Уведомления
Уведомления
15 5 м/с

Миллионы долгов, уголовное дело и отсутствие отчетности: рассказываем, что известно о красноярской общественнице Ольге Суворовой

Сергей Ошаров
15468

В последнее время энергичная 50-летняя общественница Ольга Суворова снова вошла в красноярское инфополе. Активно протестует против «мусорной реформы», вызывает чиновников на «народный суд», рассылает депутатам пакеты с отходами и организует митинги. Суворова утверждает, что ее оппоненты не выполняют своих обязательств. «Проспект Мира» разобрался, выполняет ли общественница свои.

«Вполне мирная женщина»

В октябре 2003 года на «Приме» вышла вот такая новость:

«Сегодня в Красноярске вполне мирная женщина перепугала коммунальщиков: она била стекла в окнах 10-го жилищного треста, причем действовала в присутствии милиции. Это были вовсе не съемки фильма: на такое "хулиганство" Ольгу Суворову вынудили бесконечные коммунальные проблемы, которые не решаются месяцами».

Речь идет именно об активистке Ольге Суворовой — годы спустя эта «вполне мирная женщина» будет брать в заложники вице-мэра Юрия Парыгина и оккупировать мэрию.

11 января 2019 года, около 16:00, группа активистов во главе с Ольгой Суворовой вошла в здание городской администрации и, удобно расположившись на входе, начала требовать разговора с мэром Красноярска Сергеем Ереминым. Как пояснили сами активисты, они хотели обсудить с главой города необходимость отсрочки федерального закона о «мусорной реформе».


В администрации активисты просидели 10 часов, пока около двух часов ночи их не выпроводила полиция. Как заявляла Суворова, до приезда полиции охранники мэрии не пускали активистов в туалет, снимали происходящее на телефон и якобы «угрожали использовать» это против них. 

В этом случае Суворова воевала вроде как в интересах красноярцев. А вот вице-мэра Парыгина она взяла в заложники уже скорее в интересах своей организации «Страна Общественной Заботы».

Чудесная «Страна ОЗ»

В 2010 году Ольга Суворова открыла кризисный центр для жертв домашнего и сексуального насилия «Страна Общественной Заботы». Центру дали муниципальное помещение в 263 квадрата на Северо-Енисейской и установили льготную арендную плату — всего 8,5 тысячи в месяц.

С 2011 по 2015 год «Страна ОЗ», через другую НКО Суворовой «Общаги!?» (о ней ниже), получила более 7 миллионов в виде грантов и субсидий — эти цифры Суворова приводит сама в информационной справке об опыте работы поставщика социальных услуг. Из них 3,5 миллиона из краевого и почти миллион из городского бюджета. Документ есть в распоряжении редакции.


Несмотря на финансирование, «Страна ОЗ» накопила более 100 тысяч долга по арендной плате. Дошло до того, что мэрия через суд потребовала освободить муниципальное помещение. В январе 2017 года она зашла в кабинет вице-мэра Юрия Парыгина и потребовала простить долги и отдать ей помещение в безвозмездное пользование. Получив отказ, она на два часа заперлась с Парыгиным в его кабинете, подперев дверь стулом. Вице-мэра смог освободить только наряд полиции. В конечном итоге кризисный центр все же выселили.

Освоение «Общаг»

Еще раньше, в 2009 году, Суворова учредила некоммерческую организацию «Общаги!?» или «Общий дом без страха и печали». Эта организация получала гранты как из-за рубежа, через Агентство США по международному развитию (USAID), так и из городского и краевого бюджетов. По заявлению самой Суворовой, получать деньги из-за рубежа проще.

«В то время как российские спонсоры занимаются "местничеством", международные доноры смотрят на цели и задачи НКО, без вопросов дают деньги», — сказала Суворова в интервью ИА «Пресс-лайн».

В 2012 году Россия признала деятельность USAID нежелательной, и Суворовой пришлось довольствоваться только российскими субсидиями. Судя по базе арбитражного суда, деньги Суворова получала активно, а вот отчеты о их освоении до контролирующих органов доходили редко.

В Краевом агентстве молодежной политики «Проспекту Мира» рассказали, что в 2013 году выделили «Общагам» 516 тысяч рублей, в 2014-м — 1,5 миллиона и 669 тысяч рублей, в 2015-м — 1,2 миллиона и 651 тысячу рублей, а в 2016-м еще миллион. Во всех шести случаях Суворова не отчиталась об освоении средств, и деньги пришлось возвращать через суд. В агентстве отметили, что на апрель 2019 года Ольга Суворова и ее КРОО «Общаги» не вернули ни копейки из более чем 5,5 миллиона бюджетных средств.

