@pr.mira
-5°
Облачно
2
Пробки
$
62.34
68.78
59.25
$
62.34
68.78
59.25
-5°

«Мы с удовольствием возьмем красноярские проекты»: Татьяна Журавлева о программе «100 городских лидеров»

На 15-м Городском форуме одним из спикером была руководитель Центра городских компетенций Агентства стратегических инициатив Татьяна Журавлева. В Красноярске она представляла программу «100 городских лидеров», которая помогает воплощать и тиражировать городские проекты. «Проспект Мира» поговорил с Татьяной о том, как проект, придуманный в Рязани, можно применить в Якутске, почему инициативу легче запустить в маленьком городе и как изменить жизнь города без мега-проектов.

Фото: gornovosti.ru

Что такое программа «100 городских лидеров»? 

Наш центр собирает городские проекты из разных городов: мы взаимодействуем с ними очно либо онлайн на нашем сайте «100gorodov.ru», который действует как крауд-платформа.

Программа на самом деле призвана решить три простых задачи. Первая — это запустить реальные проекты в городах, неважно, миллионники это или десятитысячники.

Вторая цель — организация городского сообщества вокруг этого проекта. Это важно для того, чтобы была поддержка и мы понимали, что все делается не ради трех человек, а также для того, чтобы это сообщество в дальнейшем могло запустить и другие проекты.

И третья задача — это возможность тиражировать практики, сложившиеся во время работы над проектами. Чтобы практика, опробованная в Рязани, после адаптации могла применяться, например, в Якутске.

Это именно тиражирование решений. Нельзя сделать парк в Якутске и точно такой же в Десногорске Смоленской области — не получится так никогда. Но вот, например, как сделать этот парк таким, чтобы капитализация для бизнеса была повыше, или технологии работы с жителями — вот такие практики можно легко прививать от города к городу.

Запустились вы в январе — сколько заявок поступило на программу? 

Нам пришли 593 заявки — это 154 города, из которых мы отобрали 25 и работали с ними до 18 сентября. За это время прошел первый акселератор, и 23 проекта дошли до конца. Дошли очень успешно: это полноценные кросс-секторальные команды из представителей бизнеса, власти и общества (это был обязательный критерий для отбора). Сейчас их проекты реализуются — какие-то в стадии рабочей документации, какие-то в начале стройки.

В акселераторе мы заложили для себя несколько важных принципов. Это обязательная работа с сообществами, с жителями — и необходимость быстрых побед. Очень важно было показать, что город может меняться здесь и сейчас, в моменте — пусть и локально. Не нужно ждать мега-проект, пока к вам придет олимпиада или универсиада, чтобы город преобразился.

Третий момент — мы не выдергиваем команды в Москву, в условное «Сколково»: когда человека учат две недели чему-то завиральному, он отрывается от земли, потом возвращается обратно и понимает, что погряз в рутине. Нет, мы сами приезжали в города, либо у нас были совместные выездные сессии с участниками команд в какой-нибудь из городов, участвующих в программе. И там происходит не просто образовательный модуль, а сразу интернатура — то есть полученное знание ребята должны сразу применить на практике. 

Например, на модуле учили соучаствующему проектированию (с привлечением жителей, власти, бизнеса и других сообществ) — на следующий день команды провели соответствующую практическую сессию. Они обкатали,  попробовали, как на хомячках, этот метод в другом городе, вернулись к себе и теперь могут полноценно его осуществить.

Еще одна важная нам история — это наставничество. Но не просто с человеком, который говорит: «Ну что, как у тебя дела?» Наставник у нас сменяемый — в зависимости от этапа развития проекта. Например, команде не хватает финансового аналитика, который может помочь построить бизнес-модель. Мы даем такого эксперта, он вливается в команду, и его задача — не просто сделать бизнес-модель, но обучить члена команды так, чтобы когда наставник уехал, компетенции остались.

Фото: vk.com/svetfest

Какие проекты были отобраны в программу?

Например, город Полярные зори, 14 тысяч человек населения за Полярным кругом в Мурманской области. Там команда изначально хотела сделать университет, они приступили к делу — и первым блоком у них была работа с сообществами. На этом этапе они поняли, что никому в городе университет не нужен. Я предложила им провести опрос, чтобы узнать, что нужно жителям. 

Выяснилось, что людям не хватает света — город 40 дней живет в полнейшей темноте, там 22 декабря день длится 21 одну минуту. И ребята сделали концепцию освещения города: свет меняется в зависимости от времени года, от времени суток. 

Сейчас эта команда шагнула дальше. Они создают у себя Центр световых технологий, который будет работать на все Заполярье, в том числе Мурманск и Архангельск; они войдут в международную ассоциацию света, где из российских городов сейчас только Москва. 22 декабря в Полярных зорях пройдет арт-фестиваль света, на котором покажут первые результаты — улицу, освещенную по новой концепции. К ним туда приедут голландцы, итальянцы, шведы и норвежцы.

