Уведомления
26 5 м/с
Уведомления
26 5 м/с

Сильные духом и телом: выясняем, как формируется характер горняка

Редакция «ПМ»
720

Профессию горняка считают одной из самых непростых. Но в то же время именно она зачастую передается из поколения в поколение. Существует мнение, что этих людей отличает немногословность, упорство и бойцовский характер. Почему сибирские горняки не бросают столь «пыльную» работу в поисках более легкого ремесла?

«Проспект Мира» посетил одно из крупнейших и старейших угледобывающих предприятий Красноярского края — Переясловский угольный разрез, чтобы выяснить, как формируется характер горняка, в чём секрет привлекательности этой работы для молодых специалистов и благодаря чему угольной отрасли удается развиваться, сохраняя традиции.

Переясловский угольный разрез расположен на территории сразу трёх районов Красноярского края — Рыбинского, Партизанского и Уярского. Он является частью федерального холдинга «Русский Уголь» группы САФМАР Михаила Гуцериева. Промышленная разработка разреза началась в далеком 1983 году, и с тех пор её масштабы поражают неподготовленного зрителя. Поговаривают, что за 35 лет активной работы здесь находили и бивни мамонтов, и зубы пещерных медведей, и окаменелые стволы деревьев, а также остатки довоенных шахт — оказывается, не всегда уголь в Переясловке добывали открытым способом.

Угольный разрез находится примерно в 6 километрах от села Переясловка Рыбинского района, и добраться до него можно только на вездеходе «Урал», в котором с комфортом разместилась не только наша съемочная группа, но и ежедневно к своим рабочим местам доставляются работники разреза.   

Сейчас на Переясловском разрезе ежегодно добывают более пяти с половиной миллионов тонн угля. Первым делом мы едем на объекты службы технического контроля — реализация такого объёма продукции немыслима без грамотного контроля качества. Тут с каждой отгружаемой партии угля отбираются контрольные пробы, чтобы удовлетворить самых взыскательных потребителей. Контроль ежесменный — проводятся проверки отгруженного угля и, при необходимости, повторные исследования. Отбор проб  производится с помощью буровой установки, которая делает забор угля напрямую из гружёного состава. Затем проба попадает в дробильное отделение, где она измельчается и направляется в лабораторию для исследования.

Как отличить качественный уголь от некачественного, рассказывает старший мастер отдела технического контроля Павел Зыков:

— Хороший уголь блестит и держится комками, не рассыпается. Однородный, без примесей и следов горной породы. Есть матовый уголь — в нём больше золы и меньше калорийности. Он тоже пригоден для продажи и используется в разных отраслях хозяйства и промышленности, однако лучший и самый «горячий» уголь лоснится на солнце и не имеет посторонних примесей.

Далее «Урал» везёт нас в самое сердце разреза, где открывается удивительная панорама. Тут встречаются разные краски — это и вмещающие породы, «лунный ландшафт», и «палитра земли Рыбинской»: например, ярко-лиловые заросли Иван-чая.

— После окончания разработки разреза наша задача — провести обязательную рекультивацию, и вернуть природе отвоёванные территории, — рассказывает советник директора предприятия Виктор Катков, — Поэтому, добыв уголь, мы вновь засыпаем выработанное пространство, и местность с годами восстанавливается. Мы высаживаем деревья, а семена растений приносятся сюда ветром, когда-нибудь и в новом Переясловском сосновом бору будут собирать грибы.

Мы приезжаем в один из действующих угольных забоев, где при помощи экскаватора ЭКГ 4,6б (экскаватор карьерный гусеничный) и 55-тонных БелАЗов происходят добыча угля и  его погрузка. Уголь залегает под разноцветными слоями породы, и чтобы до него добраться, его требуется вскрыть. Поэтому горные породы и называются вскрышными.

Уголь уже вскрыт, поэтому мы наблюдаем, как ковш экскаватора вгрызается в пласт «чёрного золота», который возвышается над землёй ещё на 10-12 метров. Поражённые масштабами угольного богатства собственного региона, спрашиваем, на сколько же лет хватит такого количества природных запасов:

— Сам Канско-Ачинский угольный бассейн имеет очень большую протяжённость, - рассказывает заместитель начальника горного участка Евгений Петровский, — от Канска до Ачинска. Пока сложно сказать, насколько этого угля хватит. Лет на 100-200 точно.
— Работа интересная, — отзывается о своем труде Петровский. — Например, рассказывают, что у нас удачливые машинисты откапывали бивни мамонта, а также рельсы из довоенных сталинских шахт. Но лично я их не видел. А еще между горняками — машинистами экскаваторов, бульдозеров, водителями автосамосвалов — регулярно проводятся соревнования профессионального мастерства. Погрузка автосамосвала на время, качество загрузки и прочее. Бывают и ироничные конкурсы, в прошлом году ковшом экскаватора коромысло с ведрами, наполненными углем, поднимали, я и сам в этом конкурсе поучаствовал, руки помнят и эту работу. Победителям почет и уважение, а еще — денежная премия.

БелАЗы везут «черное золото» на угольные склады, после чего уголь грузится в железнодорожные составы и отправляется потребителям.

У водителя Виталия Киселя особая привилегия — он первым садится за руль всех новых самосвалов, поступающих на производство.

— Первый БелАЗ был 30-тонным, потом пришёл 40-тонник, более усовершенствованный, а этот, на 55 тонн, претерпел очень большую модернизацию.  Двигатель американского производства, широкая кабина, кондиционер и компьютер, большая манёвренность и лёгкость, несмотря на внушительные размеры. На таком БелАЗе проще ездить, чем на «жигулях» — он намного легче в управлении. Я получил право первым ездить на этих машинах за хорошую работу и за участие в соревнованиях.

