@pr.mira

Словарь Красноярска (издание второе): 29 названий, которые поймут только местные

Мы уже выпускали словарь народных топонимов, понятных только красноярцам, но из комментариев читателей стало ясно, что вспомнили мы далеко не всё. Так что исправляемся и публикуем расширенное и дополненное издание.

Экран — слово, постепенно выходящее из употребления ввиду отсутствия того самого экрана — огромной видеопанели на площади Революции, у которой собирались красноярские любители дрифта, а летом еще и любители кальянов. Экран снесли, но тусовка никуда не делась, так что слово пока держится.

Опера — тут всё просто: есть оперный театр, возле него есть площадь, на которую автоматически переносится название культурного учреждения. Так что то, что по документам проходит как «театральная площадь», в народе просто «опера».

Краб  — словечко, которое больше в ходу у самих жителей упомянутого «Краба» и его окрестностей. Честно говоря, странно было бы ожидать, чтобы проспект имени газеты «Красноярский рабочий» называли полным именем. На сибирском морозе пока произнесешь — замерзнешь нафиг. На левом берегу название сокращают до «Красраба», а на правом пошли еще дальше и говорят порою просто «Краб».

Фото: Барсук84


Таракановка — слово, употреблявшееся в Красноярске еще в 19 веке. Тогда так называлась слобода, расположенная вокруг Афонтовой горы. Впрочем, там и сейчас почти слобода — деревянный частный сектор, так что придумывать новое слово без надобности.

Ладушка — словосочетание Ладо Кецховели чуждо сибирскому уху, поэтому название улицы красноярцы переделали в нежное «Ладушка». И если вдуматься, то так действительно красивее.

Бетонка — она же улица Грунтовая, столица красноярской проституции и местный Амстердам.

Торговый — этимология опять-таки элементарна: «торговый центр «Красноярье» — длинно и излишне. «торговый» — коротко и ясно.

Взлетка — в отличие от остальных терминов, этот можно встретить и на городских картах. Микрорайон на месте бывшего аэропорта — тот редкий случай, когда официальное название не нуждается в «одомашнивании». Кстати, и приезжим словечко очень нравится. 

Фото: kraskompas.ru

 

Барики — «в падике на Бариках нарики гериком»: фольклорная скороговорка, вполне дающая общие представления о тревожных местах на улице Борисевича. Для остальных жителей города «Барики» — это просто район «Черемов», но местные жители настаивают на собственной идентичности.

Сопа — так называют возвышенность за главными корпусами СФУ те, кто помнят лихие сейшены, проходившие здесь на рубеже 00-х. Впрочем, и остальные красноярцы, услышав о «сопе», несомненно поймут, о какой именно сопке идет разговор.

Балка — старинное название радиорынка, расположенного между остановками «Цирк» и «Затон». Если у вас есть ворованный телефон, или есть желание купить ворованный телефон, или у вас украли телефон — вам сюда.

Татка — остров Татышев пугает красноярцев усложненными правилами склонения: то ли можно говорить «на Татышеве», то ли нельзя. С «Таткой» таких проблем не возникает. 

Фото: posibiri.ru

 

Зеленка — район Зеленая роща. Непосвященные на этом словосочетании обычно представляют тихий оазис, засаженный смолистыми соснами и белоствольными березками. На деле здесь пятиэтажки и ароматы находящегося неподалеку КрАЗа, так что медицинское слово «зеленка» подходит для этого района намного больше.

Гора — всё, что находится вокруг главного корпуса СФУ. Проспект Свободный здесь начинает резко подниматься вверх, что и дает повод студентам называть свою alma mater «горой», уподобляя себя ученикам высокогорных монастырей Тибета.

Стакан — термином «сквер имени А. С. Пушкина» пользуются только чиновники городской администрации, остальные красноярцы называют обиталище Александра Сергеевича и супруги «стаканом». Этимология этого названия теряется во тьме веков: то ли в честь стоявшей здесь некогда будки милиционера, то ли в честь любимого занятия здешних обитателей. В любом случае название прижилось.

Фото: otvet.mail.ru

Домик — он же «Дом актера». В Красноярске полно домов кого угодно, от офицеров до журналистов, но только актеры теплом и ламповостью своего места обитания заработали на уменьшительно-ласкательный суффикс.

Склеп — слово, употребляемое в основном олдфагами, помнящими популярное место тусовки в недострое института искусств. Теперь здание полностью готово, и слово постепенно выходит из употребления. Хотя институт и в готовом виде смахивает на место захоронения.

Шары — фонтан в сквере Дзержинского, называющийся так, потому что это действительно два шара и иначе его назвать не получится, как ни крути.

Фото: kraskompas.ru

Пирамида — еще один студенческий топоним, обозначающий новый корпус СФУ. Назван так исключительно в честь внешнего сходства, хотя, возможно, в будущем окажется, что его боится время, или в подвале найдутся сокровища, накопленные преподавателем по физкультуре во время летней сессии.

Бобруха — тут всё просто: «Бобровый лог» произносить лень, поэтому «бобрятник» или «бобруха». Панибратское название несколько сглаживает элитность комплекса и делает его психологически доступней.

Серый дом — все знают, что разные верховные люди должны сидеть в Белом доме, но у нас он серый, что не мешает провести аналогию с обиталищем президента США и, сменив колер, назвать администрацию края домом серым.

Фото: tck.tv

Черема — брутализированное название микрорайона Черемушки, более полно отражающее его тревожную сущность. Слово-предупреждение: если в Черемушки каждый поедет с радостью, то перед тем, как отправиться в Черема, стоит хорошо подумать.

Ветлуга — еще одно слово, приводящее суровость лингвистической формы в соответствие с суровостью обозначаемого предмета. Хотя до Черемов Ветлуге, конечно, далеко.

Мясик — а вот тут истинная сущность района искусно зашифрована округлым мяукающим топонимом. На самом деле подразумевающийся район Мясокомбината далеко не так ласков.

Биг-Бен — он же часы на красноярской мэрии. Этимология названия вполне ясна: во-первых, главные, во-вторых, часы, ну а в-третьих, действительно похожи.

Фото: autotravel.ru

Тысячекоечная — или, говоря официально, больница скорой медицинской помощи, БСМП. Опять же всё просто: клиника большая, больных много — следовательно, тысячекоечная.

Курчатова  — вообще-то это улица, но также и психиатрическая лечебница. Поэтому фраза «поеду на Курчатова» в Красноярске звучит довольно двусмысленно, а фраза «тебе пора на Курчатова» — вполне определенно.

Глобус — как ни удивительно, но это действительно глобус, установленный на развязке рядом с КрасТЭЦ. Тут фантазия красноярцев, кажется, дала сбой.

Шайба — просто на внешнем сходстве, никакого отношения к хоккею здание кадастровой палаты на улице 9 мая не имеет.

Фото:  sibglass-pro.ru/

Василий Прокушев
Василий Прокушев
Обозреватель, влогер и ресторанный критик
Что вы об этом думаете?
Поделитесь с друзьями:
А Вы уже читаете «Проспект Мира» в Яндекс.Дзене?
💬 Комментарии
Город
Актуальное