То же самое касается субсидии от городской администрации — по информации мэрии, 400 тысяч рублей были выделены Суворовой еще в 2015 году, а долг не возвращен до сих пор.

Фото здесь и на обложке: Алексей Осадчий

Всеми долгами Суворовой сейчас занимаются судебные приставы. Если посмотреть в базу ФССП, то можно заметить — многие из производств были прекращены по пункту 3 части 1 статьи 46 ФЗ «Об исполнительных производствах». Судя по этому пункту, Суворову или невозможно найти, или она не имеет никаких счетов на свое имя.

Скриншоты здесь и далее: сайт ФССП

Параллельно с приставами долгами Ольги Суворовой занимается управление экономической безопасности и противодействия коррупции городской полиции. В марте 2018 года агентство молодежной политики подало заявление с просьбой провести проверку о наличии состава преступлений в отношении Суворовой. В апреле этого года в полиции «Проспекту Мира» подтвердили, что проверка идет.

Сама Ольга Суворова в разговоре с «Проспектом Мира» сказала, что подобными исками ее пытаются «заткнуть».

«Нужно же мне рот закрыть. Вы же понимаете, что просто так какие-то иски не появляются. Так, администрация года с 2016 говорила, что готовит документы о передаче кризисному центру помещения в безвозмездное пользование. Четыре месяца меня мурыжат, потом подают на нас в суд по задолженности по аренде», — говорит Суворова.

Впрочем, за Суворовой числятся не только долги по аренде — за коммуналку тоже. Вот исполнительное производство на 41 тысячу рублей

Производство на ту же сумму от 2018 года 

А вот другое — 31 тысяча рублей от 2018 года

Налоги Ольга Суворова тоже платит не всегда, на ней висит долг в 18,6 тысячи рублей

Где же деньги?

В 2015 году краевое министерство юстиции проводило проверку деятельности «Общаг», но полной финансовой отчетности от Суворовой так и не получило. Спустя два года замначальника краевого управления минюста Наталья Тараненко заявила журналистам, что ведомство так и не может сказать, чем точно занимается НКО Суворовой:

«Фактически организация уклонилась от того, чтобы предоставить все документы. Особенно документы, касающиеся финансовой деятельности этой организации. А это очень важно, поскольку организация является у нас известным грантополучателем. Она участвует в различных программах как краевого, так и муниципального уровня. И, конечно же, вот такая позиция руководителя организации нам непонятна. Мы не можем сейчас сделать вывод — а чем конкретно организация занимается — уставной деятельностью или какой-то иной?».

Фото: Дмитрий Полушин

Сама Суворова в разговоре с «ПМ» сказала, что предоставила в министерство все документы — при этом оригиналы, — однако они, по ее словам, были утеряны.

«Я уехала в длительную командировку, мне позвонили сотрудники и сказали, что минюст срочно запросил папки с документами и девочки им их отнесли. Больше мы этих папок не видели», — рассказывает общественница.

Суворова заявляет, что утеря документов — политический заказ:

«В то время у меня был серьезный конфликт с замглавы краевой полиции господином Кузнецовым. Незадолго до этого я была осуждена по статье 116 УК РФ — дала пощечину полковнику госнаркоконтроля. Я думаю, что минюст сам не посмел бы эти папки спрятать. Я думаю, это был заказ».
В министерстве юстиции «ПМ», однако, заявили, что документы никто не терял, просто в 2015-2017 годах Суворова не предоставила полный отчет. В 2016 году «Общаги» оштрафовали на 5 тысяч по части 1 статьи 19.4.1 КоАП РФ (Воспрепятствование законной деятельности должностного лица органа государственного контроля); в 2017 в отношении НКО составили еще один протокол — Суворова не устранила нарушения прошлых двух лет и получила предупреждение; а в 2018 году снова штраф на 3 тысячи рублей, но уже по другой статье — 19.7 КоАП (Непредоставление сведений в государственный орган. Отчетность за 2018 год Ольга Суворова должна предоставить не позднее 15 апреля этого года, иначе «Общаги» могут ликвидировать.

«Если НКО не предоставит отчетность, то мы можем принять соответствующие меры — уже не только административные. Министерство может подать в суд обращение по прекращению деятельности НКО "Общаги" за неоднократные нарушения», — добавили в министерстве.

