Уведомления
Уведомления
10 8 м/с

251 суицид за год: как система педагогики в Минусинске в начале XX века привела к волне самоубийств у школьников

Василий Прокушев
4005

В начале XX века по Минусинску прокатилась загадочная волна самоубийств школьников. Местные газеты с ужасом писали, что семинаристы и гимназисты, по сути, только начавшие жить, добровольно покидают этот мир. Работал ли это дореволюционный «Синий кит» или причина крылась в другом, выясняем в нашем материале. 

251 самоубийство школьников за один только 1913 год. Эта цифра и сегодня поражает воображение. В те же времена, когда и школьников было меньше, и информацию об их жизни было искать сложнее, это и вовсе казалось чем-то апокалиптическим.

Вот, например, типичная заметка в газете «Минусинский край». На выцветшей бумаге сообщение: «Покончил с собой гимназист Жуков, это ставят в связь с насмешками над ребенком некоторых педагогов».


Но происходящее не было обычным школьным буллингом, как показывает расследование некоего С. Минусинского, опубликованное в газете под заголовком «Нечто весьма тяжелое». Причиной массовых смертей стала сама система образования, базирующаяся в то время на фигурах так называемых наставников.

«В систему воспитания местного юношества, с учреждением в Минусинске двух новых средне-учебных заведений, реального училища и учительской семинарии, внедрилось нечто тяжелое и непонятное. Такое, о чем нельзя молчать, потому что систематически уродуется самая большая ценность общества — его дети», — пишет Минусинский.

Суть наставничества заключалась в следующем: наставник брал под контроль всю личную и общественную жизнь ученика, зорко следя, чтобы школьник не окунулся в омут порока, не запил и не начал вести аморальный образ жизни. Благое в теории начинание на практике обращалось режимом тотальной слежки и навязчивого контроля.

Так, например, каждый ученик обязан был вести дневник, в котором его день описывался по минутам. «Во сколько часов и минут, куда и зачем пошел, что там делал, во сколько часов и минут вернулся домой». Более того, педагог вполне мог проверить, чем занимается ученик, заявившись к нему в час ночи.

Спящий школьник поднимался с кровати и тщательно обнюхивался наставником на предмет запаха алкоголя. Тут же проводилась очная ставка с домочадцами ученика, которые должны были, не путаясь в показаниях, изложить весь день школьника чуть ли не поминутно.

Если же домочадцы не могли толком объяснить, чем занимался ребенок, наставник вполне мог заставить школьника сменить место жительства. Так, Минусинский приводит в качестве примера ученика, которого заставили съехать с квартиры старухи-матери, несмотря на то что жила она лишь на его 15-рублевую стипендию.

Наставник мог поймать ученика и на улице и спросить, с кем он только что разговаривал, и не научил ли его «плохому» этот человек. Строго запрещались совместные прогулки с противоположным полом, а также посещение лекций, кино, библиотек и театров без разрешения начальства.

Провинившихся и пойманных за оплошностями, а также не слишком старательно ведущих дневник ждало дисциплинарное взыскание вплоть до отчисления из гимназии.

При этом автор пишет, что педагоги плохо разъясняют свой предмет: «Вот почему существует в Минусинске такой громадный спрос на репетиторов, составляющих большой накладной расход для родителей учащихся».

Неудивительно, что под таким психологическим давлением у учеников сдавали нервы и наиболее чувствительные решались на самоубийство.

При подготовке статьи использовался материал Красноярской краевой научной библиотеки.

А вы уже читаете «Проспект Мира» в Яндекс.Дзене?

Новые материалы

Читаемые материалы

Наши проекты
Читай нас там, где удобно
Закрыть
Наверх