Огонь, вода и печные трубы

Редакция «ПМ»
1982
Корреспонденты Проспекта Мира, нагрузившись гуманитарной помощью, собранной среди друзей и коллег, отправились в хакасский поселок Шира, пострадавший от чудовищного пожара. Все, что они там увидели, читайте в нашем репортаже.

Знакомая многим дорога на хакасские озера Белё и Шира в этот понедельник, 13 апреля была особенно пустынна. Над трассой, ножом разрезающей степь на черную и желтую половины, клубился туман вперемешку с клочьями дыма от горящих полей, а в воздухе стоял едкий запах мокрой гари. С серого неба срывались тяжелые капли дождя, которого днем раньше так ждала вся Хакасия.


Местами, где дорога выходит на возвышенность, туман рассеивался, и становились видны последствия чудовищного пожара, бушевавшего здесь сутки назад: выжженная дочерна земля, сгоревшие столбы ЛЭП, останки которых кое-где так и повисли на проводах.


Хроника событий

Огненный шквал обрушился на Хакасию утром 12 апреля: легкий западный ветерок перерос в ураган, и погнал огонь из степи в сторону населенных пунктов. На пути у стены пламени сначала оказалось несколько небольших деревень Ширинского района: Целинное (его тушили 7 человек и 3 единицы техники) и Трошкино (9 человек и 3 единицы техники), а потом и районный центр, село Шира. Первые дома на окраине загорелись примерно в 12 часов дня: к этому моменту в поселке, по словам местных жителей почти не осталось пожарных: все они уехали спасать от огня близлежащие населенные пункты. Как пламя подошло к границе поселка никто не заметил: огненная волна перехлестнула через гору, и охватила заброшенные дома, дачи, и пустующий склад, а уже с них перекинулось на жилые постройки.

Всего за час пламя охватило более 100 строений, отстоять которые от огня не удалось ни пожарным, ни добровольцам из числа местных жителей. Именно в этот момент стало ясно: нужно было не тушить горящие здания, а отсекать пламя от жилых кварталов. На первый взгляд это, вроде бы, удалось: пламя остановила железнодорожная насыпь, однако примерно в 14.30 ураганный ветер стал срывать с крыши горящего склада куски горящей смолы, и переносить их через железную дорогу. Через несколько минут запылала улица Щетинина, а вслед за ней и остальные улицы поселка. Пламя остановилось у самого озера в центре поселка. К этому времени в поселок прибыл пожарный поезд, а так же колонна пожарной техники из Абакана. Пламя удалось локализовать.


Половину поселка можно было спасти

Житель Шира Владимир Караев разбирает то, что осталось от его хозяйства: большой дом, гараж, магазин ритуальных товаров, свинья с выводком поросят и добротный курятник. От всего этого остался лишь обугленная ограда палисадника, остовы нескольких машин, да фундамент дома. Все остальное сгинуло в пламени. Как и добрая половина домов на улице Щетинина.


- Пока пламя было за «железкой», мы с зятем помогали пожарным. Заборы валили, чтобы огонь не шел, - рассказывает Владимир, переодически закашливаясь. - А потом у склада загорелась крыша, там битум, так ветер стал через железную дорогу кидать горящую смолу. Ну и у нас заполыхало все. Мужики попытались сбить пламя с помощью огнетушителей, но из четырех сработал только один, остальные, новые, купленные в магазине устройства, отказали.


- Ну мы сунулись к гидранту, пожарному, вон он, на улице, - машет рукой мужчина, - а он не работает! Воды в поселке нет же! Труба сгнила, ее заглушили, ну и гидрант не работает. А у нас и шланги нашлись пожарные, берег их на черный день. Гидрант и правда не работает: металлическая труба успела зарости ржавчиной, а бетонный колодец, в котором она находится, наполовину заполнен мусором. А если бы он работал, то дома, возможно, удалось бы спасти. - Пока мы с этим гидрантом возились, загорелся первый дом, у соседа, - продолжает Владимир Караев. - Мы побежали тушить его, а ветер такой - что с ног валит. Метров 30 в секунду. Сносит капитально. Ну и дом сгорел за 10 минут. Пламя - метров 15 в высоту. Соседний тут же запылал. Ну тут я и вспомнил, что в этом доме бабушка живет, неходячая. Кое-как куртку на голову набросил, побежал за бабкой. Она лежит на кровати, кричит. Положил ее на одеяло, поволок к выходу. А тут дым, огонь. Едва живой вытащил ее на улицу. А тут к дому ее внучка подбегает. Бросилась внутрь за деньгами и документами, наверное. А тут крыша и рухнула. И сгорела девка… Ну тут я оглянулся: а мой дом уже тоже горит.

