — водитель.

Вот цитата из рапортов, на основании которых Голикова наказали. Все рапорты идентичны по содержанию. 

«… находясь около дежурной части, не поздоровался с начальником отдела розыска оперативного управления ГУФСИН подполковником Гуриным. На законное требования Гурина поздороваться ним Голиков не отреагировал, прошел мимо. После повторного предложения соблюсти правила внутреннего распорядка, в соответствии с которыми осужденный обязан быть вежливым в обращении с сотрудниками, Голиков обратился на «ты» в грубой форме и продолжил движение».

Наказание Голикову назначили на основании рапортов от сотрудников оперативного отдела ГУФСИН и младшего инспектора исправительного центра Степанова. Рапорты поступили уже после того, как избитого Голикова привезли в исправительный центр.

Выяснилось, что не все рапорты настоящие. Так, Степанов на допросе заявил, что не был свидетелем нарушения Голикова и не писал рапорт. Эксперт-подчерковед сделал вывод о вероятности того, что подпись в рапорте не принадлежит Степанову — установить это наверняка эксперт не смог из-за «недостаточной сложности подписи». Защитник Голикова, адвокат бюро «Хорошев и партнеры» Виктория Дерменева, в суде заявила, что рапорт Степанова также является частью уголовного дела об избиении заключенного — у следствия есть подозрения, что был совершен подлог документов.

Рапорт, аналогичный по содержанию другим, поступил и от водителя служебной машины Стрижнева. При этом подполковник Гурин на суде заявил, что водитель не был свидетелем разговора, так как ждал сотрудников в автомобиле. Адвокат рассказала «ПМ», что по рапорту Стрижнева также назначена почерковедческая экспертиза.

Еще одним свидетелем «неуважительного обращения» с полковником была одна из заключенных исправительного центра. По словам Михаила Голикова, она не могла видеть этот разговор, так как работала в ночную смену за пределами центра. 

В суде показали видеозапись, которая также послужила основанием для назначения наказания Голикову — запись с камеры видеонаблюдения не имеет звука, однако начальник исправительного центра Моисеев утверждает, что увидел, как осужденный не поздоровался с Гуриевым. «Для назначения наказания мне было достаточно рапортов», — заявил Моисеев в суде.

  • После избиения Михаил Голиков написал заявление на сотрудников оперативного отдела ФСИН, в число которых входит подполковник Гурин. На основании этого заявления СК возбудил уголовное дело о превышении служебных полномочий, а Голикова признали потерпевшим. Указанные в заявлении сотрудники ГУФСИН сейчас не являются подозреваемыми или обвиняемыми, а проходят свидетелями по делу.

Прокурор также попросила судью приобщить к делу информацию о возбуждении уголовного дела о вымогательстве в колонии, подозреваемыми в котором проходит неустановленная группа лиц. Возбуждено оно было на основании жалоб анонимных заключенных исправительного центра, которые заявили о том, что несколько осужденных, в числе которых Михаил Голиков, вымогали у них зарплату.

Уголовное дело полиция возбудила 5 августа — после избиения Михаила Голикова. Как отметила адвокат Дерменева, Голиков не проходит по делу ни подозреваемым, ни обвиняемым. Сам осужденный сказал, что прокурор, заявившая ходатайство, является куратором ИК-27 и раньше у нее не возникало вопросов к Голикову.

«Прокурор, который сейчас присутствует здесь — она была куратором у нас в исправительном центре, — сказал сам Голиков, — И если были какие-то, как она говорит, противоправные действия… Время от времени она приезжала к нам и вопросов не возникало. Никогда. Проводились проверки, был товарищ Моисеев, начальник центра. Но почему-то вечером 5 августа возбудилось уголовное дело и сейчас происходит давление на свидетелей. Я понимаю, что происходит. Я примерно уже представляю, какое будет решение суда. Не хочу ни в чем обвинить суд — но я вижу, что происходит, какие ведутся разговоры и куда кто заходит. Я не виноват, я стал жертвой заговора ФСИН. Я не имел взысканий 12 лет, был переведен в колонию-поселение, потом в исправительный центр — нигде не было ко мне нареканий. И вдруг в один день я стал плохим? Когда мне осталось совсем немного до свободы?».

В заключение заседания адвокат рассказала, что у Голикова престарелые родители, которым нужна помощь и несовершеннолетний ребенок. Сам осужденный не имеет дисциплинарных взысканий, возместил ущерб пострадавшим и написал им письма с извинениями. Кроме того, у Голикова хроническая гипертония, которая входит в перечень болезней, препятствующих отбыванию наказания и позволяющих получить УДО.

Начальник исправительного центра Моисеев же заявил, что Михаила поставили на учет как склонного к побегу и «демонстративно-шантажному поведению». Адвокат отметила, что последнего вида профучета не существует.

После двухчасового перерыва в заседании, судья отказала Михаилу Голикову в условно-досрочном освобождении. Он вернулся в исправительный центр, где на него и других заключенных оказывается давление со стороны сотрудников ФСИН. Адвокат Виктория Дерменева заявила «ПМ», что будет обжаловать решение суда об отказе в УДО.

Сергей Ошаров
Сергей Ошаров
Корреспондент строгого режима
Что вы об этом думаете?
Поделитесь с друзьями:
А Вы уже читаете «Проспект Мира» в Яндекс.Дзене?
💬 Комментарии
Дело Михаила Голикова
Актуальное