Партнерский

Проверка связи: красноярские бары с легендарной Еленой Скрыминой

Редакция «ПМ»
1602

«Проспект Мира» и «МегаФон» продолжают совместный проект, в ходе которого мы путешествуем по городским районам, проверяя качество связи. Мы уже побывали в Покровском, Солнечном, Ветлужанке, Первомайском и Студенческом. На очереди Взлетка — и сегодня компанию нам составит легендарный красноярский бармен Елена Скрымина. Вместе с ней мы узнаем, как работает сотовая связь в барах и кафе делового центра Красноярска.

Ну а чтобы было веселей, мы придумали специальную барную игру: специалисты «МегаФона» будут отвечать на вопросы бармена, а Лена даст ответы на задания, связанные с сотовой связью. Кто победит? Увидим. 


За «МегаФон» выступают: 

Евгений Мордежов, руководитель по инфраструктуре, 

Алексей Барткевич, менеджер по развитию сети красноярского отделения компании.

Евгений Мордежов: Для сотовой связи Взлетка — район особенный. Плотная застройка, высотные здания, стекло и бетон — всё это встает на пути сотовых волн.  Плюс это район не только спальный, но и деловой, так что нагрузка на сети здесь высокая в течение всего дня. Ситуация в кафе и ресторанах еще сложнее: мало того, что здесь всегда много людей, а значит, и гаджетов, так еще и рестораторы норовят разместить заведение где-нибудь в подвале. Поэтому МегаФон ведет на Взлетке большую стройку: за последних три года количество наших баз здесь увеличилось в два раза.

За всех рестораторов играет Елена Скрымина — самый узнаваемый бармен Красноярска, практически олицетворение барного дела. Именно она сделала бар «Нет проблем» одним из самых популярных ночных заведений Красноярска. Некоторое время Скрымина работала в Камбодже, а сейчас присматривает за баром в «Рюмочной №1». Те, кто хоть раз пробовал ее фирменные настойки, понимает, за что Лену так ценят посетители. 

Елена Скрымина: Взлетка — это новый центр города, место, где много молодых энергичных людей. Неудивительно, что общепит здесь процветает. Для бармена, конечно, телефон — это враг номер один. Если человек весь вечер сидит, уткнувшись в гаджет, значит, что-то пошло не так, значит, ему скучно в заведении. А вот если он забыл о нём — значит, мы сработали правильно. Но связь в баре всё равно должна быть хорошая, надо же как-то людям такси до дома вызвать.


«Перцы» на Весны, 1 

Начинаем с «Перцев» на Взлетке. Здесь же под чашку облепихового чая играем первый тур нашей информационно-аналитической игры. 

Вопрос от «МегаФона»: Правда ли, что, когда распускаются листья на деревьях, мобильная связь может ухудшаться?

Ответ Е.С: Да, наверное, может.

А.Б: Это действительно так. Листья почти целиком состоят из воды, а вода сильно поглощает энергию электромагнитных волн. Поэтому, когда деревья распускаются, прием становится хуже; то же самое с дождем. А вот ветер на связь никак не влияет. 

Волны вообще штука довольно капризная.  Железо, бетон — всё это препятствия, поэтому нельзя поставить одну базовую станцию на весь город. Кроме того, чем выше поколение мобильной связи, тем больше у него трудностей с преодолением таких преград. 4G+, который работает на высоких частотах, может давать скорость до 300 МБит/с, но тяжело проходит сквозь стены. 

Вопрос от Скрыминой: В любом баре действуют два правила. Первое звучит так: «бармен всегда прав», а второе?

А.Б: Если бармен неправ, смотри пункт первый. 

Е.С: Да, так оно и есть. С барменом спорить не стоит, ведь в следующий раз он может налить в стакан что угодно.  И у меня есть вопрос к «МегаФону». Я недавно летела в самолете и поймала сигнал. Как такое может быть? 

Е.М: Такое бывает из-за конструктивных особенностей антенн базовых станций. Основная часть сигнала от них направлена в стороны, но небольшой луч уходит вверх. Стандартный охват станции — 32 километра, самолеты летают на высоте 10 километров, а местная авиация и того ниже. Так что в полете вы вполне можете попасть в небольшую зону приема.

Счет: 1:1 



«Кино и немцы» на Молокова, 3г 

Вторая точка расположена прямо за «Первой башней». Продолжаем игру. 

