@pr.mira
$
72.43
85.36
75.67

Расходы на здравоохранение в России сократились: разбираемся, почему

Эксперты обеспокоены состоянием российском медицины. На фоне продолжающейся пандемии коронавируса государство сокращает расходы на здравоохранение. «Новые Известия» разбирались, почему так происходит и к чему это может привести.

Премьер-министр Росси Михаил Мишустин, рассказывая об экономике на Московском финансовом форуме, дал состоянию российской экономики весьма радужную оценку. По его словам, регионы в 2021-м заработали и потратили больше, чем даже в докризисном 2019-м. Особенно это заметно в сфере транспорта, где расходы выросли аж на 41.6%. Неплохо живет и дорожное хозяйство, чей бюджет вырос на 22%, и ЖКХ, разбогатевшее на 13.8%. Абсолютным же рекордсменом стала область охраны семьи и детства, получившая аж на 58% больше, чем в 2019-м. А вот медицины в этом счастливом списке нет.

И неспроста. Судя по фактическим расходам бюджетов субъектов РФ за период январь-июль 2021 года, финансирование медицины уменьшилось, и весьма существенно. Почему так произошло?

Аномальный год

Директор Научно-исследовательского финансового института Минфина Николай Авксентьев утверждает, что снижение расходов на здравоохранение — явление иллюзорное. Просто в ковидный 2020-й потратили столько, что возвращение к обычным расходам воспринимается чуть ли ни как обвал.

«Прошлый год – это ковидная история. Тогда был большой непрогнозируемый рост расходов. Текущее уменьшение – это возврат к ранее взятым трендам. Просто 2020 год стоит рассматривать как нечто выдающееся».

Хорошо. Но разве эпидемия окончательно побеждена? По официальной статистике число заражений в России только растет. На пике первой волны в первом полугодии 2020 года фиксировали максимум 11,5 тысячи заражений и до 230 смертей в сутки. Во время только что прошедшей третьей волны количество заболевших в день доходило до 25 тысяч, а смертность ушла за 700-800 случаев в сутки.

Президент «Лиги защиты пациентов» Александр Саверский обращает внимание на еще одну важную деталь:

«Для понимания всей картины по здравоохранению необходимо смотреть консолидированные расходы, а не только расходы региональных бюджетов. Финансирование идёт и от федерального бюджета, и от ФОМС. К тому же не первый год идут разговоры о переходе на одноканальную систему финансирования. И постепенно этот процесс движется»

Итак, у медицины три канала финансирования: региональный бюджет, федеральный бюджет и средства ФОМС. С первым все понятно, средства, поступающие в отрасль из региональных бюджетов, уменьшились. Но может быть по другим каналам заметен рост?

Фото: Pixabay

Увы, но федеральный бюджет тоже сократил расходы: по данным Единого портала бюджетной системы РФ, за 7 месяцев 2020 года на медицину было выделено 766,3 млрд рублей, а в текущем году – 746 млрд рублей. Падение небольшое, всего 2.7%, но настораживающее. Правда и здесь есть оптимистическое объяснение. Как утверждают представители Счетной палаты, сокращение финансирования связано с завершением программы модернизации. То есть все нужные аппараты ИВЛ уже закупили во время эпидемии и теперь выделять на это деньги нет нужды.

Еще один повод для оптимизма — увеличение расходов на медицину со стороны ФОМС. В 2019-2020 годах фонд перечислял медучреждениям по 2,36 трлн рублей, а в 2021 год должен выделить 2,54 трлн рублей. Но и эти 185 миллиардов не компенсируют бюджетную экономию. По итогам 7 месяцев совокупное финансирование оказывается примерно на 17,4 млрд рублей меньше прошлогоднего.

Нехватка средств уже ощущается медициной. Например, закончились деньги на закупку лекарств от ВИЧ. Сейчас на терапию для нуждающихся в ней 60 тысяч человек тратятся деньги, запланированные на 2022-й.

В каких регионах ситуация хуже всего?

Объемы финансирования здравоохранения сильно отличаются от региона к региону. И сейчас разница только увеличивается. Цифры показывают, что сильнее всего сокращают финансирование в Смоленской области и Северной Осетии, которые и так всегда находятся в числе аутсайдеров. А на Камчатка, в Тюменской области и Чукотке, наоборот, увеличивают финансирование медицины. Разница между лучшими и худшими колоссальная. В передовых регионах на здоровье каждого жителя тратится до 30 тысяч рублей, а в отстающих всего 2 тысячи.

Существенна разница и в доле расходов на медицину в региональном бюджете. Наиболее «экономные» регионы тратят на здравоохранение от 7,5% до 10% всех своих расходов. А регионы-лидеры – от 10% до 20%. Как отмечает первый проректор Высшей школы организации и управления здравоохранением Николай Прохоренко, многие проблемы власти создали сами, и теперь вынуждены расхлёбывать.

