​«Ощущение морального изнасилования»: как проводят стрессовые собеседования в Красноярске

Ольга Макаренко
5494

Стрессовое собеседование — это особый вид интервью, на котором кандидата специально пытаются вывести из равновесия, заставляют нервничать и чувствовать себя неловко. «Проспект Мира» поговорил с красноярцами, которые проходили и проводили стрессовые интервью, и узнал, как далеко может зайти фантазия нанимателя.

Сергей, предприниматель

Когда я устраивался на работу коллектором, директор на собеседовании обматерил моих родственников и всячески угрожал расправой мне. Началось всё с того, что он спросил, не Машей ли зовут мою мать? Сказал, что фамилия похожа на фамилию его знакомой легкого поведения, которая училась с ним в университете. Я уже тогда опешил. Мне 20 лет, мой неокрепший ум еще не мог понять, что это всё специально говорится.

Потом мы начали разыгрывать сцену телефонного звонка. Он вышел из кабинета и позвонил мне на сотовый. Я там начал мямлить что-то про долг, а он просто стал орать в трубку, что я его за**бал звонками, что он сношался со всей моей родней в извращенной форме, потом кинул трубку и вернулся в кабинет, как ни в чём не бывало. Я сидел с открытым ртом, а он спокойно начал расспрашивать про что-то другое. В общем, на провокацию я не повелся, и они позвали меня работать, но я отказался. Как мне сказали, у коллекторов это излюбленная практика приема на работу.

Фото: staffcity.ru

А вот сейчас я сам нанимаю людей на работу и люблю устраивать нестандартное интервью. Правда, и сфера такая — развлекательная. Люди, которые приходили ко мне на должность администратора, должны были обязательно владеть навыками первой помощи. Для проверки этих умений во время собеседования к нам в кабинет входила девочка и падала в обморок, я делал вид, что бежал за помощью, а кандидат в это время должен был начать оказывать первую помощь. Делали это далеко не все.

Также иногда мы брали ведро с бумагой и поджигали его посреди кабинета, а рядом с ним ставили маленький стакан с водой, крышку и огнетушитель. Потом наблюдали, как кандидаты в панике бегали вокруг ведра после того, как стакан воды ничем не помогал. Они даже не знали, как пользоваться огнетушителем, боялись нажать на курок, а крышкой ведро накрыть вообще никто не догадался.

Кроме того, на собеседовании аниматоров я всегда говорил, что если дети тупые, то им можно врезать немного — главное, чтобы родители их не узнали. На удивление многие соглашались.

Ирина, менеджер

Как-то я проходила собеседование в компанию, торгующую посудой. В эту организацию каждый работник попадает через детектор лжи, об этом условии сразу предупреждают. Там директор — любитель всяческих тренингов и новомодных приемов — видимо, хочет досконально понимать, какого человека берет в свою компанию.

Могу сказать, что согласилась на детектор лжи только из любопытства, но повторить этот опыт больше ни за что не соглашусь. Это очень грубое нарушение личных рамок, как публичное раздевание что ли.

Кроме вопросов целевых — «Могли бы вы что-то украсть? Были ли случаи хищения на прежних работах?» — задавали вопросы личного плана. «На сколько по 5-бальной системе оцените отношения с матерью?» — зачем это работодателю нужно, не знаю. Видимо, составлял психологический портрет, но у меня было полное ощущение морального изнасилования перед абсолютно незнакомыми мне людьми.

Кроме директора, на собеседовании присутствовал еще мой будущий начальник. Возможно, для кого-то в этом нет ничего страшного, но для меня это было унизительно. Проверяют человека на лживость, мошенничество, психологические особенности. Мне вот сказали, что я депрессивная.

После такого собеседования я отказалась от должности, но потом меня всё-таки уговорили остаться.

Гульнара, маркетолог

Как-то я проходила собеседование в отдел маркетинга известного автодилера на должность бренд-менеджера. Они тогда только собирались открывать автосалон, и первое собеседование было в другой автомобильной компании, вероятно, с руководителем отдела маркетинга. Я пришла в назначенную дату, мы вполне комфортно побеседовали, меня пригласили на второй этап отбора.

Я очень долго ждала перед дверью своего времени. Когда дверь открылась, из нее вышел молодой человек цвета помидора.

Фото: colady

Я обычно очень стойко держусь на любом собеседовании: речь, как правило, связная, ответы четкие, доводы разумные. И помидоровый цвет потенциального кандидата меня не смутил.

