«Рассказывали, как нас Бог накажет»: история красноярской семьи, оказавшейся на пути монастырской стройки

Роман Минеев
3936
Работы над комплексом Успенского мужского монастыря в поселке Удачный продолжаются, под него расчищают всё новые территории. Но на днях стало известно, что четыре гектара земли были выкуплены под строительство по цене, заниженной в 12 раз. «Проспект Мира» рассказывает историю семьи, не первый год отстаивающую свой единственный дом и землю, которые тоже хотят купить за стоимость, в разы ниже рыночной.

В доме на три квартиры на улице Лесной, 57 сейчас остались только две — владелица первой съехала, ее квартиру снесли, а на месте старого забора проложили монастырский. Во второй живет семья Ляшко — 76-летний пенсионер, заслуженный строитель России Анатолий и его супруга, внучка священника, пенсионерка, которые приобрели квартиру в 1993 году.

— В то время не было регистрационной палаты, квартира покупалась в БТИ, и на момент покупки была приватизирована, — рассказывает Ляшко. — Раньше землю надо было оформлять отдельно от дома, так что мы с помощью БТИ все вымеряли на плане и послали бумаги в земельный комитет, чтобы оформить участок — а они документы приняли и нарисовали, что территория передана монастырю: на их карте даже дома не было. Написали в прокуратуру, а там дело возбудить не могут, потому что земкомитет к тому времени расформировали и концы не найдешь».

С тех пор пошли один за другим судебные процессы — семья Ляшко пыталась доказать, что их дому, в котором изначально было три квартиры, принадлежит 18 соток — сколько, в соответствии с постановлением правительства 2006 года, утвердил департамент недвижимости Красноярска и сколько числилось за домом с года его постройки в 1933 году. Часть под домом, часть занимают садовые участки и хозяйственные постройки.

Семья Ляшко судится за свой клочок земли в шесть соток. По мнению краевой администрации, им принадлежит участок в несколько раз меньше. Соседи по дому не стали бороться с системой — владелица снесенной квартиры, №1, легко согласилась обменяться на предоставленное ей жилье, вторая соседка съехала и продала квартиру.

— Город видит, что я хочу судиться, и выносит решение вневедомственной комиссии, что дом ветхий, — рассказывает Анатолий. — Фирма «Строймастер» нарисовала решение, что нас надо сломать и выселить. Но они и не осматривали ничего! Опять в суд обращаюсь — там требуют, чтобы осмотрела дом серьезная комиссия — лаборатория Минюста. Та выносит решение, что дом на 30% изношен. Затем институт СФУ провел осмотр: основное сооружение, в котором квартиры №№ 2 и 3, по их заключению изношено на 32%, а пристройка, квартира № 1, была сильно ветхая — ее и снесли.

По словам эксперта в сфере строительства, экс-директора проектного института «Красноярскгорпроект» Сергея Лопатина, дом признали аварийным незаконно. «Если собственник не писал заявление с просьбой признать его дом аварийным, то и признание объекта аварийным неправомерно и может быть обжаловано в суде».

Как отмечает адвокат Ляшко Ирина Потемкина, примерно в 2008 году администрация Октябрьского района обратилась с заявлением о признании дома аварийным. «Была комиссия, решение которой я оспорила через центральный суд. Но собственницу квартиры №3 вызвали в районную администрацию и попросили написать заявление о том, что жилье ветхое, чтобы они могли провести проверку. Будучи женщиной мягкой, она написала — за весь дом».

Из департамента градостроительства по нашему запросу прислали официальное пояснение: деревянный дом №57 1931 года постройки по улице Лесная находится в перечне на расселение, так как признан аварийным еще в 2013 году. А земельный участок под домом находится в общей долевой собственности.

— Дом из лиственницы — тут гвоздь не забьешь, лет триста стоять будет, фундаменты на известковом растворе, — отрицает ветхость дома Ляшко. — Я старый строитель и знаю, о чём говорю.


Царский подарок

«Когда я пошла заказывать межевание кадастровому инженеру, мне ответили, что тут наложение на участок церкви, — рассказывает Ирина Потемкина. — Пошла к архиепископу Антонию, там со мной и говорить не стали: «Доказывайте в суде». Подключились и насельники монастыря. Женщины из обители рассказывали, как нас Бог накажет, Показывали указ 1831 года. Им царь-батюшка землю подарил!»

— Наложение земель бывает, и решается оно либо в суде, либо стороны договариваются, — отмечает Лопатин. — Если у собственника дома на руках договор купили-продажи земельного участка, то вне зависимости от того, было зарегистрировано право или нет, он продолжает быть собственником участка. Но так как право было не зарегистрировано, кадастровый инженер при формировании земельного участка под монастырь не увидел его — вот и произошло наложение участков.

