​Новые люди: вышибающий клином Алексей Шустов

Редакция «ПМ»
1593
Сегодня в Железногорске открылся юбилейный, пятый Инновационный форум. А «Проспект Мира» в поисках инноваторов набрёл на красноярского инженера Алексея Шустова, чье изобретение позволило горнодобывающей промышленности шагнуть вперед — да так, что это тектоническое телодвижение заметили даже в Канаде.

Горный инженер по образованию, прошедший все ступени работы на шахте, сейчас — глава собственной инновационной компании «53» (Россия) и соучредитель MTC 53 international Corp (Канада).

— Один из основных и старейших способов добычи полезных ископаемых — подземная разработка, — рассказывает Шустов. — В горном массиве бурятся отверстия (шпуры), в которые закладываются заряды взрывчатого вещества. По правилам безопасности, шпур нужно затрамбовывать. К тому же, если не установить преграду, то произойдет прострел: взрывчатое вещество начнет работать в сторону наименьшего сопротивления, то есть в устье шпура. При наличии «пробки» или, как мы её называем, забойки, взрывной заряд работает на разрушение горного массива по максимуму. Забойку делают с помощью песочно-глиняной смеси — это не самые удобные в эксплуатации материалы, особенно при минусовых температурах. Рабочие ради экономии времени всё чаще отверстия просто не утрамбовывают, подвергая себя опасности и расходуя взрывную мощность ниже проектной. Поработав на нескольких шахтах, я захотел найти более удобный и эффективный способ организации взрывного процесса. Так я сделал легкий в использовании и недорогой инструмент — клин-фиксатор, который является современным запирающим устройством. Для меня эта разработка была не просто способом заработать — я надеялся принести реальную пользу.

После того, как первый образец клин-фиксатора был выточен Алексеем на токарном станке, последовали многочисленные испытания на двадцати предприятиях России. Результаты превзошли все ожидания: объем отрыва горного массива увеличился на четверть — высокий для горной промышленности показатель. Было решено запустить клин в массовое производство.

— В горной промышленности работает много людей с консервативным мышлением, так что внедрять что-то новое всегда непросто. На работу с одним предприятием уходит несколько месяцев: сначала мы высылаем письмо с предложением, где обосновываем экономическую эффективность нашей разработки, затем проводим необходимые испытания, встречаемся с руководством и рабочими. Сейчас дело сдвинулось с мертвой точки, о нас знает определенное количество людей из горной отрасли, технология успешно внедряется на горнодобывающих предприятиях от Североуральска до Владивостока. Включилось «сарафанное радио» — именно с его помощью на нас вышли канадцы. В марте этого года мы подписали документы о совместной работе.

Поиск инвестиций для инновационного бизнеса — задача непростая. Разобраться в технологии, которую предлагает Алексей может далеко не каждый горный инженер, что уж говорить о банковских работниках и частных инвесторах.

— Девяносто процентов того, что было вложено в проект на начальном этапе — это мои личные средства. До этого я пробовал получить кредит в банке, но мне отвечали: «Только после полугода успешной работы». Но на тот момент у меня еще даже прототип не был готов, какой же я мог показать результат? Получается замкнутый круг. Даже получение грантов чем-то напоминает банковскую схему — тоже требуют положительной динамики. В настоящее время государство оказывает большую поддержку для молодых разработчиков, но софинансирования все-таки не хватает.

Алексей считает, что при правильной организации поддержки деньги не будут тратиться впустую — но для этого нужно привлекать к независимой экспертной оценке университеты и отдельных специалистов по конкретным отраслям.

— В Красноярске всё для этого есть, — уверен Шустов. — И учебные заведения различных специальностей, и профессора высокой категории. Но сейчас, к сожалению, решения по проектам часто принимают люди, не совсем разбирающиеся в конкретной проблеме. Я считаю, что государство должно найти выход: талантливых инженеров у нас хватает, а вот возможности у них всё же ограничены, на энтузиазме может работать не каждый. Многие мои знакомые из страны уехали, но там они работают «на дядю» и на ту страну, в которую уехали — а я здесь работаю на себя, и для своей страны. Сейчас у меня вновь появилось свободное время для работы над новыми изобретениями. Я уже подал четыре заявки в Роспатент. Вообще, мне бы хотелось создать в Красноярске некий инженерный центр, главной задачей которого было бы создание инновационных продуктов.

Система Orphus

Читайте также

Новые материалы

Читаемые материалы

Мы в соцмедиа
Наши проекты
Читай нас там, где удобно
Закрыть
Наверх