@pr.mira
-11°
Солнечно
4
Пробки
$
75.45
90.03
47.49

Почему горят леса, и что с этим делать? Объясняют эксперты

В 2020 году Красноярский край пережил две серьезные вспышки лесных пожаров. В конце апреля — на юге и в центре региона, в июне-июле — до чрезвычайной ситуация обострилась на севере края. И если весной виной всему стали человеческая халатность и сельхозпалы, то сейчас — сухие грозы. И в том, и в другом случае обострению обстановки способствовала аномальная для Сибири жара. Именно погодные условия ухудшали обстановку в лесах и в 2019 году. О других причинах и о проблемах с федеральным финансированием рассказывают эксперты.

Нынешний пожароопасный сезон, по мнению ученых, очень показателен в части развенчивания некоторых устойчивых мифов о лесных пожарах. Например, что раньше леса так не горели и огонь — исключительное зло для леса. Директор Института лесных технологий СибГУ имени Решетнева Сергей Верховец объясняет: развитие лесопожарной обстановки в том или ином регионе прежде всего зависит от погодно-климатических условий. Серьезную роль здесь играет глобальное потепление: в последние годы в Сибири, в том числе и в Красноярском крае, увеличилось количество длительных и засушливых периодов, все чаще на севере фиксируются устойчивые антициклоны и высокая грозовая активность. Как результат — вспышки лесных пожаров в отдаленных труднодоступных территориях, где зачастую нет никакой инфраструктуры и самое главное — ценных лесов (примечание: эти леса не ценны с экономической точки зрения, так как их не используют в строительстве).

«До 2019 года глобальное потепление у нас наблюдалось лет как 20 по средней зимней температуре — она стала выше на два градуса. Это сказывается на увеличении горимости, повышении количества пиковых осадков, когда, например, на территории долго нет ливня, и в один момент он обрушивается с двойной силой», — объяснил Верховец.

Звучит парадоксально, но умеренный огонь может приносить и пользу лесу. Лесные пожары с определенной периодичностью необходимы для сохранения и обновления популяции растений. Кроме того, они помогают беречь краснокнижные виды, отметил Верховец.

«Например, в хакасском заповеднике возгорания тушили, тушили, 20 лет не было пожаров, но у них и краснокнижные виды пропали: и растения, и птицы. Потому что там, в принципе, пожар должен был быть раз в пять, 10 лет. Это характерно для всех экосистем, даже для темнохвойных, просто темнохвойные экосистемы должны гореть не чаще, чем раз в 350-400 лет. В сосняках должно гореть примерно раз в 25-40 лет. Тогда сосняки здоровые стоят, вырастают большими, богатыми, а не чахлыми», — рассказал эксперт.

По закону труднодоступные территории относятся к так называемым зонам контроля, где пожары тушат при угрозе населенным пунктам и объектам экономики. Кардинально изменить ситуацию может Федерация — в этом году Минприроды РФ уже предложило радикально сократить количество таких территорий. Если закон примут, тушение лесных пожаров там потребует еще больше ресурсов, а значит и дополнительных средств.

Но в Красноярском крае в последние годы и без того существует проблема недофинансирования сферы обнаружения и тушения лесных пожаров из федерального бюджета, рассказывает директор филиала Центра лесной пирологии в Красноярске Роман Котельников.

«Все знают, что у нас в стране довольно тяжелое положение, кризисы, денег не хватает многим, и это, конечно, затрагивает лесное хозяйство. Сама система так выстроена, что деньги выделяются именно на тушение пожаров. Но нужно учитывать еще и то, что средства тушения тоже требуют обновления, также есть потребность в увеличении зарплаты сотрудникам и другое, — рассуждает Роман Котельников. — В целом нужно радикально перестроить систему финансирования. Есть методика расчета, которая в основном распределяет средства между регионами, то есть общий объем финансирования задается в бюджете, и поменять его Федеральное агентство лесного хозяйства или Министерство природных ресурсов и экологии не могут. Но они принимают меры, чтобы попытаться увеличить финансирование на тушение пожаров, потому что все уже понимают, что там очень много затрат. Нужно стараться, чтобы ввели дополнительное финансирование.

