Уведомления
Уведомления
54 0 м/с

Подставные участники, дружественные политики и 70 % рынка в одних руках: как похоронный магнат Вадим Абдулин выиграл конкурс на крематорий

Александр Ибрагимов
1300

В Красноярске выбрали лучший проект крематория — победителем конкурса стала компания «Красноярский крематорий» похоронного магната Вадима Абдулина. Что будет дальше, пока не совсем ясно: в мэрии сказали, конкурс был лишь творческим — тогда как сам Абдулин заявил, что уже получает разрешение на строительство. Притом и сам конкурс прошел довольно странно: три из четырех проектов, судя по всему, представили компании всё того же Абдулина. А незадолго до конкурса «Красноярский крематорий» арендовал под проект половину муниципального участка на «Бадалыке». Подробности — в расследовании «Проспекта Мира».

Конкурс 

18 марта мэрия подписала постановление о проведении конкурса на лучший проект крематория. За два месяца проекты представили четыре участника: три из Красноярска и один из Санкт-Петербурга. Их проекты опубликовали на сайте мэрии только под номерами — как пояснялось, для непредвзятого голосования. Уже после подведения итогов конкурса стало известно, что участниками были компании «Красноярский крематорий» (проект № 1), «Альтаир» (№ 2), «Харон» (№ 3) и питерский архитектор Марсель Гимназдинов (№4).

Общественное голосование за лучший проект проходило с 21 по 30 мая. Как рассказал руководитель департамента социально-экономического развития мэрии Вячеслав Полищук, всего в нем приняли участие 3575 человек. Больше всего голосов получил проект «Красноярского крематория» — эскиз с гигантским неоновым крестом выбрали 2006 человек. На втором месте — проект из Санкт-Петербурга (1212 голосов), на третьем — компания «Харон» (195) и на четвертом — «Альтаир» (162).

Проект «Красноярского крематория»

С 31 мая по 6 июня комиссия с учетом этого голосования подводила итоги конкурса. По словам Полищука, проекты оценивали по 10-балльной шкале и 11 критериям. Среди последних были, например, такие пункты, как срок реализации проекта и наличие подходящего земельного участка под крематорий. Причем, как сообщал депутат Константин Сенченко, эти два критерия появились в условиях конкурса не с самого начала, а позже. 

Конкурсная комиссия признала победителем проект «Красноярского крематория», отдав ему 60 баллов. Проект Марселя Гимназдинова набрал 55 баллов, «Альтаир» и «Харон» — по 30 баллов. 

При этом все три красноярских участника конкурса, по всей видимости, связаны между собой.

Как связаны?

Компанию «Красноярский крематорий», которая доставляет тела на сжигание в крематории Новосибирска, в 2015 году основал предприниматель Вадим Абдулин. Он считается серым кардиналом похоронного бизнеса и монополистом на рынке Красноярска («ПМ» писал о нем ранее здесь и здесь). По данным сервиса «Контур.Фокус», в Красноярске и Абакане Абдулину в разное время принадлежали одно ИП и шесть компаний, занимавшихся ритуальным и смежным с ним бизнесом. Почти все они уже ликвидированы. 

Основной фирмой Абдулина считается похоронное бюро «Ритуал-Сервис», притом что сейчас компаний с таким названием юридически за ним не числится. По данным «Контур.Фокуса», с 1998 года в Красноярске было зарегистрировано семь «Ритуал-Сервисов» (включая торговый дом и производственную компанию); четыре из них еще действуют. Компания, записанная непосредственно на Вадима Абдулина, просуществовала с 2009 по 2012 год и была прописана на Партизана Железняка, 1. По информации из «Контур.Фокуса», минимум шесть «Ритуал-Сервисов» (в том числе Абдулина) связаны друг с другом через руководителей, учредителей либо юридические адреса. 

Прослеживается и связь «Ритуал-Сервиса» с «Красноярским крематорием». «ПМ» нашел два почти идентичных сайта «Ритуал-Сервиса», адресом которого указан павильон на Партизана Железняка, 1ж. Там, к примеру, опубликованы рекламные материалы компании Абдулина, а каталоги гробов, венков и других погребальных товаров совпадают с каталогом аналогичных товаров на сайте «Красноярского крематория». Кроме того, федеральный сотовый номер, указанный в контактах на одном из сайтов «Ритуал-Сервиса», в приложении GetContact (позволяет смотреть, как записаны номера телефонов у других пользователей) определяется как «Крематорий».