Виталий работает в связке с машинистом экскаватора, сегодня это — Юрий Ганичев, который посвятил угольному разрезу вот уже 22 года своей жизни:

— Я приехал сюда из Кемеровской области. 5 лет проработал водителем БелАЗа, отучился на помощника машиниста экскаватора, а уже с 2010 года работаю машинистом. Переехал сюда из Кузбасса во время тяжёлых 90-х, когда там нам регулярно задерживали зарплату. Пришлось искать лучшей жизни по соседству. Здесь очень надёжная техника, которая ещё никогда не подводила. Работы мы проводим круглый год, и в жару и в мороз. Однако в минус 30 железо становится хрупким, и добывать уголь нельзя, ведь есть риск повредить механизмы экскаватора. При этом и на морозе уголь остаётся тёплым: парит так, что не видно соседнего кузова.

За многолетний и добросовестный труд в этом году Юрий Ганичев представлен к награждению  знаком отличия «Шахтерская слава» III степени.

На угольном разрезе проходят практику студенты — будущие горняки. Студент 3 курса Института горного дела, геологии и геотехнологии СФУ Виктор Деннер делится своими впечатлениями:

— Тема практики — «Получение профессиональных навыков при открытых видах горных работ». Теперь мы знаем, почему уголь называется «бурым». Оказалось, что именно такой цвет он приобретает, когда его дробят на мелкую фракцию. Кроме того, очень удивил объём документации со всех проб и лабораторных экспериментов. Мы не ожидали, что на угольном производстве может быть такой объём бумажной работы, а за каждой отгруженной партией угля таится множество лабораторных исследований.

Тем временем, нам пора двигаться дальше, на участок технологического комплекса. Через несколько минут мы оказываемся на угольном складе, куда доставляется добытый на всех  участках уголь, после чего роторными экскаваторами отгружаются готовые партии.

Помимо отгрузки, здесь производится сортировка угля, о которых нам рассказывает Станислав Черненко, начальник участка.

— Мы пропускаем уголь через специальную дробильную установку, — показывает Станислав на огромные зубчатые желоба, — там крупный уголь дробится на куски помельче, а самая мелкая фракция оседает внизу. Такой уголь приобретают ТЭЦ, крупный же уголь идёт другим потребителям, его цена выше и качество лучше. У нас безотходное производство.

Два года назад на предприятии была проведена модернизация технологического комплекса. Закуплено новое оборудование, а бытовые условия для сотрудников улучшены.

Станислав — коренной житель Переясловки, окончил здесь школу, вернулся после института, завёл семью и пошел работать на разрез:

— Работа сложная, и слабые тут не задерживаются. Только сильные духом и телом.

В завершении поездки мы отправляемся в Западную траншею, где ведутся вскрышные работы. Здесь снуют БелАЗы, а рядом с нами огромной махиной возвышается шагающий экскаватор.

Его задача расчистить доступ к «черному золоту».

Евгений Колесов, горный мастер участка, рассказывает:

— Я переехал из Кузбасса полгода назад, где проработал последние 20 лет. На переезд решился легко, заодно перевёз всю семью. Люди тут добрее, это сразу бросается в глаза. Моя семья живёт в Красноярске, а я приезжаю работать на неделю, проживая в общежитии. Я человек неконфликтный, общительный и работящий. Считаю, что работать нужно с желанием и гнаться за показателями. Мои земляки мало-помалу перебираются в ваш регион, только на нашем предприятии работают два начальника участка из Кузбасса.

Из кабины огромного экскаватора появляются двое мужчин — машинист и его помощник. Молодой помощник Роман Фатхутдинов рассказывает о перспективах работы на разрезе:

— После обучения в Иршинском горном техникуме решил прийти сразу сюда, и поначалу всё было в новинку. Казалось, что всё огромное, страшное и тяжёлое. Здесь я родился, у меня тут родители и уже появились собственные дети. Перспективы развития в компании есть, нужно постоянно повышать квалификацию и стремиться к профессиональному росту.
— Для работы у человека должен быть характер горняка, — делится наблюдениями опытный машинист Иван Тихонов, — Кто боится, тот как будет работать? Мы должны проверять технику, лезть на огромную стрелу, на высоту 50 метров и ежедневно её осматривать. Кроме того, постоянно несёшь ответственность за помощника. После смены множества профессий я остановился на этой. Несмотря на то, что она считается крайне опасной и рискованной.

После посещения Переясловского разреза, понимаешь, что именно в таких условиях — в сильные морозы и знойную жару, во время сложных ремонтов и ночных смен, работы в выходные и праздники, — и формируется характер горняка. Работать здесь могут только сильные телом и духом люди. И силу эту им приходится применять в каждую рабочую смену. Без нее на угольном разрезе — никуда. 

Возможность подчинять себе стихию и управлять многотонными машинами — всё это привлекает в профессию горняка в первую очередь. А на Переясловский разрез специалистов со всей Сибири и соседних регионов влечёт возможность карьерного роста, стабильность и хорошая зарплата, размер которой всецело зависит от личного вклада работника. Разрез же всегда с удовольствием собирает команду сильных и уверенных людей. Наверное, в этом и есть весь секрет — Переясловский разрез ценит сильных духом и телом, даря им возможность развиваться в своём деле.

Фото: Михаил Шуклин

А вы уже читаете «Проспект Мира» в Телеграме?

Новые материалы

Читаемые материалы

Мы в соцмедиа
Наши проекты
Читай нас там, где удобно
Закрыть
Наверх