Сергей Верховец тоже считает, что Красноярскому краю с его колоссальными площадью и запасами лесных ресурсов повысить эффективность охраны лесов от пожаров без существенного увеличения объемов федерального финансирования будет проблематично. Региону необходимы специализированный Лесопожарный центр на севере, увеличение численности лесопожарных формирований, существенное обновление и укрепление материально-технической базы лесных пожарных, новая техника и оборудование, которые сейчас изношены более чем на 80%.

Роман Котельников в свою очередь уточняет, что положительные изменения уже происходят, дополнительные деньги выделяют. Благодаря национальному проекту «Экология» Красноярский край впервые за много лет получил возможность значительно обновить парк лесопожарной техники и оборудования, которые уже сейчас активно использует. Но средств все равно недостаточно, считает эксперт. Деньги нужны на обучение новых специалистов, создание Лесопожарного центра на севере, который значительно улучшил бы ситуацию.

«Лесопожарный центр — идея правильная, другое дело, что те средства, которые сейчас выделяются, идут именно на выполнение работ по тушению. А если создавать новые подразделения, нужны отдельные деньги, это не средства, которые ежегодно выделяются на охрану лесов. Минприроды, Рослесхоз ищут различные варианты финансирования, различные схемы. Одним из таких удачных решений в рамках нацпроекта “Экология” стало планирование целевого финансирования на приобретение дополнительной техники и оборудования. Но надо помнить, что закупка техники — это еще не все. Нужно думать о людях, о кадрах».

Отметим, что, несмотря на аномальные погодные условия последних лет, ситуацию в крае удается удерживать под контролем. Помогает как краевая власть, оперативно выделяя необходимые объемы финансирования, в том числе из резервного фонда, так и выстроенная в регионе эффективная система реагирования на возникающие угрозы на базе единого Лесопожарного центра, в котором объединены наземные и авиа- подразделения. Это позволяет в периоды средней горимости хорошо справляться своими силами — заранее перебрасывая силы и средства в наиболее горимые территории. Благодаря этому в последние годы удается избежать человеческих жертв, а также не допустить переходов огня на населенные пункты и объекты экономики. 

Учли и ошибки прошлого года. В этом сделали ставку на модернизацию всей системы: расширили систему дистанционного мониторинга, используют новую технику и оборудование. В наиболее горимых районах дислоцировали элиту авиационной охраны лесов — команды парашютистов-пожарных, заранее с учетом прогноза погоды наращивают группировку сил и средств там, где возможно ухудшение лесопожарной обстановки, в том числе с привлечением сил федерального резерва, других регионов, лесопользователей. Как результат, количество и площади, пройденные лесными пожарами в этом году, значительно сократились. Если в прошлом году на эту дату в крае были зафиксированы 1 395 возгораний на площади 990 тысяч га, то в этом — 1134 лесных пожара на общей площади чуть больше 271 тыячи га.

В разговоре о лесных пожарах в Красноярском крае нельзя не упомянуть и о том, что эта проблема существует и в других странах, в том числе США, Канаде, Португалии, Франции, Испании, Австралии. Усугубляет ее опять же глобальное потепление. Наглядный пример — лесные пожары в Австралии, начавшиеся в 2019 году из-за 40-градусной жары и сильных ветров, уже названы сами разрушительными за всю историю наблюдений. В огне погибли несколько десятков человек, более миллиарда животных, уничтожено более 2500 строений и жилых домов.

Редакция «ПМ»
Редакция «ПМ»
коллективный разум
Что вы об этом думаете?
Поделитесь с друзьями:
А Вы уже читаете «Проспект Мира» в Яндекс.Дзене?
💬 Комментарии
природа
Актуальное