@pr.mira
2
Пробки
$
73.85
86.99
74.9

Красноярский край предложили объединить с Тувой и Хакасией. Что об этом думают политологи: «Они хотят устроить восстание?»

Депутат Госдумы от ЛДПР Сергей Натаров в своем телеграм-канале предложил объединить Красноярский край, Туву и Хакасию в единый субъект РФ, сохраняя при этом «определенные автономные полномочия национальных республик». Подобные  предложения начали звучать по всей России после заявления вице-премьера Марата Хуснуллина о том, что регионы в России необходимо укрупнить. По его мнению, нынешнее территориально-административное деление в стране неправильное: «Нам 85 регионов не нужно. Я Еврейской автономной областью не хочу заниматься — не хочу с точки зрения трудозатрат. Ее нужно соединить либо с Хабаровским краем, либо с каким-то другим. <...> Или Курган. Почему курганцы должны жить хуже тюменцев, а живут они в 190 км друг от друга? У одних есть нефтяные доходы, у других — нет», — пояснял Хуснуллин.

«Проспект Мира» пообщался с красноярскими политологами и узнал их мнение по этому резонансному вопросу.

Политолог Александр Чернявский считает, что желание федеральных чиновников свести количество регионов к минимуму — вполне понятно. 

«Проще иметь дело с крупными субъектами, чем с регионами, которые напоминают некоторые районы Красноярского края», — замечает он. 

По мнению Чернявского, объединение с Хакасией и объединение с Тувой — это две разные ситуации, и перспектива последней — крайне сомнительна. Вряд ли Красноярский край и Тува станут единым целым при нашей жизни, считает политолог.

«Я знаком с представителями тувинской элиты, там крайне негативно относятся к этому сценарию. Я думаю, они сделают все возможное, чтобы это не состоялось. Понимаете, в чем разница между Тувой и Хакасией. В Туве подавляющее большинство — тувинцы (по данным переписи населения 2010 года в Туве проживало 82% тувинцев — прим. ред), а в Хакасии титульная нация в серьезном меньшинстве по сравнению с представителями других этносов (по данным переписи населения 2010 года в Хакасии проживало 12% хакасов — прим. ред)».


При этом Хакасия во времена СССР 58 лет была в составе Красноярского края. Но в начале 90-х республика решила стать самостоятельным субъектом РФ, несмотря на то, что в предыдущие 20 лет край строился как единый народно-хозяйственный механизм, поясняет Чернявский, а Хакасии было отведено важное место — это была главная перерабатывающая база большого региона. Выход республики из состава имел серьезные социально-экономические негативные последствия, добавляет политолог.  

В то же время воссоединение Красноярского края и Хакасии, скорее всего, не обрадует руководителей обоих регионов. Глава республики Валентин Коновалов уже заявил РИА Новостям, что говорить об этом «преждевременно и ни к чему совершенно».

«Не скажу, что Красноярскому краю это сильно надо, потому что Хакасия очевидно сейчас в кризисе, очевидно депрессивный регион, и ее подымать придется, видимо, за счет ресурсов края. Но в этом как раз и идея всех этих объединений, когда более развитые регионы подталкивают отстающих, — уточняет Чернявский. — Понятно, что республиканская верхушка будет сопротивляться. Подобное мы наблюдали на примере 2005 года, когда номенклатура Таймыра и Эвенкии приняла идею об объединении с краем в штыки (в 2005 году были проведены референдумы по объединению регионов — прим.). Только давление федерального центра позволило решить этот вопрос. Как это будет в Хакасии, трудно сказать. Этот процесс гораздо шире и серьезнее, чем смена руководителя. Сегодня не составляет труда того же Коновалова отправить в отставку».

Регионы противятся объединению, потому что боятся потерять политическую субъектность, объясняет политолог. При этом их экономический потенциал не просто нулевой, а уже в минусе, добавляет он.

«Тема объединения с Хакасией заслуживает очень тщательного и подробного рассмотрения. Я думаю, она будет часто возникать в ближайшие годы. Понятно, что будет референдум, воля народа и все такое, но политические решения на этот счет принимаются именно на уровне Кремля. Если там решат, что это экономически целесообразно, то процесс пойдет. Предполагаю, что воссоединение с республикой может произойти, возможно, в этом десятилетии».