Вопрос от «МегаФона»: Правда ли, что загорать в солярии вреднее, чем жить в доме с базовой станцией на крыше?

Е.С: Да. 

Е.М: Совершенно верно, в солярии излучение такое, что цвет кожи меняется. Вообще слухи о вреде базовых станций сильно преувеличены. Излучение от антенны идет не вниз, «в квартиры», а в стороны. На крыше возле базовой станции уровень излучения 10 мкВт/см2 это санитарная норма в России. А у окна в доме прямо напротив станции будет всего 0,1 мкВт/см2. 

Чтобы было понятнее, можно сравнить: микроволновая печь излучает 20 мкВт/см2, домашний Wi-Fi-роутер — 1 мкВт/см2. Люди живут с ними в тесном соседстве и не боятся. Кроме того, за всеми сотовыми операторами очень жестко следит Роскомнадзор, который постоянно проводит замеры электромагнитного излучения, в том числе в жилых домах. Любые нарушения чреваты гигантскими штрафами.

Вопрос от Скрыминой: Какой коктейль считается самым продаваемым коктейлем в мире?

А.Б: «Куба либре», наверное. 

Е.С: Да, это действительно так: каждую секунду в мире продаются 130 таких коктейлей. 

Ребята из инфраструктуры МегаФона остались не очень довольны результатами замеров в кнайпе. Хотя базовая станция, обслуживающая «Кино и немцев», стоит через дорогу — на «Первой башне», скорости передачи данных здесь не самые высокие. Это потому, что база сильно загружена большим количеством абонентов, которые работают в бизнес-центре. До конца года здесь появится еще одна станция, которая улучшит связь, пообещали нам специалисты. 

Счет: 2:2


«Залечь на дно в Брюгге» на Авиаторов, 50

«Брюгге» как раз из тех кабаков, что расположены ниже уровня моря и залегают в подвалах, куда сотовым волнам вход строго воспрещен. Тем не менее, связь здесь есть, и по этому поводу можно ответить на еще парочку вопросов. 

Вопрос от «МегаФона»: Правда ли, что можно позвонить с телефона без сим-карты?

Е.С: Да, экстренные вызовы.

Е.М: Да, это так. По сути, сим-карта — это ваш идентификатор в сети оператора, хранилище ваших персональных данных. Телефон может работать и без нее, что наглядно видно по экстренным вызовам. По закону каждый оператор должен предоставить свои ресурсы для вызова скорой или милиции. Телефон просто соединяется с любой ближайшей станцией, и происходит вызов. 

Вопрос от Скрыминой: В какой стране зародилась барная культура? 

А.Б: В Великобритании?

Е.С: Нет, в Соединенных Штатах, на Диком Западе, куда приехали переселенцы со всего света. Именно в этой интернациональной среде и зародились барные традиции. 

Ответ вызвал сомнения, поэтому Алексей полез в интернет. В результате выяснилось, что Лена права и что мобильный интернет в баре, несмотря на всю подвальность, работает. 

Счет: 3:2 в пользу Скрыминой 


«РомБаба» на Октябрьской, 7а

И последняя на сегодня точка — кафе «РомБаба», которой очень кстати исполнился год, из-за чего все участники проекта оказались одарены халявными десертами. 

Итак, чай, сладкие призы — и последний тур нашей игры. 

Вопрос от «МегаФона»: Правда ли, что с помощью радиоприемника можно подслушать звонок по мобильному? 

Е.С: Думаю, что нет.

Е.М: И правильно: сотовый телефон работает совсем на других волнах, нежели радиоприемник. Кроме того, в сети «МегаФона» используются механизмы шифрования и защиты от прослушивания.

Вопрос от Скрыминой: Какой из этих вопросов может смутить бармена: «Можно мне светлого «Гиннеса?», «Можно ли большой эспрессо?», «Можно мне мохито без льда?» 

Е.М: Мне кажется, все какие-то неправильные. 

Е.С: Не бывает светлого «Гиннеса», больших эспрессо, и мохито без льда сделать невозможно. Так что вы правы. 


Подведем итог: со счетом 4:3 побеждает Елена Скрымина. А связь, кстати, везде была весьма приличной. 

Система Orphus

Читайте также

Новые материалы

Читаемые материалы

Мы в соцмедиа
Наши проекты
Читай нас там, где удобно
Закрыть
Наверх