Коллекторский след: что известно о найденной на «Столбах» девушке

Александр Ибрагимов
15205

На прошлой неделе Красноярск взбудоражила история исчезновения — или, точнее, нахождения — 34-летней жительницы города Юлии Романовой. Пропавшую девушку искали почти две недели и обнаружили в заброшенном лагере в бессознательном состоянии. Родные Юлии заявили, что ее закопали заживо, однако полиция эту версию вскоре опровергла. «Проспект Мира» собрал всю известную информацию о происшествии.

Юлия Романова 18 июня отправилась к своей подруге в «Покровский», вечером следующего дня оттуда она поехала к отцу в поселок Базаиха. Сама она жила на проспекте «Красноярский Рабочий» с бабушкой, родители девушки расстались, когда та была подростком. По свидетельствам отца, приехавшая Юлия показалась ему подавленной.

22 июня она сказала, что поедет домой, однако так и не приехала. По всему городу были объявлены поиски. Нашли девушку спустя почти две недели, 3 июля, на территории заброшенного лагеря «Столбы», который находится недалеко от поселка.

Обнаружил женщину сторож в одном из заброшенных домиков лагеря: Юлия была в бессознательном состоянии. «Обходя территорию, я зашел в корпус, — рассказал он «Комсомольской правде — Красноярск». — И вдруг на полу увидел женщину. Темные брюки, блузка расстегнута… Наклонившись, увидел: дышит. Значит, живая! Позвонил в полицию, потом вызвали «скорую». Мне кажется, еще бы день она не вынесла. В такую жару — без еды, воды».

Фото: urban3p.ru

По словам медиков, к моменту обнаружения пропавшая не ела и не пила около семи дней, страдала от обезвоживания. Чуть позже родственники сообщили, что в больнице Юлию Романову пришлось долго отмывать: якобы у нее была земля в ноздрях, волосах и ушах, на теле виднелись пролежни. Отсюда и появилась версия, что девушка какое-то время пролежала в земле закопанная заживо, которую растиражировали СМИ.

В полиции позже эту идею опровергли: «Никаких следов побоев, никакой земли не было. Я не знаю, откуда взялась эта информация», — рассказал начальник отдела полиции №6 Сергей Прокопишко.

Родные Юлии и источники, близкие к следствию, рассказали СМИ, что у пропавшей были крупные долги по кредитам. Три года назад девушка купила два фотоаппарата (один — за 370 тысяч рублей), ноутбук, холодильник в квартиру бабушки. Работала Юлия провизором в аптеке в Академгородке, иногда подрабатывала фотографом. Как говорит мать девушки, кредит ее дочь постепенно гасила — оставалось выплатить 50 тысяч рублей.

Но тут в аптеке, в которой работала Романова, обнаружилась недостача в 350 тысяч. По словам матери и коллег Юлии, в учреждении произошло ограбление. Трое неизвестных представились поставщиками детского питания, Романова открыла им черный ход — те приставили к горлу девушки нож и вынесли кассу.

Начальство Юлии в ограбление не поверило, повесив недостачу на девушку. Из ее зарплаты стали вычитать по 20 тысяч рублей ежемесячно — на жизнь оставалось 10 тысяч. В результате Романова влезла в новые долги, набрав очередные кредиты в банках и микрофинансовых организациях. Часть денег, очевидно, тратилась на ежедневные нужды, часть — на погашение долга на работе. Кроме того, Юлия сдала в ломбард норковую шубу и фотоаппарат.

С работодателем в итоге она рассчиталась, отметили в полиции. Однако вскоре девушку и ее родных стали донимать коллекторы, требуя вернуть кредитную задолженность. В ход шли в том числе угрозы и оскорбления: телефон Юлии полон сообщений с обещаниями убить, изнасиловать и довести до увольнения. На фоне этого родственники предположили, что девушку могли похитить коллекторы.

Фото: urban3p.ru

При этом за пару дней до исчезновения у Романовой могли появиться большие деньги на руках. 18 июня перед отъездом в «Покровский» она сказала матери, что ей вернут крупную сумму денег. Отец девушки говорит, что дочь приехала к нему с наполненной чем-то сумкой, а когда Романову нашли в лагере, то сумка была уже пустой.
Также выяснилось, что с осени прошлого года Юлия была замужем за 21-летним молодым человеком по фамилии Аюбов, однако никто из родных пропавшей не знал об этом до тех пор, пока полицейские не показали им паспорт со штампом Романовой, то есть уже после обнаружения пропавшей. Датой свадьбы стоит 4 сентября. Мать девушки утверждает, что в тот день ее дочь была на работе и, таким образом, не могла быть в ЗАГСе.

Отец Юлии вдобавок к этому рассказал, что в апреле дочь говорила ему о своих планах выйти замуж. Беседа произошла после того, как он отказался брать кредит на свое имя для дочери. «Я спросил: "Зачем ты берешь кредит?" У нее были такие слова: "Я взяла кредит под человека. Я думала, что мы будем жить"», — вспомнил разговор с дочерью отец, добавив, что тогда до свадьбы дело не дошло.

В другой раз Юлия призналась отцу, что ее избранник заключенный, сидит в Омской области. Как звали того человека, неизвестно — так что неясно, идет ли речь о том самом Аюбове.

Мать Романовой добавила, что на девушку был оформлен автокредит, хотя никакой машины у ее дочери не было, и «она даже не знает, с какой стороны в машину сесть».

Сейчас Юлия Романова находится в БСМП, она уже общалась с врачами и родными, но обстоятельств произошедшего с ней не проясняет. Из полиции материалы передали в Следственный комитет. Там организовали доследственную проверку, однако в интересах самой Юлии пока не раскрывается, в каком она состоянии. Также пока рано говорить о каких-либо официальных версиях произошедшего.

— Проводится проверка, по ее результатам будет принято решение — возбуждать уголовное дело или нет, — сказали «ПМ» в красноярском управлении Следственного комитета.
Система Orphus

Читайте также

Новые материалы

Читаемые материалы

Мы в соцмедиа
Наши проекты
Читай нас там, где удобно
Закрыть
Наверх