Уведомления
32 3 м/с
Уведомления
32 3 м/с

«У меня был шок»: как красноярка в Грозном кофейню открывала

Александр Ибрагимов
14194

В 2016 году в Грозном по франшизе открылась кофейня Traveler’s Coffee. Открывать ее отправилась красноярка Мария, работавшая в то время менеджером кофейни. Она рассказала «Проспекту Мира», как это происходило и чем ей запомнился город.

Бабушка отговаривала: «Там головами русских в футбол играют»

В Грозный нужен был исполняющий обязанности управляющего, который подготовил бы кофейню к открытию. Человека на эту должность искали очень долго, ехать никто не хотел, но когда меня спросили: «Маша, поедешь?», я ответила, что да. Мне было неважно, куда ехать, мне было 23 года, в приоритете была возможность карьерного роста. Чечня так Чечня. Бабушка плакала, отговаривала: «Там головами наших русских в футбол играют». Родные отпускать не хотели, но я не сильно послушная. Специально к жизни в Чечне я не готовилась, единственная моя подготовка — программа «Орел и решка» про Грозный.

Знакомство с Чечней началось уже в московском аэропорту, пока я ждала рейс. Там было несколько бородатых плечистых ребят в одинаковой спортивной форме с надписью «Бойцовский клуб «Ахмат». Я погуглила — оказалось, что они буквально сутки назад выиграли чемпионат по борьбе.

Один из ребят достал чемпионский пояс, говорит другому: «Померяй, смотри, как тебе идет». Они начали делать селфи и в этот момент я рассмеялась. Все парни тут же повернулись в мою сторону, подошли и окружили со всех сторон — было страшно. Один парень почему-то спросил: «Ты из ФСБ?». Но потом у нас завязалась непринужденная беседа, мы сделали пару фотографий. 

В аэропорту в Грозном тебя встречают два помещения. В одном выдают багаж, во втором — оружие. Там вполне нормально иметь при себе оружие. Иметь — можно, стрелять — нет. Примерно 80% мужчин, которых я видела в Грозном, ходили с кобурой, сверху которой надевался жилет — прикрыть пистолет. Но некоторые и без жилета ходили. Мужчину с оружием легко встретить на улице, в магазине. В кафе во время бизнес-ланча на стол могут выложить, например, телефон, очки и ствол.  

Кофе и намаз

Планировалось, что к моему приезду кофейня уже будет отстроена и я просто подберу и постажирую персонал. Но когда я приехала, стройка всё еще шла, так что вместо двух месяцев командировки получилось пять. В помощь мне из Краснодара отправили повара Алексея, он исполнял обязанности шеф-повара, но по сути первые четыре месяца ничего не делал, потому что кухни не было. Мне пришлось вести объект полностью от начала до конца: отслеживать вентиляцию, дизайн, заниматься всеми поставками и закупками — от штрабы до вилочек. Параллельно нужно было набирать штат — от мойщиц до управляющего, который должен был сменить меня. 

На стройке работали мужчины — все чеченцы. Первое время они вообще не понимали, почему им указывает женщина, да еще и «белая», русская. Они меня и не слушались, пока не пришел самый главный дядя и не сказал: теперь она будет вами командовать. После этого стали слушаться почти беспрекословно.

Мария на фоне Грозный-Сити

Кофейня находится в комплексе «Грозный-Cити», через дорогу от резиденции Рамзана Кадырова. Это охраняемая и довольно закрытая территория — чтобы войти в комплекс, нужно сказать, кто ты и зачем заходишь. Это отпугивает: не каждый будет рад отвечать на эти вопросы, поэтому в «Грозном-Сити» не очень много людей. В самой кофейне сидели в основном иностранцы, которые приезжали в Чечню, люди с территории «Грозный-Cити» и всякие бизнесмены поэлитнее.

Официантки в кофейне должны были ходить с покрытой головой, руки и ноги должны быть закрытыми. Насколько я знаю, это единственное место из сети, где девочки работают в юбках, а не в брюках.

