Сектант, шарлатан и «сначала добейся»: 7 неудобных вопросов бизнес-тренеру Вадиму Жартуну

Редакция «ПМ»
1130

В Красноярске впервые с открытыми занятиями побывает известный бизнес-консультант Вадим Жартун — 21 октября состоится его тренинг «Тараканьи бега», посвященный «управлению жизненным стилем для тех, у кого аллергия на тайм-менеджмент». От лица всех тех, у кого аллергия на бизнес-гуру и лайф-коучей, «Проспект Мира» решил выяснить, зачем Вадим хочет стать богом, не слишком ли много сектантства в его тренингах и кому они прямо противопоказаны.

Вы же понимаете, что для обычного человека слова бизнес-тренер, коуч и вейпер — это ругательства? Говорим бизнес-тренер — подразумеваем бездельник и [балабол]? Объясните в пяти предложениях, почему это не так.

Я даже статью под названием «Кто не умеет — учит» на эту тему написал. Если коротко, то бизнес-тренер решает две объективные проблемы: во-первых, каждый год в мире выпускается более 300 тысяч новых книг, и, во-вторых, на управленческие позиции по объективным причинам часто попадают люди либо без соответствующего образования — технари, юристы, филологи, врачи, — либо с «корочкой» экономиста или менеджера, но без реальных знаний.

Работа тренера — из всего объема знаний в своей области отобрать необходимое и достаточное для решения задач своих учеников; разобраться, как это работает на практике в максимальном числе ситуаций; затем упаковать это в логичный и понятный учебный курс, и в итоге провести его как хорошее шоу, помогая слушателям преодолеть сопротивление изменениям. 

Но сторонний наблюдатель видит только этап шоу, поэтому многим и кажется, что поболтать языком два дня — это сущая безделица, не то, что шпалы класть.

И как тогда отличить хорошего бизнес-тренера от того, кто просто решил срубить денег с доверчивого народонаселения?

Так же, как выбираете врача — принимая в расчет его опыт, сертификаты и лицензии, публикации на профессиональные темы, отзывы людей, которым вы доверяете, и собственные ощущения от общения. С опытом это получается всё легче и легче.

Вы про себя пишете, что хотите стать богом. Вот есть сектанты-проповедники, которые ездят по горам и весям, несут свет истины, последователи радостные им рукоплещут. Чем они отличаются от вас?

О! Как минимум одно существенное отличие есть. Ни один сектант не побывал ни в раю, ни в аду, не пообщался с богом — хотя они любят про всё это разглагольствовать. Я же стараюсь говорить только о том, что попробовал сам, лично. 

А богом я действительно хочу стать, но это не про сектантство и не про острые психические заболевания, а всего лишь удобная метафора для описания моих долгосрочных целей и ценностей. Во время тренинга я об этом расскажу.

Почему такое название тренинга — «Тараканьи бега»? Есть ли тут какой-то скрытый смысл?

Безусловно. Если как следует поискать, то скрытый смысл можно найти практически во всём. К сожалению, я его не искал, поэтому он остается сокрытым и для меня самого.

Для меня «тараканьи бега» — это просто метафора существования, в котором люди спешат, пытаются обогнать друг друга, выбиваются из сил, но не понимают, куда и, главное, зачем бегут. Я вижу свою задачу в том, чтобы помочь людям из этого вырваться и начать жить.

Тренинг групповой, но посвящён «поиску индивидуального рецепта счастья» — не видите здесь противоречия? Или методология поиска универсальна? 

Я бы даже не назвал это методологией в строгом смысле слова. Скорее, это два набора инструментов: один помогает разобраться в себе, а второй — максимально использовать свои сильные стороны и обходить слабости. 

Проводя аналогию с хирургией: с одной стороны есть УЗИ, МРТ, рентген и куча анализов, а с другой — скальпели, распараторы, зонды, зажимы и иглы. Все пациенты разные, поэтому из большого набора каждому понадобится что-то своё.

Имеются ли противопоказания?

Противопоказаний немного, но они действительно есть. В первую очередь — психические заболевания и состояния с длительным изменением гормонального фона: беременность, кормление грудью, заболевания щитовидной железы. Я бы в таком состоянии воздержался от резких виражей на жизненном пути.

Что такое должно случиться в жизни, чтобы решить — «а стану-ка я бизнес-тренером»?

Жизнь меня к этому мягко подтолкнула. Сначала я поступил в аспирантуру, и мне на кафедре, как это часто бывает, дали несколько спецкурсов. Студенты приходили на них даже в субботу утром, хотя я не требовал посещаемости — так я увидел, что у меня получается. 

Спустя несколько лет я стал руководителем небольшой бизнес-школы и занимался организацией обучения. Ещё через несколько лет я попал в консалтинговую компанию, где консультанты были обязаны вести семинары и тренинги по своим направлениям. 

Постепенно у меня получалось всё лучше, появлялись новые области профессиональных интересов, и я всё отчётливее понимал, что мне нравится заниматься обучением. В общем, это оно нашло меня, а не я его.

Вот вы профессионально занимаетесь консалтингом уже 13 лет, при этом указываете как на достоинство, что «не пошли в топ-менеджеры». А нет ли тут противоречия? Человек, который чего-то на практике добился, вызывает больше доверия и как теоретик.

Нет никакого противоречия. Консультант — это и есть практик, который своими руками внедряет управленческие системы, строит холдинги, оптимизирует оргструктуры, ведёт исследования и так далее. Регулярный менеджер может один раз выстроить в своей компании или подразделении более-менее работающую систему — и затем поддерживать её с минимальными усилиями. Консультанту же в каждой новой компании приходится строить всё заново, что гораздо сложнее (а пожинают плоды его усилий другие). 

Так что для консультанта переход на позицию топ-менеджера — это практически выход на пенсию.

Система Orphus

Читайте также

Новые материалы

Читаемые материалы

Мы в соцмедиа
Наши проекты
Читай нас там, где удобно
Закрыть
Наверх