Скриншот: GetContact

В анализе ритуального бизнеса за 2014-2015 годы, который провела краевая Счетная палата (есть в распоряжении «ПМ»), говорится, что «Ритуал-Сервис» занимает 70 % рынка в Красноярске. (Какая именно из компаний с таким названием, не уточнялось.) Ежегодный объем рынка в городе аудиторы оценили в три миллиарда рублей, при этом более 90 % от этой суммы, по их данным, это «теневая экономика».

Ладно, но при чем тут другие участники конкурса?

Один из филиалов компании «Харон», участвовавшей в конкурсе на лучший проект крематория, судя по «2Гис», расположен на Партизана Железняка, 1ж — там же, где и офис одного из «Ритуал-Сервисов». Директором и учредителем «Харона» значится Юрий Паршин. Он же, по данным «Контур.Фокуса», в свое время являлся ликвидатором красноярской похоронной фирмы «РИК». Соучредителем «РИКа» была Надежда Ермашова, которую участник похоронного рынка Игорь Коробейников в беседе с «ПМ» называет правой рукой Вадима Абдулина. В заметке «Коммерсанта» 2007 года Надежда Ермашова упоминается как директор по кадрам «Ритуал–Сервиса». В 2010 году красноярское УФАС писало, что компании «РИК» и «Ритуал-Сервис» входят в «группу лиц» — то есть фактически аффилированы. 

Скриншот: 2Гис

Третий участник конкурса из Красноярска — компания «Альтаир» — в конце марта этого года прописался на улице Мате Залки, 10г, в торгово-офисном центре «Кристалл». За месяц до «Альтаира» в другом офисе «Кристалла» обосновался и один из красноярских «Ритуал-Сервисов» (директор — Ирина Витковская). 

Владелец «Альтаира» Александр Аверченко является одним из учредителей общественной организации «Память», оказывающей помощь в подготовке похорон. Организация среди прочего арендовала тот же павильон на Партизана Железняка, 1ж, и имела договор сотрудничества с «Ритуал-Сервисом». 

Кроме того, председатель правления и соучредитель «Памяти» Наталья Мельникова в 2012-2013 годы работала директором «Ритуал-Сервиса», переехавшего недавно в «Кристалл». В сентябре 2018 года Мельникова избрана депутатом горсовета Красноярска. Ее девичья фамилия — Усольцева. Судя по странице в «Одноклассниках», сестру Натальи зовут Ирина Витковская (Усольцева) — так же, как директора «Ритуал-Сервиса» из «Кристалла».

Другой соучредитель «Памяти», Игорь Веретенников, владеет похоронной компанией «Гармония» — с января она зарегистрирована в кабинете на Спандаряна, 13, который до нее занимал еще один «Ритуал-Сервис» (директор — Анастасия Петросян, компания ликвидирована в июне 2019 года).

А что питерцы?

Проект крематория из Санкт-Петербурга на конкурс заявили не инвесторы, а архитектурное бюро «А.Лен» (Марсель Гимназдинов — его архитектор). Там «ПМ» рассказали, что о конкурсе узнали из СМИ; в администрации Красноярска им пояснили, что ищут именно архитектурную концепцию крематория, «а если есть инвестор и земля, то это будет дополнительным плюсом». 

Дополнительный плюс

Единственным участником, указавшим в своем проекте место под крематорий, был победитель конкурса — «Красноярский крематорий». Это арендованный у муниципального предприятия «Ритуальные услуги» (МП) участок в 1,39 гектара на кладбище «Бадалык». Земля была выделена из большой территории МП площадью 2,76 гектара лишь в феврале этого года. На это уже обращал внимание депутат Константин Сенченко.

Как сообщила на заседании комиссии горсовета 20 июня представитель департамента городского имущества (ДеМИЗО) Ирина Тюрина, в январе поделить свой участок попросило само МП. Просьбу ДеМИЗО удовлетворил, и в результате в феврале большой участок оказался расформирован на два. 