Еще этот «Трэвелерс» от заведений сети отличался тем, что там была комната для молитвы. Пять раз в день работники отлучались на намаз: каждая молитва — это минут 40, за которые тебе нужно успеть помолиться. У нас, например, говорят: «Сначала я на перекур, потом ты» — а там: «Сначала я помолюсь, потом ты помолишься». Нет такого, что все в одно время падают и начинают молиться — в комнату ходили по очереди, мужчины и женщины отдельно.

Вывеска кофейни в Грозном

Рамзан на детском «Хаммере»

На открытие я предложила пригласить Рамзана Кадырова, но местные сразу сказали, что не надо, а то поставят прослушку, будут всех проверять и обыскивать. А если Кадыров с дочерью придет, то придется еще и всех мужиков выгонять — а у нас полкухни мужчин. Как мне рассказывали, если он приходил в заведение с дочерью, то обычно всех парней на это время оттуда выгоняли.

Рамзана Кадырова я видела один раз, когда шла на работу по «Грозному-Cити». Знаете, есть такие детские «хаммеры» на бензине? Вот Кадыров, с большой рыжей бородой, ехал в таком красном мини-джипе по территории «Грозного-сити», от одних ворот до других — видимо, в свою резиденцию. Рядом медленно шел его охранник.

Два проспекта

Сам Грозный — это такая деревня, в центре которой находятся два проспекта, Путина и Кадырова. Проспект Кадырова плавно входит в проспект Путина, так что, по сути, это одна дорога. В принципе это единственная прогулочная территория в городе, в субботу-воскресенье проспекты перекрываются для автомобилей и становятся пешеходными.

В городе очень чисто, даже во дворах. Хоть босиком ходи. Везде, почти на каждом здании висят портреты Кадырова и Путина. На улицах очень много дорогих машин. И нет собак — там их не любят. Зато кошек очень много — они прямо друг на друге на улицах лежат. Между собой все чеченцы общаются на чеченском, но русский язык знают все.

Следов войны в Грозном не осталось. К нам из краснодарской кофейни приезжала женщина, чтобы помочь стажировать поваров. Она раньше жила с родителями в Грозном, но, когда начиналась война, они уехали. То есть она видела город до и после. Я забирала ее с автовокзала, и мы ехали по центру в такси. Такого выражения лица, как у нее тогда, я никогда видела. Человек не узнал почти ничего — настолько переделали город. Узнала только одно место — там был дом, в котором она жила, и христианская церковь. Тогда она заплакала: «В этой церкви меня крестили».


«За пределами Грозного Аллах не смотрит»

Досуга в нашем понимании в Грозном в принципе нет: ни вечерних прогулок, ни ночных клубов. Из развлечений на момент моей поездки было два торговых центра, один кинотеатр, магазины и кафе. И тир, разумеется.

Основное времяпрепровождение в Грозном — это еда. Там очень много кафе, очень много кофеен, куча кофемобилей, прямо как у нас — они стоят через каждые 20 метров. 

Еще один вид досуга — спортзалы, отдельно с мужским и женским залами. Там вообще всё раздельно: раздевалки в магазинах, парикмахерские, спортзалы, бассейны, пляжи на местном водохранилище. Есть аквапарк, и там две горки — мужская и женская.

Мария на фоне отеля Грозный-Сити

В супермаркетах закупаются мало, в основном все пользуются рынками. Самой удобной площадкой для торговли и знакомств был инстаграм. Там делалось вообще всё: даже у обычного лотка на рынке, в котором женщины платками торгуют, был свой аккаунт. Если мне нужно было что-то найти, я просто вбивала хештег — и всё легко находилось. Сейчас Кадырова в Инстаграме заблокировали, так что, наверное, всё изменилось.