Бэби-боксы едут в Красноярск

Суворовой принадлежит также идея установки в Красноярске бэби-боксов. С 2012 года она собирала деньги на специальный контейнер, где можно было бы оставить нежеланного ребенка. Установить его предполагалось в том самом кризисном центре «Страна ОЗ».

Стоимость реализации этого проекта инициатор оценивала примерно в миллион рублей. Оборудование предполагалось купить в Германии за 680 тысяч, а привезти его в Красноярск стоило еще порядка 300 тысяч.

фото: Алексей Банников, ИА Regnum

Собрать почти миллион общественнице удалось, в том числе благодаря предпринимателю Константину Сенченко — он пожертвовал большую часть суммы. По словам Сенченко, если бэби-бокс может спасти хотя бы одного ребенка, то своих денег он стоит.

Только вот бокса в Красноярске так и не появилось, несмотря на то, что деньги собрали еще в 2013 году.

«Я запрашивал документы, спрашивал — что все-таки с нашим бэби-боксом? Суворова уверяла, что где-то все в дороге. То какие-то согласования, то документы — вот скоро-скоро все будет готово. Ну вот, три года [уже шесть — прим. ред] прошло — ни бэби-бокса, ни денег, ни помощи детям», — рассказывал Сенченко журналистам.

Три года оборудование «ехало» в Россию, пока в 2016 году бэби-боксы не запретили.

Куртки для молодежи

Помимо своей некоммерческой деятельности, Ольга Александровна попробовала себя на стезе индивидуального предпринимательства. ИП Суворова участвовала в одиннадцати закупках, но выиграть ей удалось лишь три, а исполнить — две.

В конце 2017 года Ольга Александровна подрядилась сшить куртки-бойцовки для краевого Дворца молодежи. Контракт был заключен на 1 миллион 211 тысяч, 30% из которых Суворова получила в качестве аванса — на руках у Ольги оказалось 363 тысячи.

ИП Суворова честно сшила образцы и отправила их на экспертизу заказчику. Экспертиза заняла 22 дня, куртки заказчику понравились и Дворец молодежи предложил Суворовой продлить срок сдачи заказа на эти самые 22 дня, чтобы поставщик успел все пошить — для этого нужно было только подписать допсоглашение.

Фото: Альберт Васильев

С этого момента начались проблемы. На письмо заказчика Суворова ответила, что не может подписать договор, поскольку ее нет в Красноярске. На второе и третье письмо ИП ответила тем же. В итоге сроки поставки были сорваны и Дворец молодежи расторг контракт в одностороннем порядке.

Письмо уведомление об одностороннем отказе и требовании вернуть аванс заказчик направил Суворовой курьером, но почтальон так и не смог найти Ольгу Александровну. Деньги пришлось возвращать через суд — на заседание о взыскании с нее более полумиллиона рублей Ольга Суворова так и не пришла.

Взысканием этой суммы с Ольги Суворовой так же занимаются приставы. Судя по базе, долг на общественнице висит до сих пор.

Феномен Суворовой

Многомиллионные долги и непрозрачная деятельность не мешают Ольге Суворовой устраивать смелые провокационные акции. Суворова отметилась своим эпатажным поведением в соцсетях — своим оппонентам она придумывает бранные прозвища и угрожает расправой.


Красноярский политолог Александр Чернявский связывает это с тем, что общественница не представляет для власти реальной угрозы.
«Укусы, конечно, неприятные, но принципиального значения для протестной повестки они, на мой взгляд, не имеют, — считает Чернявский. — В Красноярске всегда были подобные люди, которые фактически выступают против всех действий власти — это было и в девяностые, и в нулевые, и сейчас есть. Это уже привычная часть общественно-политического ландшафта. Другой вопрос — насколько я знаю, власть всерьез подобные вещи не воспринимает».

Мотивирована она какой-то третьей стороной или нет, точно сказать нельзя, добавляет другой красноярский политолог Василий Дамов.

«Вопрос, стоят ли за такими общественниками какие-то заказчики, часто обсуждается, но здесь ведь "не пойман - не вор". Возможно — да, но даже сами общественники об этом могут не знать, — рассуждает Дамов. — Они ведь чаще всего действительно "за всё хорошее" и на пути к этому готовы не замечать вокруг вообще ничего, даже манипуляций с самими собой».

А вы уже читаете «Проспект Мира» в Яндекс.Дзене?

Новые материалы

Читаемые материалы

Наши проекты
Читай нас там, где удобно
Закрыть
Наверх