«На уроках у нас шумно и громко!»: учитель красноярской «школы глухонемых» о работе и будущем своих учеников

Светлана Хустик
1547

Сотрудник школы-интерната для детей с нарушением слуха не поймет вас, если вы назовете её школой глухонемых. И будет прав. Здесь, наряду с обязательными предметами, в первую очередь учат понимать речь и говорить. Учитель русского языка и литературы Ольга Блинникова рассказала, в чём секрет успеха учителя и как можно полностью социализироваться, даже если ничего не слышишь. 

О своей работе

Наверное, это было предопределено. Родилась в Казахстане, поехала поступать в  Ленинградский государственный педагогический институт им. Герцена. Хотела стать учителем русского языка и литературы. В общежитии оказалась девочка, у которой мама была директором школы глухих. Мы познакомились, она рассказала, что это такое, как в них учатся. 

В итоге мы с подругой забрали документы и передали их на дефектологический факультет, на отделение сурдопедагогики. Родные удивлялись: «Какие глухие!?». Мама просила забрать документы и возвращаться домой. Но я осталась. 

Нас сразу начали водить в школы к глухим детям, на предприятия, где работают глухие взрослые. В течение первого семестра многие отсеялись. А я ни разу не засомневалась, быстрее всех выучила жестовый язык, говорила на нем очень красиво.

После учебы я выбрала по распределению самую отдаленную школу — в Минусинске, но по дороге заехала в Красноярск, и отсюда меня уже не отпустили. На тот момент здесь десять лет не было молодых педагогов со специальным образованием...

Об учениках

У наших детей разный уровень состояния слуха. Если он хоть немного остается, важно его тренировать, заставлять слушать, повторять, проговаривать. Если нет – информация подается через зрительное восприятие, карточки с нарисованными предметами. Но по итогу все начинают проговаривать слова. Если у человека есть язык, он будет говорить. 

Как правило, к нам приходят дети, с которыми уже занимались либо в сурдологическом центре, либо в детском саду.  Здесь мы развиваем эти навыки, параллельно давая полную школьную программу. Только по времени она преподается на год дольше, чем в обычной школе. Разница лишь в том, что мы преподаем в более доступной форме. Каждое явление, слово объясняем подробно. 

У наших детей очень маленький словарный запас и порой некоторые слова им просто непонятны. Нужно объяснить на примере, что это такое. Для общения используется чтение по губам,  дактилология - общение с помощью пальцев, когда для каждой буквы есть своя комбинация и жестовая речь — когда руками показываются слова.

И вы удивитесь — на уроках у нас шумно и громко! Я постоянно напоминаю: говорите, говорите, не молчите. А вот на переменах потише, ребята говорят между собой жестами. Обычная речь для них большая и трудная работа. Шумят на переменах у нас только учителя.

Но глухие дети ведут себя более настороженно. Вот вы зашли в класс, мы с вами говорим, а они не понимают о чем. Переживают, кто вы, зачем пришли, касается ли это их. И пока я не объяснила, они не успокоились. Эмоционально они чуть холоднее, более зажаты. И больше чудо, если получается вызвать у них эмоцию. Мы можем вместе плакать на уроке литературы, например, разбирая «Муму», я это только поощряю. Для них это важнее, чем выучить новое слово. 

Глухие дети очень редко делают орфографические ошибки, так как они запоминают слова зрительно, а не на слух, но часто путаются в падежах, как иностранцы. Например, могут сказать «Мы мама ходим театры», а не «Мы с мамой ходили в театр». 

Частенько сокращают или упускают слова в словосочетаниях, отсюда порой ко мне обращаются не Ольга Николаевна, а просто Ольга. Но я нормально к этому отношусь, даже льстит немного.  

О родителях и обществе

Родителям всегда советую выучить язык жестов — но далеко не всегда они готовы учиться и зачастую не понимают своих детей. Бывает, что здесь, в школе, общаются с детьми через переводчика. Этот очень отдаляет, особенно в подростковом возрасте. 

У меня были классы, где с родителями сложился замечательный тандем, который давал хорошие результаты –  дети полностью социализировались в обществе. Однажды привели девочку совсем не слышащую, речи не было, только высокие звуки. Мы договорились с родителями, что вечером дома и на каникулах они будут продолжать заниматься. Она до того натренировалась, что даже научившись говорить, по привычке, произнося что-либо, подносила руку к грудной клетке – так с помощью ладони можно «услышать» глухие звуки. Сейчас она уже сама мама, у нее внятная речь, ее все понимают и думают, что она просто слабослышащая. Это высшее мастерство.


Еще один пример: у нас есть две звездочки-близняшки, тоже абсолютно глухие. Они говорят между собой речью и комментируют сами себя, например: «Я ворона, уронила ручку», что для глухого человека вообще не свойственно. Их родители, тоже с нарушением слуха, учились в нашей школе. И хвала маме, которая не только наградила дочек потрясающим интеллектом, но и занимается с ними с самого рождения.  Уже сейчас понятно, что они будут прекрасно социализированы.  

Конечно, диагноз «глухота» для любого родителя как гром среди ясного неба. Но тут важно вовремя взять себя в руки. Родителей, как правило, начинают жалеть, рассказывать о льготах, пособиях и т.д. А нужно как можно раньше объяснить и дать четкие рекомендации куда пойти и что делать. 

Да, придется перестроить свою жизнь, да, самим многому научиться. Но ведь от этого будет польза вам и вашему ребенку. У меня есть ученица, которая окончила нашу школу с красным дипломом, выучила английский, заочно окончила курс в Кембриджской школе. А её маме в свое время говорили, что это умственно-отсталый ребенок.

Сегодня модно говорить об инклюзии, но о сути мало кто задумывается. Инклюзия подразумевает вовлечение особенных детей в образование наряду с обычными — и для наших детей это не всегда возможно. На мой взгляд, учиться общеобразовательным предметам они должны в специализированном классе.

А во внеурочное время — пожалуйста, мы  за любое общение. И это было раньше, только называлось интеграцией, и есть сейчас. Иногда наши дети переходят в обычные школы, мы только рады, значит, они социализировались настолько, что им комфортно учиться среди слышащих.

Порой я задумываюсь, почему мы стараемся подтянуть их до нашего уровня, а не наоборот. Наша бывшая выпускница Ирина Балыкова написала брошюру «Крик души», где она рассуждает, почему бы людям с нормальным слухом не учить язык жестов, чтобы понимать и общаться с глухими?!  В Японии, насколько я знаю, полицейские, продавцы в магазинах знают жестовый язык. Наше общество к этому только идет. 

Система Orphus

Читайте также

Новые материалы

Читаемые материалы

Мы в соцмедиа
Наши проекты
Читай нас там, где удобно
Закрыть
Наверх