В Грозном почти никто не курит, кальян вообще запрещен. Почти нигде не возможно купить энергетики — они очень осуждаются. Алкоголь тоже никто не пьет. Например, в 2016-м проходил чемпионат Европы по футболу, а чеченцы очень яро болеют за любую команду. И вот — открытое летнее кафе в Грозном, фонтан, столики. Вечереет, по телевизору начинается матч. Сидят бравые чеченцы: бороды, ствол на столе, но вместо пива или другого алкоголя они все заказывают мороженое: «Официант, еще три шарика клубничного».

Алкоголь практически нигде не продается: в той же «Ленте» будет всё, кроме алкоголя и сигарет. Выпивку там можно найти подпольно где-нибудь — в основном вино из Грузии или Дагестана.

Иногда они могут себе что-то такое позволить — но почему-то не на территории Грозного. Если выехать за пределы, то Аллах уже не смотрит. Мы как-то с дизайнером ездили по делам в Пятигорск, и когда мы выехали за Грозный, он закурил. Я говорю: «Ты же не куришь». — «В Грозном не курю».

Казеной-Ам, Чеченская республика

А вот насчет геев в Чечне сложно что-то сказать. Я как-то раз поинтересовалась у своих местных знакомых, они то ли в шутку, то ли всерьез ответили: «Мы их убиваем». Я не видела, как их убивают, но я и геев там не видела. К геям там очень яростная неприязнь. Я спросила: «А если женщина с женщиной?». На меня очень странно посмотрели и оставили без ответа.

Женщина — тень мужчины

В Грозном мы снимали квартиру с поваром Алексеем. Для чеченцев это было шоком — они не понимали, как мужчина и женщина, не будучи в браке или в родственных отношениях, будут жить в одной квартире.



У женщин там вообще много ограничений. Нужно ходить с покрытой головой, закрытыми руками и ногами. Девушки не могут позволить себе ходить по улице поодиночке, это считается крайне вызывающим — якобы женщина дает зеленый свет. Поэтому нужно сопровождение: подруга, ребенок, знакомый мужчина. Лайфхак: можно идти одной по улице, если разговариваешь по телефону — считается, как будто с тобой при этом кто-то идет.

Два раза я вышла одна, в кино и магазин — и больше так не делала. Мужчины сразу проявляют слишком активный интерес, к тебе подходит буквально толпа чеченцев. «О-о-о, девушка-девушка», — кто начинает просто восхищаться, кто свистеть, кто-то может начать танцевать. Всё, лишь бы привлечь твое внимание. 

Физически они ничего не сделают и могут только словесно взаимодействовать. Мужчина не имеет права прикоснуться к девушке, если это не сестра, не жена, не родственница. Это, кстати, было большой проблемой на работе: вы стоите с мужчиной на кухне, постоянно надо пройти, отодвинуть его, что-то взять, передать — но делать это надо, не касаясь друг друга.

Если ты вечером сидишь в кафешке одна или с подругой, то все мужчины вокруг будут неотрывно смотреть на вас. Они даже есть не будут: им уже принесли заказ, а они смотрят, как ты ешь, как пьешь. Я к этому привыкла только на второй месяц. Если сидишь с мужчиной, то на тебя не посмотрят вообще. Или если на тебе обручальное кольцо — я заранее его купила, иногда надевала, типа замужем. Если ты замужем, то ты невидимая.

Еще женщине там нельзя сидеть на переднем сидении машины: это неприлично, оно для мужчин. Женщина за рулем — это крайне вызывающе. Я видела там лишь пару девушек, которые водят. Хотя сейчас, спустя два года, наверняка там стало больше женщин-водителей.

По первости у меня от всего этого был шок. Мне кучу всего порассказывали — выходило, что у женщины там нет вообще никаких прав, она не может ничего, она — тень мужчины. По сути, там ты просто рожаешь детей и слушаешься мужа. 