Участок передали в краевую собственность из муниципальной в 2012 году, где его разделили на несколько частей. «Первая часть — домовая, и граница дома проходит исключительно под зданием дома на ул. Лесная, 57 — буквально 642 квадрата; вторую часть занимает Успенский исторический центр; еще часть отходит к котельной. Если сегодня признавать участок, который был выделен при санатории «Енисей», 18 соток, надо признавать три кадастровых дела недействительными», — уверена Потемкина.

Как отмечают в департаменте градостроительства, независимая оценка квартиры №2 производилась несколько раз: она действительна только полгода и в процессе длительных судебных разбирательств всякий раз устаревала. Первая оценка от 2014 года составила 1,5 миллиона рублей, последняя оценка, проведенная в 2016 году, составила уже 3,7 млн. По мнению Ляшко и его адвоката, цена явно заниженная, учитывая «золотую землю» в районе поселка Удачный. И действительно: на портале недвижимости Sibdom участок в одну сотку оценивается в 950 тысяч рублей, а за 14 и 29 соток просят уже 10 и 22 млн сооветсвенно.

Специалист проектного института «Красноярскгорпроект» Елена Мизиренкова уверена, что дом ценности не имеет и его снесут, а вот земля — ценная, ведь там легко подключиться к городскому водоснабжению, врезаться в центральное отопление, есть свет и коммуникации.

— Однако трудности могут возникнуть, — поясняет она. — Если участок приватизирован, собственники могут смело назначать свою цену. Если приватизирована только часть, на которой расположен дом, хозяевам надо идти в регистрационную палату и регистрировать право собственности на весь участок, иначе они ничего не могут требовать. Есть закон, по которому министерство может выкупить землю по кадастровой стоимости. В Николаевке была история: неприватизированная земля стоила 2 млн, а приватизированная — 8 млн. Если собственник владеет землей, он может ее продавать по коммерческой цене, а не по кадастровой стоимости.



Так исторически сложилось

В том, что земля принадлежит собственнику, не уверены чиновники. Советник губернатора Красноярского края, экс-депутат краевого законодательного собрания Анатолий Матюшенко уверяет: людей никто обижать не собирается, однако они могут навредить себе сами.

— Церковь с добролюбием относится к людям. Исторически место было территорией монастыря, построенного в XIX веке. Ситуация с площадками, которые сегодня в силу исторических событий оказались на территории монастыря, спокойно найдет свое разрешение.

Владельцы же, по мнению Матюшенко, могут и проиграть: «Есть кадастровая оценка земли, существуют нормативы оценки стоимости имущества. В соответствии с этим тот, кто занимается сносом — город, край, федерация — на конкурсной основе подбирает оценщиков, и те делают независимые оценки. Если оценка ущемила права собственника, он через суд вправе заказать переоценку. Тогда суд сам проводит повторную экспертизу в виде оценки кадастровой стоимости земли и имущества, и иногда получается, что независимый оценщик назначил цену в 100 рублей, а назначенный судом — в 80 р. Это не на пользу заявителю будет».

По словам руководителя службы по контролю в области градостроительной деятельности Красноярского края, главного архитектора Красноярской епархии Константина Шумова, участок понадобился для обеспечения пожарной безопасности.

— Этой проблемой занимался город, тема реконструкции монастыря была обременена всем сонмом проблем, с которыми сталкиваются застройщики в городе Красноярске, и тем более такими вопросами, как археология и нахождение там ветхого аварийного жилья. Город проводил процедуры в рамках закона о сносе ветхого аварийного жилья. Эти дома, насколько знаю, в судебном порядке были признаны аварийными, один был снесен, второй — не знаю, почему город не довел по нему дело до конца. Но он тоже должен был быть снесен путем предоставления хозяину квартиры по соглашению.

После сноса территория будет использована для организации противопожарного проезда вокруг здания культурно-исторического центра и прокладки сетей от новой котельной на прилежащую территорию. Исторически это была территория монастыря, уверен Шумов.

— Под этими домовладениями земли, принадлежащей людям, нет. Когда в 1920-х годах шел процесс муниципализации, изымали не только постройки, но и землю — она вся стала государственной, а государство распределяло землю разными способами, и сегодня мы имеем то, что имеем. Кому-то разрешили дом построить, а возможно, дом был построен самовольно без предоставления земельного участка. А как иначе объяснить, что у людей нет прав на земельный участок?

Система Orphus

Читайте также

Новые материалы

Читаемые материалы

Мы в соцмедиа
Наши проекты
Читай нас там, где удобно
Закрыть
Наверх