Уведомления
19 5 м/с
Уведомления
19 5 м/с
Партнерский

«Коммунисты на корпоративы не зовут»: кавер-группа «Крайком пати» о секретах бизнеса

Редакция «ПМ»
1099

«КрайКом Пати» — кавер-группа, существующая в Красноярске более десяти лет. За это время они стали одной из самых востребованных команд в городе и успели переиграть практически везде, включая чемпионат России по сумо. «Проспект Мира» поговорил с ударником группы Дмитрием Полеевым и вокалистом Василием Андреевым о поклонниках, конкуренции среди кавер-групп и о том, могут ли жить музыканты на гонорары.

О группе

Дмитрий. Начиналось у нас всё еще в институтские времена, за это время сменились и составы, и названия. Когда-то мы, например, назывались «Камин» — такой вроде каламбур, игра слов: Come in, «Заходи» то есть. Потом было немного дурацкое название Cry Come Party — «Плачь, иди, вечеринка». И вот недавно мы его переосмыслили в «Краевой комитет вечеринок» — «Крайком пати».

За всё время у нас было три вокалиста, несколько концертов мы пели с девушкой. Но с девочками работать сложно, потому что первое правило нашей группы — нужна борода. А как сюда девочку вклинить?

Фото: vk.com/crycomeparty

Василий. Всего в группе пятеро музыкантов и один серый кардинал — звукорежиссер, он же менеджер. Звукач наш в принципе умеет всё: именно он делает наше звучание неповторимым и прекрасным. Параллельно он работает в БКЗ, а прямо сейчас (в начале апреля) находится в двухнедельном туре с группировкой «Ленинград» в «Шерегеше» и близлежащих городах.

Хранителем традиций у нас выступает клавишник и баянист Олег, он играет с первого состава. Олег, как он сам говорит, всегда пытается реализовать свой творческий потенциал: у него есть студия детской робототехники «Делай роботов», он писал песни, записывал альбом — но этого ему мало. Поэтому Олег работает на трех-четырех работах. Иногда на сцене у него такой задумчивый вид, что может показаться, будто ему скучно, но на самом деле Олег в этот момент придумывает очередной план по захвату мира.

Гитарист у нас занимается бодибилдингом, и два раза в год, когда у него соревнования, он раздевается на наших выступлениях и делает шоу. На басу играет Артем Буш, сын легендарного Владимира Буша (красноярские группы «Амальгама», «Ху=Хи» и другие). Артем у нас, возможно, самый ответственный — на репетициях именно он может сделать замечание по поводу чьей-то неготовности или несобранности.

Дмитрий. Все члены нашей команды — профессионалы, поэтому мы можем не только сыграть, но и предоставить профессиональный свет и звук, организовать выступление в любом месте. Как-то мы выступали, например, в лесу на поляне. Или на крыше двухэтажного автобуса возле «Колорадского папы»: там снимали программу «Коробка передач», а мы изображали Beatles — играли, кажется, Yellow Submarine.



«Важно, чтобы народ танцевал»

Дмитрий. Главная наша концепция — чтобы народ плясал. Если на танцполе нет людей, то мы очень огорчаемся. Это, впрочем, бывает крайне редко — только если днем играем, на утренниках или на открытиях ТРЦ.

Василий. Нам важно, чтобы народ танцевал, потому что энергия, которая идет из зала, подпитывает нас. Люди посылают энергию нам, а мы им еще большую в ответ — и так до бесконечности, пока люди просто не выпрыгивают на сцену или не делают какие-то другие импульсивные поступки.

Дмитрий. Недавно после исполнения «Танцуй» «Зверей» нашему Васе руки начал целовать бородатый мужчина лет 50. Это, как оказалось, был полковник полиции в отставке.

Василий. Другой, не совсем трезвый, мужчина рвался к нам на сцену и бил по струнам гитары. Он так хотел проверить, не играем ли мы под фонограмму. Ну это, наверное, успех, раз мы играем так похоже на фонограмму.



«Свое творчество никому не нужно»

Дмитрий. В репертуаре у нас более 200 песен и список постоянно обновляется. Бывает, что одну песню играем 10 лет, а бывает — один раз. Как-то играли «Танцуй, дурочка, танцуй» — Би-2 — и танцевала в этот момент только одна девочка. Было как-то неловко, поэтому мы решили, что эту песню больше играть не будем.

