«Надо просто разогнать вас всех»: Рэм Хлебопрос выступил перед красноярскими депутатами

Редакция «ПМ»
3462
Как Красноярск погрузился в противоестественный туман, почему над ним нависло «черное небо», и причем тут Великая Отечественная война — доктор физико-математических наук, профессор Рэм Хлебопрос рассказал сегодня в Горсовете. «Проспект Мира» публикует наиболее интересные фрагменты доклада знаменитого ученого.

В Красноярск я приехал в 1963 году из Нижнего Тагила, одного из самых загрязненных городов Урала. Красноярск тогда был чист. Здесь вообще изначально экологические условия были не просто хорошими, а выдающимися. Наши предки — казаки, которые выбрали это место для поселения — были просто гениями.

Нарушение экологического баланса произошло во время Великой Отечественной войны. Всю промышленность, все станки с запада переносили к нам, на правом берегу разместили оружейные заводы. В итоге к 1943 году весь Советский Союз делал оружия больше, чем Европа, которая тогда работала на Гитлера. Понятно, что это необходимо было делать, но экологическое равновесие было нарушено. Строилось всё беспорядочно, и теперь у нас не там стоят нефтебазы, не там стоят заводы.

Фото: my.krskstate.ru

Затем в мирные времена было решено очень активно развивать Красноярск. Я всем рассказываю историю, как Сталин выбрал город на карте, подчеркнув его двумя красными линиями. Подчеркивания означали участие Красноярска в производстве оружейного плутония и в космической программе. А центром этих программ стал Железногорск.

Их реализация требовала большого экологического ущерба. Для секретности и безопасности прямо в скальном грунте была вырыта «нора», где поставили три агрегата, которые и производили оружейный плутоний. Воду для охлаждения брали из Енисея, а потом сбрасывали обратно. Естественно, она была заражена.

Расчет был примитивен: Енисей велик, и радиоактивность от сбрасываемых отходов плутония возрастала не очень сильно. Объемы производства при этом были огромные: думаю, треть или четверть всех атомных бомб мира была сделана в Красноярске.

Для хранения отходов плутония было вырыто озеро под землей, в 30-40 км от Красноярска. Проблема с этим захоронением до сих пор висит в воздухе. Есть лишь небольшая перегородка, которая охраняет эту воду, не дает ей спуститься в Енисей. Если бы эта вода спустилась, то мало бы никому не показалось — было бы очень много Чернобылей.

Есть еще одна проблема, связанная уже с хрущевскими временами. Очень напрашивалось строительство АЭС под Красноярском, но была построена ГЭС в Дивногорске.

Стоит она удачно, на самом надежном фундаменте — так природа устроила, но была допущена одна ошибка. В турбины вода из водохранилища за плотиной поступает не с поверхности, а с сорокаметровой глубины. Поэтому она почти всегда имеет одну и ту же температуру — примерно четыре градуса по Цельсию. До Красноярска она доходит температурой градусов в шесть, восемь, десять градусов — то есть никак не 20. Я, когда был молодым, до строительства плотины залезал летом в Енисей и плавал. А сейчас температура такая, что, думаю, 30-летний мужчина не захочет и не сможет в ней купаться.

Фото: kges.ru

Полынья на Енисее от плотины у нас 300-350 километров. А что такое полынья? Это капельки воды, то есть туман, что летом, что зимой. И в нем скапливается вся та гадость, которой мы травим атмосферу города. Хотя раньше по количеству ясных дней Красноярск уступал только Пятигорску.

Решение, как избавиться от этой проблемы, предлагала еще в 1981 году группа ученых, среди которых был и наш будущий мэр Эдхам Акбулатов. Они придумали занавесить дыру, через которую вода льется из хранилища, тяжелым экраном, прикрепленным к баржам. На экране были бы «поплавки»: соответственно, его положение менялось бы вместе с уровнем воды. Он загородил бы путь холодным потокам и открывал прогретым слоям. И тогда вода у Красноярска имела бы температуру летом под 20 градусов.

Но разработку этого проекта свернули. Я недавно интересовался, сколько он стоит — 200-250 миллионов русских рублей. Сколько губернаторов, руководителей, глав города сменилось, а денег таких никто не нашел, хотя это стоимость одного детского садика. Решение проблемы было и есть, и я считаю, что если за год-два этого не сделать, то надо просто разогнать вас всех (обращаясь к депутатам).


Фото на обложке: photo.sfu-kras.ru, Андрей Бархатов

Система Orphus

Читайте также

Новые материалы

Читаемые материалы

Мы в соцмедиа
Наши проекты
Читай нас там, где удобно
Закрыть
Наверх