Пивасик и памятник Сталину: как прошли слушания по развитию красноярской набережной

Александр Ибрагимов
1893
В Красноярске на публичных слушаниях обсудили развитие левобережной набережной. Организаторы назвали событие по-хорошему «странным»: горожан созвали не для того, чтобы презентовать какой-то конкретный проект, а чтобы услышать, какой они сами хотят видеть набережную. Красноярцы предлагали много — от фуникулера на Студгородок до памятника Сталину. Все предложения пообещали учесть в концепции набережной, разрабатывать которую начнут летом.

Слушания, проходившие в Доме кино, вел замруководителя управления архитектуры мэрии Алексей Аксютенко, опытный модератор таких мероприятий: до чиновничества он был ведущим местной лиги КВН. Аксютенко напомнил, что это уже вторые обсуждения — первые прошли в конце января, а финальные третьи намечены на 14 февраля (которые он предложил окрестить «днем всех влюбленных в город»).

В качестве разогрева Алексей прошелся по залу и узнал у пришедших, что для них набережная Красноярска. Ее называли символом города, зоной отдыха, прогулок и «местом для людей, а не машин». Одна старушка в серой вязаной шапке вместо ответа сразу перечислила, как улучшить берег.

— Наш берег должен быть зоной отдыха, — начала она голосом, каким бабушек чаще всего озвучивают в мультиках. — Во-первых, убрать оттуда все торговые магазины. Осветить всю левую набережную светом. Я хочу, чтобы пустили до Речного вокзала городской автобус под номером 100. Во-вторых… или это уже в-пятых? Оформить пристань, как она была в советское время: когда ходили маленькие катерочки до Дивногорска и до торгового центра «Красноярье». Вот этот дядя, который (возле Речного вокзала) хотел делать торговый центр, пусть он делает пристань, и чтобы ходили лодочки с мая по сентябрь.

Фото: newslab.ru

После прелюдии к трибуне вышел замруководителя института «Красноярскгорпроект» Максим Зуевский, который рассказал про зоны отдыха набережной в генплане города. В Красноярске, «который формировался в результате войны», образовалось много промышленных площадок, рядом с которыми в то же время жили люди — в итоге «всё смешалось». В генплане предлагается вынести все промзоны (которые Зуевский в презентации обозначил «солнышками») из центра и создать на их месте «рекреационный каркас». Енисей и набережная в этой концепции — «основная ось, к которой идет притяжение жителей».

Следующим спикером был архитектор Алексей Мякота, назвавший набережную местом диалога горожан с рекой. Сейчас диалог не складывается: «Мы со студентами опросили горожан о том, как они контачат с Енисеем. 80 % сказали, что лишь визуально — проезжая по мосту или с панорамных каких-то точек. Люди не катаются на речном транспорте, людям не очень комфортно выйти на берег».

Соответственно, сейчас нужно придумать такую набережную, с которой диалог возможен — для самых разных красноярцев, продолжил Мякота:

— Кто-то хочет с утра пробежаться, повисеть на турнике, а кто-то — выйти или спуститься вниз в этой огромной траве, которая там растет, сесть с книгой. Вроде бы ты в центре, а вроде бы города и не видишь, уточки рядом плавают.

Как полагает архитектор, на набережной нужно создать инфраструктуру, отличную от той, которую привыкли видеть горожане на берегу Енисея — «торговлю и какие-то там шашлычки».

— Пивасик, — подсказал кто-то из зала.

— Пивасик, чипсясик, — подхватил Мякота. — Так вот у нас исторически сложилось. И сегодня разговор о том, что же мы там хотим? Надо ли там место, где в жару можно купить бутылочку воды? Нужно ли там место, где у реки можно с хорошим кофе посидеть?

Выступления спикеров смешивались с вопросами и предложениями слушателей. Председатель клуба любителей бега «Беркут» Вячеслав Емелин, например, пожелал, чтобы набережная была «не только для отдыха, но и для активного отдыха». «Нам на набережной еще 20 лет назад была выделена трасса. Она сегодня абсолютно не обустроена. Может, хоть какой павильон (для переодевания) туда поставить», — предложил бегун.

В похожем духе высказался депутат горсовета Владимир Владимиров.

— Набережная — это прогулки, пробежки, возможно, велосипеды и три-четыре кафе на всю длину, — перечислял депутат и ресторатор Владимиров.

Непредставившаяся женщина предложила благоустроить участок набережной от регпалаты и до Четвертого моста. У самого моста она бы хотела видеть фуникулер до Студгородка, а также подъездную дорогу до Столбов. Идея с кафе на берегу реки ей не понравилась: «Какие кафешки? У нас в старое время на Мира стояли автоматы с газировкой. Что, на набережной нельзя так эту водичку продавать?»

Руководитель муниципального Центра спортивных клубов, за которым сейчас закреплена часть набережной, Александр Митрошкин заявил о сложностях, которые нужно учитывать при вынесении предложений об улучшении набережной:

— Важно понимать, что «Синема Парк» мы не снесем, многоэтажки рядом с набережной — тоже. То, что у набережной несколько собственников, мы тоже должны принять.