Есть другой пример. В Тюмени, например, делают парк возле озера Алебашево. К нему власти с 2001 года пытались подступиться 14 раз, но не получалось. Сейчас это озеро в аренде у предпринимательницы, там команда тоже опросила жителей и узнала, что есть запрос на площадку для проведения больших мероприятий. Потому что в этом месте проходимость порядка 150 тысяч человек в месяц, но есть только отдельные, разрозненные площадки, а такой, чтобы собрать в одном месте много людей на условный концерт Стинга, Scorpions или Лободы — нет.

Фото здесь и ниже: vk.com/alebashevo_park

И дальше запустилась большая история. Например, там изначально шла застройка ЖК на 90 тысяч человек. Концепцию парка «Алебашево» разработали вместе с жителями Тюмени — в результате эти девелоперские застройки развернули лицом к озеру. Это будет ивент-парк с зонами под разные активности от спортивного скалолазания до водных видов спорта. Парковки, которые изначально хотели построить лицом к озеру, перенесли на заднюю сторону, за сами ЖК. 

Сейчас «парк Алебашево» в топе Яндекса по запросам  в Тюмени. В начале следующего года они выходят на разработку проектно-сметной документации, согласно концепции, которую утвердили жители. Стройка парка, я надеюсь, начнется у них весной.

Красноярск был среди заявленных проектов? Какой проект подойдет городу или, наоборот, здесь не зайдет?

Красноярск в этом году к нам не подался. Я не могу сказать про проекты, которые бы не подошли Красноярску, но могу перечислить риски, которые вижу. 

Риск Красноярска, как Москвы, Санкт-Петербурга, Екатеринбурга и еще десятка миллионников, заключается в том, что он миллионник. Нельзя осчастливить миллион человек одновременно. Никакой городской проект этого не сделает и всегда остается маленькая группа людей, которая скажет, что Баба Яга против.

Как избежать этого риска? Есть такое геометрическое измерение, когда мы выбираем участки, условные 10% территории которых влияют на 70% ее жителей. Мы берем не центр Красноярска, а один из районов, и выбираем там площадку, которая охватывает большое количество людей. После того, как мы обустроим там территорию, у нас появится совсем другая связанность, совсем другие взаимодействия жителей и площадки. Если Красноярск придет к нам с таким локальным проектом, мы с удовольствием  его возьмем.

Конечно, должна быть конкретика. Задача акселератора — не поработать с абстракцией, а насытить команду такими компетенциями, чтобы она сделала, может, небольшой проект, который охватит 100-200 тысяч человек, но чтобы они могли делать такие же проекты, по той же технологии во всем городе, когда мы уйдем.

Аптекарский сад на проспекте Мира. Фото: gorodprima.ru

Финансово вы помогаете проектам?

Весь акселератор реализуется на деньги агентства и «Росатома»: десять городов отбираются по внутреннему конкурсу «Росатома», остальные 15 — по открытому от нашего агентства. Все экспертизы, наставники, выезды, перелеты, проживание и прочие вещи, вплоть до кейтеринга, закрываются за счет программы. Но мы не финансируем реализацию самих проектов, только опосредованно — через экспертов.

В конце программы у команд был инвест-питчинг, мы предоставили им площадку для защиты проектов перед инвесторами. Мы всегда помогаем договариваться с регионом или с муниципалитетом, если где-то это не получается у самих ребят. Потому что очень много денег уже выделено по различным бюджетным программам. И мы должны показать властям, что когда выделяются деньги по программе «Комфортная городская среда», эффективнее потратить их не на 125 проходных проектов, а на 25, но качественных. Я, например, видела в одном городе композитные заборы, установленные «под чугун». Как оказалось, госэкспертиза не пропустила проект планировки без заборов. В итоге туда заложили эти заборчики — но на чугун и железо денег не хватило, поэтому их сделали из композита. И наша задача, чтобы такого не было.

Второе. Когда мы понимаем, что нужно привлечь дополнительные деньги, мы стараемся вписать проекты в разные бюджетные или внебюджетные программы. Например, с нами работает много малых городов, они сейчас доделали проекты и подаются на конкурс Минстроя по малым городам и историческим поселениям. 

То есть мы стараемся дать командам в конце программы площадку, которая бы профинансировала реализацию проекта — различные фонды, ВЭБ и так далее. 

Александр Ибрагимов
Александр Ибрагимов
специальный корреспондент
Что вы об этом думаете?
Поделитесь с друзьями:
А Вы уже читаете «Проспект Мира» в Яндекс.Дзене?
💬 Комментарии
Город
Актуальное