«Позор города» в мировом контексте: сравниваем набережные Красноярска и Дрездена

Редакция «ПМ»
1892
Именитый московский блогер Илья Варламов провел в Красноярске один день, но судя по резонансу, который произвел его критический пост про «позор города», он был тут минимум месяц. Живущая в Дрездене красноярка Ирина Рау сравнила для «Проспекта Мира» набережные Енисея и Эльбы, поностальгировала по острову Татышев и выяснила у экспертов, как немцам удается спасать прибрежную зону от застройки.

Территории около воды всегда ценились выше и дороже — и жилое строительство, и торговые центры стараются быть ближе к берегу, даже несмотря на угрозу наводнения.

Во всём мире — это лицо города. То место, куда вы тащите своего родственника или друга, приехавшего к вам погостить. И тихо надеетесь, что он вам скажет: «Да! Крутая у вас набережная!»

В Дрездене тоже есть набережная. Так как Эльба в этом месте протекает буквой Зю, то набережной в городе много — действительно много. И с любого района города можно довольно быстро попасть на Эльбу. Полежать, позагорать, покататься на роликах или на велосипеде. Где-то можно погрилить.

Сама набережная очень напоминает красноярский остров Татышев: вдоль реки большие поля травы с деревьями и много велосипедных дорожек. Отсутствие магазинов, кафе и небольшие кусочки галечных пляжей только дополняют аналогию.

— Насколько я помню, после объединения Германии были предложения от инвесторов с запада, но жители не хотели застраивать набережную. Мы хотели, чтобы любой человек мог прийти к Эльбе, насладиться водой и красивым видом на реку, — рассказывает мне коренная дрезденка Кристина Хофман. — Во времена ГДР было по-другому. Не было такого количества велосипедных дорожек и лавочек, да и за полями ухаживали не так хорошо, как сейчас. Однако ее не застраивали — возможно, боялись подъема воды, а может, просто не было денег. Мне нравится, что в Дрездене есть такая набережная. К примеру, в Кельне или во Франкфурте такого нет, бедный Рейн там почти весь закован в бетон.

Справедливости ради нужно сказать, что в Старом городе кое-где Эльба тоже отделена бетоном. Так исторически сложилось, что в этом месте причаливали корабли. Да и сейчас здесь останавливаются туристические яхты и пароходы.

В нескольких местах на Эльбе ходят паромы — только для пешеходов и велосипедистов. Билет в одну сторону стоит 1,5 евро, в обе — 2 евро. Если передвигаешь на велосипеде, очень практично и удобно.

Хотя и пара парковок на берегу Эльбы всё-таки есть — несмотря на то, что автомобильные дороги к воде в Дрездене ведут редко.

Благодаря достаточному количеству мостов, здесь нет большой проблемы добраться с одного берега на другой.

Пару раз в неделю город организует на левом берегу блошиный рынок. За место платить не надо, специальная регистрация тоже не нужна — просто приезжаете и выставляете свои вещи. Гулять по такому рынку очень интересно. Чего тут только не встретишь: старого плюшевого медведя, гэдээровский сервиз, обувь, одежду — в общем, почти весь ассортимент.

На бравом берегу Эльбы есть очень небольшой парк Рох — маленький уголок с разными шиповниками. Здесь же рядом бесплатные места для грилей — за собой тут нужно всё убирать.

— У нас тоже есть набережная, целых три реки. Правда, даже самая большая из них — Агидель — меньше Эльбы, — рассказывает мне выходец из Уфы Семен Калинин, молодой симпатичный выпускник университета, на одной из таких гриль-пати, где собрались русскоговорящие и немцы, которые интересуются русским языком. — В общей сложности где-то километров 100 набережной, но она не благоустроена, даже лавочек нет. В основном, всё в бетоне. А вдоль реки идут дороги вперемешку с кафешками с песнями Стаса Михайлова.

Когда приходит в город настоящая жара, то все поля набережной, как морскими котиками, завалены людьми — лежат и греются. А над ними по старому мосту едут двухэтажные автобусы с туристами.

— Конечно, периодически чиновники получают предложение от различных инвесторов по застройке набережной, но всегда один ответ — это территория должна оставаться абсолютно естественной для побережья реки, — рассказывает мне немецкий архитектор с чешской фамилией Мартин Гаджик. — Мало того, есть специальная экологическая организация, которая следит за соблюдением всех норм для этой зеленой территории — уборка мусора, обустройство, строительство новых дорожек и лавочек, проведение мероприятий. Или, к примеру, в некоторых районах Эльбы на полях живет определенный вид бабочек, которым нужна высокая трава для размножения, поэтому организация вычислила время для покоса травы и следит за его соблюдением.

Вдоль Эльбы идет дорога для велосипедистов до гор Саксонской Швейцарии. Эти горы очень похожи на красноярские столбы. Где-то километров 20 вдоль Эльбы, без подъемов и спусков, всё время по прямой. И в другую сторону, до города Майсона, примерно столько же. У меня один знакомый по ней на роликах ездит, но не в выходные — говорит, народу слишком много. В общем, дрезденцам повезло больше, чем кельнцам, франкфуртцам или красноярцам. Хорошо хоть в Красноярске есть остров Татышев.

Система Orphus

Читайте также

Новые материалы

Читаемые материалы

Мы в соцмедиа
Наши проекты
Читай нас там, где удобно
Закрыть
Наверх