Партнерский

«Не верьте, что помогать просто!»: волонтер-наставник о трудностях и радостях работы с сиротами

Редакция «ПМ»
1924

Волонтер фонда «Счастливые дети» Сабина Закиева рассказала «Проспекту Мира», как выстроить теплые и искренние отношения с подопечным и почему важно принимать ребенка таким, какой он есть.

Сабина, расскажи как ты определилась с подопечным? Как прошло ваше первое знакомство? 

Честно, мне было непонятно, как это — определиться. Казалось, это неправильно и несправедливо судить о ребенке по первому впечатлению. В итоге я перечитала информацию обо всех детях несколько раз. Ваня показался самым… сложным, что ли: подросток, глубоко переживающий свое одиночество и много думающий о смерти. Казалось, чем я могу помочь? У меня недостаточно жизненного опыта, мудрости, знаний, в конце концов. Но именно он не выходил из головы. Было понятно, что ему нужна помощь. Ему нужен взрослый человек, с которым можно поговорить. Вопрос «а кто, если не я?» расставил всё по своим местам.

С этим грузом переживаний и неуверенности я и пришла в детский дом. Я была готова ко всему, кроме хорошего. А меня встретил прелестный мальчуган с большими добрыми глазами. Рассказал мне немного о себе и, решив, что этого достаточно, сбежал от меня играть в компьютерный клуб.

Сабина Закиева, фото из личного архива

Оправдались ли ожидания? 

Готовясь к своему первому походу в детский дом, я твердо решила — нельзя ничего ждать от детей, можно ожидать только от себя. Почему они должны бросаться ко мне в объятия, доверять мне, почему они вообще должны проводить со мной время? 

Да и я никогда не смогла бы себе представить, как всё получится в итоге. Как весело он будет играть в «друг — утюг» в компании парней-подростков, как мне будет волнительно наблюдать за своим подопечным на выступлении и осознавать, что много лет никто не приходил посмотреть именно на него, как это бывает у всех, кто растет в семье… как мы сдружимся и какие тайны будем доверять друг другу.

По-моему, самое лучшее ожидание, когда собираешься в детский дом, — это отсутствие ожиданий. 

У Вани есть брат, вы проводили много времени вместе. Мешало ли это, или, наоборот, с двумя ребятами было интереснее?

Не могу назвать это словом «интереснее». Просто в какой-то момент я осознала, что иду в детский дом не «к Ване», а «к ребятам». Это получилось как-то само собой. Конечно, было сложнее — ребята разные, отношения у них не самые простые, но ведь волонтеры, которые идут в детский дом, не боятся трудностей, не так ли?

Чем вы занимались вместе?

Пытались делать уроки, писать «Книгу жизни», учить таблицу умножения и английский. Мы гуляли, играли в игры, но, как мне кажется, самым значимым в наших встречах были разговоры, а говорили мы очень много. Обо всем — о жизни, людях, которые нас окружают, о прошлом и будущем, о Боге, о справедливости. Он постоянно поражал меня своей мудростью и не переставал удивлять своим жизненным опытом… 

Были ли какие-то ситуации, к которым ты оказалась не готова? 

Сейчас кажется, что я ни к чему не была готова. Когда в его жизни происходили трагические ситуации, каждый раз было непонятно, как ему помочь. Понимаешь, что ты рядом, ты должна что-то сделать, но что? Один раз я оказалась неспособна ничего придумать и просто заплакала вместе с ним. Перестала себя сдерживать. Удивительно, ведь в детском доме не с кем разделить горе, твое горе — оно только твое, справляйся. Вот мы его и разделили. Мне до сих пор хочется верить, что я ему этим помогла. 

Что, на твой взгляд, помогло тебе установить такие теплые отношения с Ваней? 

Мы были честны друг перед другом. Если настроения нет, нет и желания что-то рассказывать. Мы говорили друг другу: «Сегодня я не хочу об этом говорить». Если нужно делать уроки, но в душе очень наболело — сначала говорили. Мне вообще кажется, что Ваня долго ждал человека, с которым можно поделиться своими мыслями и переживаниями. 

Вот и появилась я. Благодаря Ване я по-настоящему поняла, что такое принятие ребенка таким, каков он есть. И это, наверное, главный ключ к построению теплых, близких отношений. Ведь гораздо проще признаться в чем-то содеянном, если ты знаешь, что тебя не осудят, сказать о том, что чувствуешь, если уверен, что тебя услышат. У нас это было как-то обоюдно. То, что наши отношения сложились именно так — заслуга обоих. И я ему за это сильно благодарна. 

Как ты отнеслась к известию, что мальчиков забирают в приемную семью? 

Очень тяжело описать то чувство, когда ты понимаешь, что ребят скоро заберут. Все мы понимаем, что это лучшее, что может случиться с ребенком из детского дома, но есть много разных но! Ты думаешь: «Что это за семья? Готовы ли они к трудностям, с которыми, вероятнее всего, встретятся? Как ребята будут себя в ней чувствовать? Подружатся ли они с кровными детьми?»

У меня всё время возникали в голове вопросы, которые делали эту ситуацию уже не такой радужной. Немного позже пришло и осознание того, что переход в семью — это значит прекращение нашего общения. Я очень стойкий человек, но это дается мне тяжело. Я уже привыкла, что ребята отчасти «мои»… Оформление документов затягивалось, и ребятам было тяжело из-за затянувшегося ожидания. Представить боюсь, сколько раз за это время им в голову пришла мысль о том, что родители всё-таки откажутся. Ваня звонил им каждый день, убедиться, что всё в силе. 

Как тебе кажется, что самое важное для наставника, когда ребенок уходит в приемную семью? 

Как, наверное, и в любой сложной, переломной для него ситуации — поддержка. Мне было очень важно донести до ребят, что ни они, ни родители не виноваты в том, что их так долго не забирают. Я боялась, что у ребят может возникнуть обида на родителей, а это не лучшее начало построения отношений. Очень важно настроиться самому на то, что с детьми нужно будет попрощаться, их нужно отпускать, как бы тяжело ни было. 

Что ты можешь посоветовать людям, которые только задумываются о том, чтобы стать для кого-то наставником? 

Не верить тому, что помогать просто! Точнее, помогать, будучи наставником. Порой сложно заставить себя пойти в назначенный день в детский дом — устал, не знаешь, чем занять сегодня ребенка, и многое другое... Сложно понять и принять поведение ребенка, его вызовы. И вообще научиться отдавать, не ожидая ничего взамен. В моем случае часто приходилось бросать свои дела и ехать в больницу, в которую он попал, или в детский дом, потому что у него горе, и это тоже непросто — перестроить свою жизнь так, чтобы сорваться в любой момент, отложив все свои дела. НО! Ничего ценного не достается даром! Сам опыт волонтерства с Ваней никогда не сравнится с вложенными в это дело ресурсами!

Система Orphus

Читайте также

Новые материалы

Читаемые материалы

Мы в соцмедиа
Наши проекты
Читай нас там, где удобно
Закрыть
Наверх