Вообще вопрос об объединении регионов, по наблюдениям Чернявского, обсуждался уже не раз, он буквально «витает в воздухе». И действительно — уже в 2005 году, сразу после референдума по объединению с Таймыром и Эвенкией, глава Красноярского края Александр Хлопонин заявил о готовности присоединить также и Хакасию. Правда, в самой республике позицию губернатора жестко раскритиковали и даже пригрозили обратиться в прокуратуру. В конце 2020 года Хлопонин вспоминал в интервью ТВК о желании объединить край с Хакасией и Тувой в нулевых: «Это что же получается, вы страну разрежете ровно на две части, и какой-то мирок там будет строить? Нет!», — цитировал Хлопонин, вероятно, представителей федеральных властей.

Встреча по поводу объединения Красноярского края, Таймырского и Эвенкийского автономных округов, 2004 год. Фото: kremlin.ru


По мнению Чернявского, предложения об объединении регионов не связаны с предстоящими выборами. 

«Если честно, то, что закинул Хуснуллин, это пока трудно интерпретировать. Вопрос — насколько это заявление было согласовано с администрацией президента, с политическим блоком. Я в этом сильно сомневаюсь, мне кажется, он мог просто сказать то, что думает (сам Хуснуллин уточнял, что это его личное мнение, которое пока не согласовано в правительстве — прим.). Но заявление вызвало большой резонанс».

Политолог Сергей Комарицын тоже заметил, что вопрос об объединении субъектов РФ периодически подимают. Он напомнил, что на эту тему часто высказывается лидер ЛДПР Владимир Жириновский.

«Жириновский говорит, что надо оставить всего 40 регионов с численностью по 4-5 млн, убрать все национальные республики. Провокатор, что я могу сказать. В нашей многонациональной стране высказать такое...», — считает политолог. 

По мнению Комарицына, объединение Красноярского края, Хакасии и Тувы — неудачная идея. Он ссылается на пример с присоединением Эвенкии и Таймыра в 2006 году и поясняет, что этот опыт оказался негативным.  

«Значительную часть преимуществ, которые имели эти территории, они потеряли*. И как только эту кампанию по укрупнению регионов перекинули на Кавказ — хотели объединить Адыгею с Краснодарским краем — тут же все закончилось. Потому что одно дело — объединить толерантные Бурятские округа с Иркутской и Читинской областями, но совсем другое дело на Кавказе, где чуть что — сразу за ножи хватаются, потому что они теряют свою национальную государственность. Вообще трогать национальные образования в принципе нельзя. Чего они хотят? Устроить в Туве восстание что ли? Чего хочет Натаров?».

Тува. Фото: pixabay.ru


Кроме того, Комарицын считает, что объединение регионов будет экономически неэффективно. 

«А краю-то это зачем? Содержать Туву? Тува на 96% дотационная, то есть она получает дотации из федерального бюджета, а мы ее присоединим и будем кормить за счет края. Это идиотское предложение».

По прогнозам политолога, если референдумы все-таки состоятся, против проголосуют жители обеих республик.

«Это не Эвенкия и не Таймыр, которых нагнули, сломали — и провели референдум. Это просто невозможно. Никто не проголосует в этих республиках за объединение с Красноярским краем. Это сотрясание воздуха, не имеющее никакого отношения к действительности, это сделать невозможно, даже если будет политическая воля у кого-то — у того же Путина или у Шойгу. Не думаю, что будет, зачем им эта лишняя головная боль? И так все устраивает. Если же этим займутся, это будет означать полный маразм власти», — считает Сергей Комарицын.

  • *В 2017 году жители Таймыра направили в избирком заявление о проведении референдума по возвращению статуса Таймырского Долгано-Ненецкого автономного округа. Люди жаловались на плохие условия жизни после объединения с краем — на сокращение фельдшерских пунктов и мест в больницах, нехватку специалистов и денег: «Мы должны получать много денег, раз здесь нефтяники. Но субъекта нет, кошелек – не у нас, а в Красноярском крае. Деньги уходят туда, он распределяет, куда их девать, каждый рубль приходится «царапать» у края. Вид экономической целесообразности нам диктуют. С Россией так нельзя, ведь Таймыр может взорваться, а это Арктическая зона», — заявлял представитель Ассоциации коренных малочисленных народов Таймыра Геннадий Щукин.
  • Районные депутаты отказали активистам в проведении референдума, посчитав, что такой вопрос должен решаться на уровне краевой власти. 
Нарина Георгян
Нарина Георгян
Корреспондент
Что вы об этом думаете?
Поделитесь с друзьями:
А Вы уже читаете «Проспект Мира» в Яндекс.Дзене?
Политика
Актуальное