В марте, по словам Тюриной, «Красноярский крематорий» за 4,4 миллиона рублей купил на муниципальном аукционе объект недвижимости, расположенный на одном из образовавшихся участков. Это, судя по кадастровой карте, гараж «Ритуальных услуг» площадью примерно 736 квадратных метров. 

Участок под крематорий. Зеленым выделен участок «Красноярского крематория», бордовым обведена муниципальная земля. Скриншот: публичная кадастровая карта

Покупка гаража на муниципальной земле затем и позволила «Красноярскому крематорию» арендовать участок у города на 49 лет. По данным Росреестра, в аренду образованный в феврале участок отошел в начале мая. Аренда, по словам Тюриной, обходится компании в 453 тысячи рублей в год.

Скриншот: сайт Росреестра

На заседании депутат Вячеслав Дюков поинтересовался, обычная ли это практика — «отдавать муниципальную землю площадью в 200 раз больше, чем объект, который на ней стоит?» Ирина Тюрина пояснила, что «о какой-либо практике сказать нельзя»: «Если под объектом сформирован участок, сторона хочет его арендовать и нет причин для отказа, то мы этот участок предоставляем».

Дюков также спросил, с какой целью муниципальное предприятие просило разделить свой участок. Первый вице-мэр Алексей Давыдов ответил, что к концу 2017 года МП «Ритуальные услуги» накопило долг в 27 миллионов рублей, в том числе по зарплате (в марте этого года говорилось о долге в 14 миллионов). «Поэтому все действия руководителя МП были направлены на то, чтобы выплатить заработную плату, закрыть кредиторскую задолженность по свету, теплоснабжению и всему остальному, — сказал Давыдов. — Это [гараж] не единственный объект за два-три года, который МП продало».

Но в проекте крематорий находится в том числе и на муниципальной земле

На эскизах в конкурсном проекте компании Вадима Абдулина между тем крематорий занимает не только арендованную землю, но и участок, оставшийся у МП «Ритуальные услуги», — то есть все 2,76 гектара. «Даже пресловутый [неоновый] крест стоит на муниципальной земле», — обратил внимание Вячеслав Дюков. Сейчас на участке расположено несколько зданий «Ритуальных услуг».

Скриншот: проект «Красноярского крематория»

Еще в конце марта руководитель департамента горхозяйства Юрий Шестопалов объявил, что администрация решила ликвидировать МП из-за долгов. В департаменте посчитали, что предприятие не выдерживает конкуренции на ритуальном рынке. Заместитель Шестопалова Наталья Богомолова добавила, что принято решение о «принятии мер к погашению задолженностей» и дальнейшей ликвидации «Ритуальных услуг» в 2019 и 2020 годы. Теоретически, если под «принятием мер» имеется в виду, например, продажа имущества предприятия, в том числе зданий на «Бадалыке», то в будущем покупатель недвижимости «Ритуальных услуг» точно так же сможет арендовать участок по соседству с землей «Красноярского крематория». 

Тот же депутат Дюков заявил, что компанию планируют ликвидировать «целенаправленно», а «конкретными бенефициарами» такого решения назвал «Красноярский крематорий». Впрочем, горсовет выступил против ликвидации, так что окончательного решения о судьбе МП, кажется, еще нет. 

Ранее участники похоронного рынка говорили «ПМ», что во главе муниципального предприятия по сути стояли люди, близкие к «Ритуал-Сервису». К примеру, «ставленником» Абдулина называли выходца из бюро судебно-медицинской экспертизы Семена Бугаева, управлявшего МП с 2013 по 2016 год. Замом директора по организационным вопросам МП в тот же период работала уже упоминавшаяся правая рука Абдулина Надежда Ермашова, а юристом — депутат горсовета Наталья Мельникова. 

Скриншот: LinkedIn

После Бугаева «Ритуальные услуги» на полтора года возглавил Андрей Архипов, которого называли уже человеком экс-руководителя департамента горхозяйства Игоря Титенкова. Он, по рассказам участников рынка, пытался навести на предприятии порядок (подробнее об этом можно почитать здесь). 