На вопрос, что же Владимир будет теперь делать, отвечает, что первым делом соберет металлолом и сдаст его. Деньги потратит на новую одежду для себя и семьи. На помощь государства мужчина не надеется, говорит, что никакие деньги не вернут того, во что люди вкладывали душу.


Цена единодушия

Если посмотреть на Шира с горки, то становится понятно: сгорела добрая треть поселка. На месте нескольких улиц - огромное выжженное поле, с сотнями торчащих печных труб. Чтобы построить на месте этих развалин новые дома, придется сносить остатки строений бульдозером. Только вот запах гари уничтожить вряд ли удастся.


Всего в огненном шторме в Хакасии погибли 23 человека, еще 591 человек пострадал от пламени. Всего без жилья и средств к существованию остались больше 5 000 граждан. Часть из них разместились у родственников, остальных же местные власти разместили в пансионаты и базы отдыха. Туда уже поступает гуманитарная помощь, работают психологи.

- Сейчас люди объединились вокруг этой беды, - рассказывает нам один из волонтеров, Наталья Колмогорова. - Мы разбираем и распределяем приходящую гуманитарную помощь, обходим дома, составляем списки пострадавших. Ищем пропавших людей: многие семьи расстались во время пожара, и мы стараемся их воссоединить.


В Доме Культуры развернут пункт помощи погорельцам: тут работают врачи, психологи МЧС, а так же чиновники, собирающие информацию о пострадавших, и выдающие временные документы тем, у кого сгорело все. Однако, такое удивительное единодушие в Шира царило не всегда.


- В воскресенье, когда все горело, у нас половина поселка сидели дома и глазели, как другая половина тушит свои дома, - грустно говорит Наталья Колмогорова. - Люди просто проезжали мимо на машинах, фотографировали пожар, выкладывали в соцсети. А могли бы помочь, и тогда, скорее всего, пострадавших было бы меньше. Все, конечно, можно списать на шок, но очень хотелось бы видеть больше человеческого участия.

Награды чиновникам, сухой закон - людям

Еще не успели погаснуть все пожары, а хакасские чиновники начали получать награды: так, например, главу Ширинского района Сергея Зайцева наградил ведомственной медалью глава МЧС Владимир Пучков.


«Глава района организовал эвакуацию и взаимодействие всех служб района в сложнейших условиях, а также доставку пострадавших в лечебные учреждения Его работа позволила минимизировать потери и отстоять от пожаров большую часть домов и социальных объектов», - передает слова Владимира Пучкова «Интерфакс».

Также глава МЧС РФ вручил ведомственную награду главному врачу Ширинской районной больницы Михаилу Демину, где проходят лечение пострадавшие от пожаров. А вот жители самого поселка Шира, которые тушили пожары, получили в награду за свою доблесть сухой закон: глава региона запретил продавать алкоголь. Чтобы мужики не запили, и не подняли на вилы чиновников. Ну или опять чего-нибудь не подожгли.


Впрочем, у чиновников могут возникнуть проблемы не только со стороны местного населения: следственный комитет возбудил 5 уголовных дел по статье «халатность». Как оказалось, некоторые населенные пункты не были опаханы (вспаханная полоса защищает деревни от палов травы), а противопожарная инфраструктура полностью отсутствовала.

- Если вкратце, то у нас опять все разворовали, на опашке сэкономили, воды в поселке нет, так и напишите, - говорит нам мужчина в комуфляже, разгребающий развалины своего гаража. - И виноватых не найдут, вот увидите...

Система Orphus

Читайте также

Новые материалы

Читаемые материалы

Мы в соцмедиа
Наши проекты
Читай нас там, где удобно
Закрыть
Наверх