Исполняем мы либо хорошо сделанное старое, либо наоборот то, что на гребне волны. Просто играть песню целиком от А до Я нам скучно, гораздо интереснее сделать ее по-своему, вставить посередине мелодию или слова из другой песни — например, припев «Розового вина» в Everybody группы Backstreet Boys.

На каком-то одном стиле мы не зацикливаемся, наш формат — играть то, что нравится людям. Бывает, что люди просят какую-то определенную песню, и, если нам позволяют условия, то мы эту музыку сделаем. Как-то на свадьбе жених — парень в татуировках и с тоннелями в ушах — попросил сыграть какой-то адски жесткий метал. Мы группа гибкая, сыграли.

Василий. Есть ли на праздниках место для своего творчества? Пожалуй, что нет. Оригинальные песни никому не интересны. Кавер-группы и оригинальные исполнители — это вообще про разное. У кавер-групп своя направленность — делать праздник для людей, сопровождать вечеринки. Если люди хотят оторваться на корпоративе, то незнакомая песня будет восприниматься тяжело. Нужна узнаваемость.



Про конкуренцию и деньги

Дмитрий. В Красноярске сейчас около 20 кавер-групп из тех, что выступают регулярно и дают нормальное качество. Почти у всех разные форматы: кто-то зацикливается только на старом русском роке, кто-то — на современном, кто-то — на поп-музыке.

На все 20 групп, как мы недавно подсчитали, сейчас восемь постоянных клубов, где они могут играть — это с учетом Железногорска. Конкуренция, конечно, есть, но все группы мирно сосуществуют, даже дружат. В последние годы из-за кризиса обострилась борьба — но противостояние идет в основном с менеджментом клубов, а не между группами.

Василий. Клубы работают по фиксированной стоимости, и эта цена не поднималась давно, несмотря на общий рост цен. Раньше гитара в магазине стоила 30 тысяч, сейчас — в два раза больше. Изменить гонорарную политику в клубах вряд ли возможно, потому что постоянно появляются новые молодые группы, которые готовы играть за меньшие деньги просто для того, чтобы начать.

Дмитрий. Основной доход кавер-групп — это корпоративы, а их из-за кризиса стало меньше. Пять лет назад группа из шести человек могла зарабатывать четыре миллиона рублей в год. За последние три-четыре года все изменилось и сейчас максимум — это три миллиона в год, в среднем — около 100 тысяч в месяц на всех.

Почти у всех в группе есть основная работа, у некоторых не одна, поэтому группа — это отдушина, а не основной источник дохода. Хотя существовать только на доходы от кавер-концертов можно — я тому пример. Правда, у меня нет кредитов, ипотеки, машины, жены и детей, счетов в банке, и за 32 года я ни разу не покупал себе телефон.

«Не выступали только на похоронах»

Василий. В клубах мы выступаем раза два-три в неделю. Ближе к лету резко вырастает число корпоративов и свадеб. Бывает, что клубы просят выслать график, в какие дни мы можем сыграть — а мы не можем, потому что уже недели вперед корпоративами расписаны. За время существования мы успели сыграть практически везде. Клубы, свадьбы, новогодние корпоративы, дни рождения, 9 Мая в Томске, дни шахтеров, металлургов и, кажется, вообще всех существующих профессий. Играли на закрытии чемпионата России по сумо в Туве, там нас слушали человек 200 с вооот с такими вот большими руками.

Дмитрий. Не выступали мы только на похоронах. Если пригласят, не откажемся, хотя пока не представляю, как это будет выглядеть. Мне рассказывали, как одна группу российского уровня играла на чьих-то похоронах: все сидели грустные, вокруг скорбь, а они играют. Но умерший очень любил эту группу и просил, чтобы они сыграли у него на похоронах.

Еще из-за названия «Крайком Пати» нас пару раз заказывали на вечеринку для тех, кому за 50. И с коммунистами нас, конечно, женят постоянно. Но сами коммунисты на корпоративы к себе не зовут. Другая партия — та, где Михаил Прохоров еще был, — зато всё время обещала позвать выступить на свой съезд. «Не хотите поиграть в политические игры?» — говорят. Но в итоге так и не позвали.

А вы уже читаете «Проспект Мира» в Телеграме?

Новые материалы

Читаемые материалы

Мы в соцмедиа
Наши проекты
Читай нас там, где удобно
Закрыть
Наверх