Однако в ноябре 2017-го Титенкова из департамента уволили, после чего у МП сменилось несколько и.о. руководителя. Одним из них с июня по сентябрь 2018-го была Надежда Ермашова. Нынешняя и.о. директора «Ритуальных услуг» Виктория Ермакова уже заявляла, что из кризиса предприятие выйдет, только если передать его функции в «коммерческие структуры». Кроме того, по ее словам, «Красноярский крематорий» оплатил часть долгов МП перед энергетиками.

Сам Вадим Абдулин в интервью ТВК на вопрос, нужно ли на похоронном рынке муниципальное предприятие, ответил: «Да, оно было необходимо. Но в свете деятельности некоторых руководителей предприятия оно было приведено в такое состояние, что уже не может функционировать». 

Надежда Ермашова, фото: ее страница ВК

И что дальше?

На заседании комиссии горсовета 20 июня руководитель департамента социально-экономического развития мэрии Вячеслав Полищук заявил, что конкурс на лучший проект крематория был творческим. То есть каких-то обязательств администрации — кроме вручения диплома победителю — перед участниками «не предполагалось».

«В первую очередь мы хотели привлечь внимание к общегородской проблеме, — пояснял Полищук. — Голосование и опросы людей показали, что в целом они за крематорий. Плюс нам важно было изучить общественное мнение — как население отреагирует на проекты, какие концепции поддержит».

В дальнейшем, по словам Полищука, со всеми участниками конкурса планируют провести переговоры и «оценить серьезность их намерений». Причем в будущем свои проекты могут представить и компании, не участвовавшие в конкурсе: «Если к нам придет какая-нибудь фирма «Икс Игрек» с конкретным предложением, конкретным земельным участком, то с ней будет вестись стандартная работа по согласованию параметров, получения разрешения на строительство». 

Творческим был конкурс или нет, но ранее первый вице-мэр Владислав Логинов уже рассказал, что город рассчитывает получить крематорий к концу 2020 года. 

Вадим Абдулин в свою очередь заявил, что сейчас компания оформляет документы на разрешение на строительство крематория. По словам Абдулина, для голосования на сайте мэрии был представлен «базовый» проект крематория, а окончательный сформируется позже, после еще одного этапа обсуждения. Концепция, с его слов, может сильно измениться — например, из нее могут убрать смутивший некоторых неоновый крест. 

Проект, по мнению бизнесмена, следует реализовать «в рамках частно-государственного партнерства»: «У администрации должны быть рычаги влияния на этот бизнес». Ранее Владислав Логинов говорил, что у мэрии есть отдельное требование к проекту — регулируемый тариф, а цена кремации не должна превышать 6800 рублей.

Скриншот: tvk6.ru

Источник финансирования в проекте «Красноярского крематория» не указывается. Предприниматель Виктор Суровцев, который предлагал построить крематорий в 2013 году, оценивал свой проект в 170-200 миллионов докризисных рублей (его проект город отверг). По оценке участника похоронного рынка Игоря Коробейникова, сейчас строительство крематория может обойтись в 500 миллионов.

Сроки строительства Абдулин пообещал назвать после получения всех необходимых документов, но реализовать проект, с его слов, возможно за один год, «если не будет никаких катаклизмов». Причин, которые могли бы остановить проект, сейчас, по мнению Вадима Абдулина, нет, «хотя могут появиться лоббисты частных структур, заинтересованных [в том], чтобы крематория в городе не было». 

На обвинения в том, что его называют «похоронной мафией, теперь стоящей и за крематорием», Абдулин в интервью ответил, что его «часто демонизируют и придумывают разные небылицы»:

«Если посмотреть на процедуру конкурса и получение участка земли — это всё было законно. Но, видимо, есть некоторые люди, которые считают, что вопрос о крематории должен был решаться под столом и непублично, и они выступают против строительства крематория, не предлагая взамен ничего. Может, стоит их назвать похоронной мафией?»

На просьбу «ПМ» о комментарии Вадим Абдулин сказал, что сейчас находится не в городе, и попросил перезвонить через неделю.

А вы уже читаете «Проспект Мира» в Яндекс.Дзене?

Новые материалы

Читаемые материалы

Наши проекты
Читай нас там, где удобно
Закрыть
Наверх