Но когда зашла в кабинет — всё поняла. Это была большая аудитория, где как бы на приступке сидело «жюри»: скорее всего, директора, высший менеджмент, возможно, собственники. Сколько было человек, вспомнить трудно, но не менее 5-6. Это был первый шок — с такого рода собеседованиями я раньше не сталкивалась, чувствуешь себя студентом на защите диплома.

Помню один вопрос: «Какой вы национальности?» В девичестве я была Пулатова: папа — узбек, мама — еврейка, а у евреев национальность определяется по матери. Отвечаю. Уточняю насчет фамилии. И снова вопрос от другого участника: «А кем вы себя больше ощущаете — еврейкой или узбечкой?» Тогда я сказала, что в первую очередь чувствую себя человеком.

Но далее мысли не могли собраться воедино, обстановка не давала расслабиться. Я, наверное, тоже вышла цвета помидора.


Татьяна, руководитель отдела рекрутинга центра карьеры и развития «Резон»

Стрессовым собеседованиям в основном мы подвергаем тех, кто приходит трудоустраиваться на руководящие должности или на должности специалистов по продажам. В этих профессиях очень важно уметь выходить из сложных ситуаций и сохранять контроль, самообладание.

В основном я заставляю людей ждать. 15-30 минут, потом возвращаюсь и смотрю на эмоциональное состояние соискателя. Раздражен ли? Нервничает? Хорошо проверить соискателя можно внезапно выйдя из кабинета во время собеседования. Тогда человек начинает недоумевать.

Незамужних женщин за 30 лет я могу засыпать личными вопросами, о которых, как правило, не принято говорить. Например, спрошу, почему она до сих пор не замужем? Почему нет детей? Как долго планирует быть одинокой? Почему не складывается семья?

Как правило, эти вопросы обескураживают всех, женщины могут начать злиться, грубо отвечать. Или можно задать вопрос, на что они готовы ради работы? Готовы ли работать по 20 часов в сутки? Готовы ли стать блондинкой, если коллектив будет состоять только из блондинок?

Недавно ко мне приходила женщина на позицию заместителя главного бухгалтера. А я знаю, что бухгалтер в той фирме — женщина серьезная, ей ничего не стоит дать 153 задачи и спросить результаты через час. Ей нужна максимально стрессоустойчивая коллега. Так вот, на мои вопросы о личном девушка начала отвечать ехидно, постоянно подчеркивая неуместность вопросов и нервничая. В конце собеседования ее голос уже хрипел от возмущения. Конечно, собеседование она не прошла.

Какое правильное поведение должно быть в таком случае? Нет, не равнодушие — скорее умение управлять эмоциями, а еще лучше — умение перевести всё в шутку, выстроить конструктивный диалог, сделать беседу максимально приятной для обоих.

Ольга, директор центра кадрового менеджмента «Ориан-Персонал»

Я считаю, что стрессовое интервью — не самый лучший способ проверки соискателей. Более того, далеко не всегда его уместно проводить в принципе. Например, в случае с топ-менеджментом это недопустимо. Представьте сами, что будущий подчиненный из HR-отдела подвергает стрессовому интервью своего будущего руководителя. Да ему не работать там после.

У нас был опыт соучастия в проведении двух таких интервью. Оба оказались неудачными.

Первый раз наш заказчик искал директора регионального представительства и заставлял кандидатов становиться в угол и читать детские стишки. Все недоумевали, но многие соглашались. Интересно, что в итоге он выбрал человека, который сказал: «Да пошли вы все вместе со стишками».

Другой раз представитель одного очень известного бренда разговаривал тет-а-тет с кандидатами, после чего все они сразу отказывались от этой должности. Когда он узнал об этом, долго возмущался, что мы нашли ему плохих кандидатов, а он применил новейшую методику стрессового интервью. После мы связались с руководством фирмы, рассказали о случившемся, и этот человек был уволен за неадекватное поведение.

Как специалист могу сказать: чтобы проверить кандидата, необязательно подвергать его стрессу — это унизительно и оскорбительно. Если есть потребность проверить, как ведет себя человек в разных ситуациях, можно провести тренинг в игровой форме, устроить тестирование, позадавать разные — корректные — вопросы, запросить рекомендации с других мест работ. Этого вполне достаточно.

Система Orphus

Читайте также

Новые материалы

Читаемые материалы

Мы в соцмедиа
Наши проекты
Читай нас там, где удобно
Закрыть
Наверх