Инфографика: «Новые Известия»
Инфографика: «Новые Известия»

«Разумеется, при сокращении расходов страдает качество оказываемой медицинской помощи. Когда началась пандемия, мы столкнулись с дефицитом коек, врачей, некоторых препаратов, средств индивидуальной защиты, аппаратов ИВЛ. Если дефицит СИЗ и аппаратов ИВЛ был свойственен всему миру, то всё остальное – это всё наше рукотворное, сделанное в годы оптимизации, когда решили, что в основе должна лежать не потребность в помощи, а деньги, которые есть в бюджете. Получилось, как в поговорке «сколько денег – столько песен». Сейчас больницы сталкиваются с недостатком, например, кислородных концентраторов. У каждой больницы во дворе должна стоять кислородная станция, а в помещениях быть портативные концентраторы. Система здравоохранения в последние 2 десятилетия катастрофически недофинансирована – примерно в 2 раза. Сейчас уже около 70% основных фондов устарели».

Александр Саверский также предупреждает, что имеющийся уровень государственных расходов в 4,1% от ВВП сильно недостаточен.

«Недофинансирование здравоохранения в отдельных регионах приводит к тому, что люди вынуждены на лечение ездить в соседние более успешные регионы. А недофинансирование в масштабах государства приводит к росту смертности. Мировая практика показывает, что только расходы в 6% от ВВП и выше позволяют поддержать стабильный уровень смертности».

Экономия на медицине уже негативно сказывается на регионах, сокращающих бюджеты. В Смоленской области две больницы отказались от приема больных ковидом, чтобы иметь возможность лечить остальных. В Северной Осетии в начале августа 9 пациентов погибли из-за нехватки кислорода. В Архангельской области люди, чтобы попасть к врачу занимают очередь с четырех утра. В Оренбургской области, в городе Орске, в детской инфекционной больнице сложились нечеловеческие условия для содержания больных.

За здоровье приходится платить

В условиях сокращения расходов на государственную медицину людям все чаще приходится прибегать к услугам частных клиник. Бесплатная медицина, как указывает Александр Саверский, практически ушла в прошлое.

«Основная проблема заключается в организации и объёмах госфинансирования. В России постоянно растёт доля платных медицинских услуг. Секторы государственных и частных клиник начинают пересекаться: частные начинают оказывать услуги по ОМС, а государственные клиники – платные услуги. Грань между платной и бесплатной медициной размывается. В результате 48% всех расходов на здравоохранение принимают на себя сами пациенты, оплачивая услуги и покупая лекарства. Ни в одной развитой стране нет такой высокой доли персональных расходов».

Разделяет это мнение и Николай Прохоренко:

«В среднем по странам ОЭСР население из своего кармана оплачивает порядка 20% от всех расходов на здравоохранение. В Швейцарии, Германии, Швеции, Франции – от 2% до 6%. У нас люди самостоятельно оплачивают более 40% всех расходов. Государство должно увеличить собственные расходы в 2 раза и направить эти деньги в первую очередь на лекарственное обеспечение в амбулаторных условиях, и на повышение зарплат не только врачей, но и вех работников отрасли, включая айтишников, бухгалтеров и других».

Возможно, выходом из ситуации могла бы стать регуляция процесса на федеральном уровне. Например, законодательное закрепление права Минздрава требовать от регионов выделения на здравоохранение не менее 15% бюджета. Но эксперты считают, что результата такой подход не даст. Александр Саверский указывает, что у Минздрава нет полномочий влиять ни на решения региональных правительств, ни на решения Фонда ОМС. А Николай Прохоренко акцентирует внимание на необходимости оставить за губернаторами персональную ответственность.

Фото: Pixabay

«Регионы сами могут регулировать финансирование в зависимости от того, сколько денег получили от федерального бюджета, какие у них особенности. Здравоохранение должно остаться на совести губернаторов – вот если в Москве половину тех денег, что потратили на плитку, направили на здравоохранение, то мы бы увидели совсем другой уровень медицины. И сами жители должны знать, какая доля всех региональных расходов идёт на здравоохранение в их регионе и в соседнем».

В итоге федеральные власти денег не дают, а региональные средства на здравоохранение выделять не спешат. Ну а люди вынуждены или заниматься сомнительным самолечением, и отдавать последние деньги больницам и врачам.

Редакция «ПМ»
Редакция «ПМ»
коллективный разум
Что вы об этом думаете?
Поделитесь с друзьями:
А Вы уже читаете «Проспект Мира» в Яндекс.Дзене?
Медицина
Актуальное
9 традиций Красноярска, которые мы потеряли

9 традиций Красноярска, которые мы потеряли

В Красноярске, как и в любом уважающем себя городе, есть свои традиции. И эти традиции рождаются, живут, стареют и умирают совсем как люди, их породившие. Сегодня вспомним некоторые привычки красноярцев 00-х, которые уходят или вовсе ушли.