Один за всех: как горсовет отчислял депутата Суртаева

Александр Ибрагимов
3510

Во вторник, 6 декабря, горсовет Красноярска наконец-то рассмотрел вопрос о досрочном лишении полномочий депутатов, не сдавших вовремя декларации о своих доходах. Народные избранники откладывали его полгода, в итоге в отставку отправили только одного.

Напомним, с этого года отчитываться о своих заработках и имуществе должен каждый депутат любого уровня. Сделать это нужно было до 30 апреля, однако в красноярском горсовете пятеро парламентариев к этой дате не успели: Сергей Толмачев, Вячеслав Гордеев, Владимир Егоров, Юрий Туров и Сергей Суртаев.

За опоздание штрафников по закону должны были досрочно лишить полномочий на сессии горсовета, однако с мая красноярские депутаты этот вопрос постоянно откладывали. Летом дело дошло до даже суда, который обязал горсовет «рассмотреть вопрос» на сессии, но депутаты по-прежнему не торопились.

За это время из пятерых штрафников в горсовете остались четверо — Толмачев на сентябрьских выборах избрался в Законодательное собрание края. Могло быть и еще меньше: Суртаев, например, сразу после выборов подал заявление о добровольном сложении полномочий, но через несколько дней передумал и отозвал.

«Рассмотреть вопрос» об отчислении теперь уже четверых депутатов в итоге смогли лишь в декабре, для чего была собрана внеочередная сессия. Перед сессией все четверо проштрафившихся, казалось, выглядели достаточно напряженно.

— Что же ты мне ночью-то сообщения шлешь? — минут за десять до начала сессии обратился Артем Бадюков к Суртаеву.

— И подписался Машей, — хихикнув, встрял в беседу сидевший рядом Владимир Кондрашев.

— Там котенок был, — объяснил Бадюков (очевидно, имелось в виду присланное ему фото).

— Я в восемь вечера сообщение отправлял, да и не котенок это был, — оправдывался Сергей Суртаев.

В стороне, как обычно, спорили два Владимира Владимировича — Егоров и Владимиров. Депутат-строитель возмущался, что депутат-ресторатор его фотографирует на телефон: «Ты мне снишься уже со своей камерой. Я в туалет иду, а ты там меня ждешь. Чо ты меня снимаешь?»

Сессия меж тем стартовала, хотя к главному вопросу депутаты приступили еще нескоро. Вячеслав Гордеев начал спрашивать, что именно для прокуратуры значит «рассмотреть вопрос», была ли согласована тема сессии с председателями профильных комиссий — в общем, отчаянно тянул время.

Геннадий Торгунаков предложил устроить тайное голосование по каждому из депутатов, чтобы исключить конфликты интересов, однако Гордеев настаивал, чтобы всё было открыто: «В тайном голосовании нет необходимости. Надо просто взять на себя роль судей: виновен депутат или не виновен. Мы должны быть честны друг перед другом, а не сводить счеты втихушку, за углом».

В итоге выбрали всё же тайное голосование, что теоретически намекало, что исход для штрафников может оказаться не самым благополучным.

Далее депутаты начали обсуждать очередность — за кого из четверых голосовать первым (при том что порядок уже был известен из повестки заседания). Бадюков предложил устроить жеребьевку, Аркадий Волков — «воспользоваться логикой возрастного ценза», начав с самого старшего.

— Мы сейчас битые полчаса сидим и обсуждаем непонятно что, — не выдержал Андрей Козиков. — Давайте двигаться по повестке.

Спикер горсовета и учитель литературы Татьяна Казанова его поддержала и процитировала басню Крылова: «Вы, друзья, как ни садитесь, в музыканты не годитесь. Это всё, чтобы уйти от рассмотрения основного вопроса».

Ее реплика возымела действие, депутаты утвердили счетную комиссию для организации тайного голосования и, наконец, приступили к обсуждению повестки, начав с Гордеева.

— А он же отсутствует, — заметила Наталия Фирюлина, что депутата нет на месте.

— Уже присутствует, — вернулся в зал со стаканчиком кофе Вячеслав Гордеев, после чего началось обсуждение его ситуации.

За своего товарища заступился Бадюков, по мнению которого проблема не в Гордееве лично, а в несовершенстве федерального закона, который и обязывает депутатов отчитываться о доходах. «Этот закон нацелен не на борьбу с коррупцией, а на уничтожение местного самоуправления, — поделился он мнением. — Зря Гордеева решили линчевать. Если сегодня лишим полномочий его, то забьем первый гвоздь в гроб местного самоуправления».

— Второй гвоздь, — вставил Валерий Ревкуц, видимо, имея в виду отмену прямых выборов мэра Красноярска.

После обсуждения счетная комиссия отправилась за кулисы утверждать форму бюллетеня для голосования. В зале в это время возникла пауза. «Чтобы ее заполнить, предлагаю дать последнее слово депутатам», — прервал молчание Аркадий Волков. Казанова призвала его не шутить «на заупокойную тему».

— А мы будем голосовать в обычную урну или в КОИБ? — не унимался Волков. — Нас уверяли, что КОИБ — самый честный способ для голосования. Если его не будет, я отказываюсь голосовать.

— Давайте не будем заниматься лукавством, — с учительским спокойствием прервала его спикер.

Меж тем пришла пора голосовать по Гордееву: депутаты бросали утвержденные бюллетени и отходили в сторону. Наталия Фирюлина, стоя возле кофейного автомата, распекала штрафников: «Хоть бы один извинился и признал, что опоздал с декларацией. Один Егоров только сознался, а остальные — нет».

Неизвинившийся Гордеев по итогам голосования от досрочной сдачи мандата спасся: 11 депутатов были за его исключение, 13 — против, и трое воздержались.

Следующим был Владимир Егоров, и с ним дело пошло гораздо быстрее: двое его коллег поставили галочки за его отчисление, против —11, воздержались 13, один бюллетень признали недействительным. Егоров, узнав результаты, победно сжал кулак.

Третьим был Сергей Суртаев. На его защиту встал только что спасенный Вячеслав Гордеев, но его осадила Наталия Фирюлина.

— Гордеев, вы как-то сильно осмелели! — крикнула она. — А надо было бы поблагодарить коллег за то, что вас оставили.

— «Единая Россия» вся за мое отчисление голосовала! — парировал он.

— Это не повод не поблагодарить остальных коллег, — настаивала единоросска Фирюлина.

Несмотря на гордеевское заступничество, горсовет неожиданно проголосовал за отставку Сергея Суртаева: 20 голосов за, 4 против, 2 воздержались, и один бюллетень оказался недействительным.

— Ну он же сам хотел, — прокомментировал кто-то из журналистов исход голосования.

Последним был Юрий Туров, который едва-едва не повторил судьбу своего младшего коллеги Суртаева: за исключение проголосовали 18 депутатов, против — 9. Чтобы лишить депутата мандата, не хватило всего одного голоса.

— Коллеги, давайте, чтобы таких сессий у нас больше не было, — подытожила Татьяна Казанова.

— И спасибо за сведение счетов с нашим коллегой — иначе это не назовешь, — всё-таки поблагодарил депутатов Вячеслав Гордеев.

Фото: Александр Черных.

Система Orphus

Читайте также

Новые материалы

Читаемые материалы

Мы в соцмедиа
Наши проекты
Читай нас там, где удобно
Закрыть
Наверх