Путешествия по Красноярску: Андрей Истомин

Редакция «ПМ»
863
«Проспект Мира», совместно с благотворительным Фондом Михаила Прохорова, представляет лучшие тексты о Красноярске, написанные в рамках IX Красноярской ярмарки книжной культуры, темой которой была «Карта Родины». Молодые красноярцы попробовали посмотреть на свой город глазами иностранца. Что из этого получилось — читайте в нашем спецпроекте.​

Андрей Истомин о себе: Пишу рассказы, шутки, доносы. Занимаюсь стендапом. Если говорить о любови к городу, то тут я полигамен. У меня два города, которые я безумно люблю – Красноярск и Санкт-Петербург.

Непосвященному в российский климат иностранцу кажется, что русская зима — это мороз, солнце и тройка с бубенцами. Но это не так. Возьмем, к примеру, Петербург, где я живу. Здесь ходить с зонтом в январе — это вполне нормально. Дома в это время года плачут сосулями и кидаются ими в людей. Здания так мстят людям за то, что те построили их в этой сырости и практически беспросветной тьме. Раз в неделю, а то и реже, питерская зима устраивает людям свидание с солнцем. Она показывает его на несколько минут, а потом снова прячет в темницу, сделанную из серых облаков, смога и тумана.

Любимое блюдо питерской зимы – зяба. Рецепт простой: снег, грязь, соль. Ингредиенты соединить и разбросать по дорогам и тротуарам. Замешивать с помощью пешеходов и машин.

Сибиряк, живущий в Петербурге, скучает по своей зиме. В Красноярске, помимо снега и мороза, есть горы, которые можно потрогать рукой. А еще с них можно кататься. Для этого нужны лыжи или сноуборд. Их можно носить с собой, как зонтик — на случай, если внезапно окажешься рядом с горой.

фото: Ник Фадеев

Если сказать, что кататься здесь не пробовал только ленивый, то это будет неправда. Мой ленивый друг Саша, весом в сто килограмм, терпеть не мог зиму и однажды твердо решил найти в ней что-то прекрасное. И он занялся сноубордом. Видимо, подумал, что большой вес даст преимущество в скорости. Купил доску, модный костюм, в котором стал похож на перекормленного американского астронавта, и отправился покорять гору. Забравшись на вершину, он полюбовался видом на город, глубоко вдохнул свежего морозного воздуха, а в следующую секунду поскользнулся и сломал себе кисть руки, обрушившись на неё своим тяжелым задом. Спуститься на сноуборде у него тогда так и не получилось. Но на следующий год он встал на доску и катается до сих пор. Вот уже шесть лет. Весит он теперь чуть меньше 80 и каждый год ждет зиму.

Как-то раз я рассказал эту историю одному знакомому немцу, который собирался приехать в Красноярск, и в конце добавил: «Саша доказал, что настоящая любовь к сибирской зиме возможна только через боль». Немец шутку понял, но ехать в Сибирь зимой почему-то отказался.

фото: Сергей Фокин

Система Orphus

Читайте также

Новые материалы

Читаемые материалы

Мы в соцмедиа
Наши проекты
Читай нас там, где удобно
Закрыть
Наверх