Городу, по словам Митрошкина, сейчас принадлежит почти вся территория от Центрального парка до Коммунального моста. Недавно муниципалитету отошла также земля в устье Качи (речь, видимо, об участке на Стрелке, где хотят возвести храм — раньше его снимали предприниматели, собиравшиеся строить там деловой центр).

Территория от Коммунального моста до Стрелки находится в самой разной собственности: федеральной, краевой и частной. «Мы договариваемся с федеральными собственниками, и множество участков сейчас в стадии передачи городу, — заявил Митрошкин. — С частными тоже сотрудничаем — оформляем различные сервитуты».

Он добавил, что, несмотря на путаницу с владельцами, Центр спортивных клубов будет отвечать за территорию от «Енисей-Батюшки» до регпалаты: «убирать снег, подрезать деревья и всё остальное».

Как раз порядок на набережной сильно волновал Владимира Владимирова:

— Мое пожелание: зимой — убирать снег, ставить освещение. Летом — убирать туалеты с дорожек, в сторону второго яруса набережной. Обозначить эти туалеты какими-нибудь указателями, если это так важно для бизнеса. Там есть места… я сто раз ходил, могу показать, куда туалеты ставить.

Фото: dela.ru

Замруководителя Красспорта и обладатель титула «Железный человек» Владимир Мусиенко вновь напомнил о клубе «Беркут». Дескать, раньше для бегунов на набережной стоял контейнер, в котором они могли переодеваться, но выглядел он некрасиво, и его убрали. Теперь же любителей бега всё больше, а инфраструктуры для них нет.

— Массовые мероприятия летом-весной-осенью проводятся практически каждые выходные, — сказал «железный человек». — Бегуны вешают одежду на деревья. Или вот искали туалет — в поисках его добежали до регпалаты, а тот уже закрыли. Туалет найти было просто невозможно.

— Там за углом… — вновь показал осведомленность Владимиров.

— Напрашивается — поставить павильон, в котором бегун бы мог переодеться, принять душ, заплатив рублей 20, — размышлял Мусиенко. — Там же может базироваться клуб любителей клуба «Беркут».

Тут же слово взял зампредседателя «Беркута» Дмитрий, который сказал, что набережная для него — это лицо Красноярска. «Если посмотреть на лица сегодняшних наших лекторов, то нет ни одной бороды. Это очень похвально, — делал комплименты спикерам бегун. — Точно также надо, чтобы не было никакой бороды на набережной».

— Теперь про павильон, — перешел к сути Дмитрий. — Советский район сейчас повально освобождается от них. Может, есть возможность поставить хоть один павильон оттуда на набережную?

— Упаси бог, — отреагировал Аксютенко. — И спасибо вам за активность — много людей теперь знает про клуб «Беркут». Думаю, павильон у вас теперь точно появится.

Скриншот: trk7.ru

Где-то в это время в зал ворвался эксцентричный Александр Потылицын — участник, кажется, всех слушаний в Красноярске (конкретно эти он покинул минут за 20 до своего внезапного возвращения). «Владимиров, иди сюда!» — прервал Потылицын чьи-то размышления о судьбе набережной.

Депутата он, как выяснилось, призывал на помощь: возле Дома кино водителю «какой-то гребаной «Лады» выписывали штраф, «и никому дела нет». «Пошли, ты же депутат по Центральному району», — звал Потылицын.

Пока Владимиров выручал водителя, один молодой человек поведал, что деревянные конструкции у Центрального парка исписали граффити с «неоязыческими, сепаратистскими, руническими символами». «Обратите внимание, потому что это же неправильно», — просил парень, пообещав, если надо, оказать консультацию, потому что «вещь нетривиальная, не вполне похожа на то, что вы привыкли в 1940-е годы в Германии видеть».

Затем дедушка 1928 года рождения, еще видевший старую набережную «со всеми ее рытвинами и каналами», пожаловался, что вид памятнику Астафьева на Стрелке загородил ТРЦ. «Он смотрел на речной вокзал раньше, а сейчас… Надо либо памятник переносить или сносить эти дома на улице Дубровинского», — предлагал дедушка.

— Вообще памятник Сталину надо уже… — раздался мультяшный голос старушки в серой шапке.

— Насчет Астафьева проектировщики, думаю, вас услышали, — немного опешив, ответил пожилому красноярцу Аксютенко, а бабушку попросил никого не смущать радикальными предложениями.

Затем своими замечаниями поделилась девушка, которая на обсуждениях «почти ничего не услышала про природу». «Я хочу видеть цветы, кустарниковые композиции, озеленение, красивые газоны», — перечислила она. Александр Митрошкин из Центра спортклубов заверил ее, что «озеленение (в концепции) тоже учитываем».

— А кто этим будет заниматься? — девушка, как оказалось, учится на ландшафтного дизайнера. — У нас тут целый центр есть, учтите.

— Я думаю, это вас история с павильоном «Беркутом» вдохновила? — пошутил Алексей Аксютенко. Слушания медленно подходили к концу.

Фото: kraskompas.ru, скриншот на обложке: youtube.com

Система Orphus

Читайте также

Новые материалы

Читаемые материалы

Мы в соцмедиа
Наши проекты
Читай нас там, где удобно
Закрыть
Наверх