Хотя всё не настолько однородно. Все зависит от главы семьи, от воспитания. У меня на баре в кофейне работали парень с девушкой, и между ними возникали конфликты. Потому что парню папа говорил, что мужчина — главный, а женщина слова не может сказать. А девушка сопротивлялась — ее учили не так, у нее в семье все на равных. У нее семья наполовину чеченская, наполовину русская. Она вообще оторвой была, бунтовала периодически. Приходила в длинной тунике и джинсах под ней, вместо платка на голову могла бандану надеть или прямую кепку. Маркером у себя на одежде где-то написала «анархия».

Рабочие нравы

У многих в Чечне нет понятия рабочей ответственности, во всяком случае, у молодых ребят. То есть человеку надо прийти на работу к девяти утра, но он приходит где-нибудь часов в 11. Заведение уже два часа работает, куча заказов, а повара еще нет.

Могут не выйти на работу, потому что что-то случилось — и не предупредить об этом начальника. Например, у двоюродного брата друга сестры кто-то умер, поэтому все пошли на похороны. Там есть определенная категория мусульман, которые провожают усопшего семь дней. И все семь дней они никуда не выходят, сидят дома, в темноте и тишине. У меня так один из рабочих и уборщица неделю не приходили на работу.

А еще запретить работать может семья. Например, папе что-то не понравилось — всё, человек у нас больше не работает (в Traveler’s трудятся в основном молодые люди 18-23 лет). И у них это во всём: нужно всегда отпроситься у родителей, неважно, мальчик или девочка.

Как-то одну из моих официанток на работу не отпускали родители. Они жили за городом, и оказалось, что накануне она поздно вернулась домой: опоздала на автобус и в итоге не успела забрать с пастбища корову. Корова убежала — девушка до пяти утра ее искала и не нашла. И родители запретили ей возвращаться домой, пока она не купит новую. Поэтому из-за «семейных трудностей» на работу она прийти не может. Но, надо сказать, она не отчаялась — уже через пару дней пришла на свою смену с улыбкой во всё лицо. Видимо, купила.



Религия и гостеприимство

Я застала в Грозном [священный месяц] Рамадан. Процентов 90-95 населения там соблюдают пост: не едят, не пьют весь день от рассвета до заката. Поэтому практически все кафе там открывались только в шесть вечера, некоторые вообще не открывались. Город, считай, вымер: днем работали аптеки и супермаркеты, в остальном — пусто.

На ифтар (вечернее разговение) в июле Рамзан Кадыров устроил огромный пир напротив мечети «Сердце Чечни». Поставили змейкой 18 километров столов, накрыли очень красиво, через каждые полметра стояли молоко, газировка, лимонад, финики, фрукты, овощи. Очень вкусно и очень много всего. Зарезали тьму баранов, позвали узбеков готовить плов. 

Мечеть «Сердце Чечни»

Мужчины сидели отдельно от женщин, естественно. Но я была с сопровождением, поэтому села в мужскую половину стола. Вскоре три ряда в одну сторону и три в другую знали, кто я и откуда. Чеченцы очень любопытные, дружелюбные и радушные люди. С непривычки это может выглядеть даже немного агрессивно, но я привыкла очень быстро. Вот мы познакомились там с женщиной, пять минут разговариваем, а она уже говорит: «У меня сестры сваха завтра замуж выходит, приходи давай».

На самом деле, не такая уж большая между нами разница. Несмотря на менталитет, на разницу в воспитании, у меня не было большого дискомфорта. Если ты на чужой территории ведешь себя с уважением к ним и к их традициям, то к тебе будет в 10 раз больше уважения. Если они видят, что ты хороший человек и к ним с добром, то любить тебя будут до гроба. Если нет, то кардинально наоборот.

Фото на обложке: commons.wikimedia.org, скриншоты: инстаграм Марии.

А вы уже читаете «Проспект Мира» в Телеграме?

Новые материалы

Читаемые материалы

Мы в соцмедиа
Наши проекты
Читай нас там, где удобно
Закрыть
Наверх