К морю, воздуху, деньгам: бывшие красноярцы о том, почему переехали в Сочи

Александр Ибрагимов
3091

После Олимпиады-2014 в Сочи переехали жить 200 тысяч человек. «Проспект Мира» нашел среди них четырех красноярцев и поговорил с ними о том, чем жизнь в курортном городе отличается от жизни в Красноярске.


Анастасия Солопеко

Переехала в январе 2016 года. В Красноярске была главным редактором и ведущей телеканала «Прима», куратором дискуссионного клуба «Универсиада-2019», консультантом по PR.

Я переехала «по семейным обстоятельствам» — познакомилась со своим будущим мужем, тоже красноярцем, который к нашему знакомству уже 12 лет жил в Сочи. Решила побыть «декабристкой», всё бросить и переехать. Работу я не искала — решила выдохнуть и отдохнуть от десятилетнего режима работы шесть дней в неделю с 9 до 23 часов. Занялась ремонтом квартиры и получила тот еще экспириенс.

Через полгода я озадачилась вопросом, где могу применить себя в Сочи. С ТВ я хотела закончить «роман» еще до моего отъезда, и в эту сторону даже не смотрела. Сейчас работаю на два города: Красноярск и Сочи. Организую тренинги и мастер-классы, провожу индивидуальные консультации, разрабатываю PR-стратегии и продолжаю вести дискуссионный клуб «Универсиада-2019».

Сфера, в которой я работаю, лучше развита в Красноярске, потому как это всё же город-миллионник. Сочи, несмотря на то, что по значимости сейчас третий город в стране (все важные мероприятия проходят здесь, да и первые лица государства здесь еженедельно бывают), — всё-таки деревня у моря. До Олимпиады здесь вообще, говорят, чуть ли не коровы по улицам ходили.

Но это уникальный город, таких в России больше нет, и от Красноярска он отличается всем. В первую очередь климатом: когда ты в январе ходишь в майке, это, знаете ли, удивляет. Здесь, конечно, не Таиланд, но шуба моя висит в Красноярске — здесь она просто не нужна.

С одной стороны, в Сочи шикарные развязки, стадионы, природные зоны, Красная Поляна, а с другой — такие «шанхайские» районы, где вы оказываетесь как в трущобах. Если вы считаете, что в Красноярске точечная застройка плотная, то вы просто не были в Сочи. Земля очень дорогая, и стараются использовать каждый кусочек.

Не все товары можно купить в самом городе. Когда мы делали ремонт, всё везли и заказывали в Краснодаре и Москве, потому что в Сочи не было даже эпоксидной замазки для плитки. Поэтому здесь хорошо процветает сервис по доставке товаров из краснодарских «Икеи» и «Леруа Мерлен». Особенность расположения Сочи такая, что это тупиковый город, все цены из-за стоимости доставки выше, чем в том же Краснодаре или Москве.

В местных ресторанах намного дороже, при этом не всегда вкусно, не всегда тебя встречают [на том же уровне] как в Красноярске. Когда приезжаешь в Красноярск, цены даже в самых дорогих ресторанах, кажутся чуть ли не «столовскими». Перед летним сезоном цены умножают на два и печатают новое меню. Такси — тоже дороже. Но это всё логично — город курортный.

Летом жить на курорте — удовольствие малоприятное. Много туристов, и не всегда они ведут себя адекватно. Пробки, несмотря на построенные развязки, адские. Очень много узких, «серпантинных» улиц, основные трассы, как и в Красноярске, ремонтируют летом.

При этом Сочи теперь не летний, а всесезонный курорт. Просто летом туристов больше внизу, зимой — наверху, на Красной Поляне. Сезонность присутствует, но в ней есть плюсы — успеваешь отдохнуть от толп. Плюс в межсезонье дивные цены на гостиницы и отели. Например, сейчас [в середине-конце ноября] в пятизвездочном отеле в Красной Поляне можно отдохнуть за 3 тысячи в сутки, этот же номер зимой будет стоить 15 –18 тысяч. Апартаменты в Красной Поляне вообще даром — от 180 рублей в сутки, зимой они будут стоить от 4 тысяч.

Фото: страница Анастасии Солопеко на Фейсбуке

Коренные сочинцы очень расслабленные — место жизни этому способствует. Когда вокруг море, закаты, ты невольно темп жизни замедляешь. Город растянулся по береговой линии Чёрного моря на 145 километров, поэтому местные не поедут поесть бургер или в салон красоты в Адлер, хотя без пробок можно доехать за 20 минут. А мы, сумасшедшие красноярцы, поедем.

С сочинцами я общаюсь мало, да и само понятие это размытое: очень много людей «понаехало», за последние годы — больше 200 тысяч человек. На одном из последних совещаний мэра, где мне довелось быть, прямым текстом говорили: если миграция и дальше будет идти в таком темпе, то городская канализация не справится.

Те, кто переехал в Сочи недавно, условно делятся на две категории. Те, кому нечего было терять в своем городе — квартиру, престижную работу. Эти люди едут сюда за лучшей жизнью. Могут жить в не очень хороших районах, в очень простых квартирах, даже в жилых гаражах, ездят на очень старых машинах и работают за 20-30 тысяч рублей. Вторая категория — люди, уже нажившие какой-то капитал, у кого есть пассивный доход, те, кто после переезда либо открывает что-то свое, либо живет за счет бизнеса в другом городе.

Из Красноярска за последний год сюда переехали 10-12 только моих знакомых — я даже шутила, что открыла этот «портал». Когда я проводила здесь первый мастер-класс, то половина пришедших были красноярцами, я из них никого не знала. Но такого понятия как «красноярская диаспора» здесь нет. Те же телевизионщики знают друг о друге, созваниваются, но встречаются редко. У всех дела-дела, ну и плюс люди хотят закрепиться, а потом уже встречаться — чтобы было чем хвастаться.

Илья Кизесов

В Красноярске жил с 10 до 27 лет, окончил медицинский, работал неврологом.

Врачебное образование — процесс непрерывный: на одном из курсов дополнительного профессионального обучения я нашел общий язык с профессором, который позже и позвал меня на работу в Сочи.

Решающую роль в принятии решения о переезде сыграло то, что мне «посчастливилось» перенести злую онкологию. Видимо, мне и без ферросплавового завода хватило. Нельзя человеку жить в Красноярске и подобных городах.

В Сочи я немного сменил специализацию, тружусь мануальным терапевтом. С врачами на Кубани туго, так что работы хватает более чем. Здесь, как и везде в южных регионах, развита система серых зарплат, так что по факту здесь выходит больше, чем в Красноярске. Цены в среднем такие же, но в разы менее развит сервис, чего ни коснись. Красноярцы даже не подозревают, насколько балованы благами цивилизации. Это можно ощутить лишь уехав.

Сочи децентрализован, всё находится далеко друг от друга, так что ездить за чем угодно приходится постоянно.

Летом Сочи похож на муравейник. На ПМЖ тут живут примерно 300 тысяч человек, в сезон в городе может быть от 10 до 25 миллионов человек. Туристов местные зовут «бздыхами»: у них ничего не украдут, но обсчитают, будь уверен. В Сибири люди менее жуликоватые. Хотя открытые конфликты тут бывают редко, местным не нужна плохая репутация. В целом у людей совершенно другой менталитет, южное гостеприимство — весьма приятный феномен.

Еще у местных часто не принято работать. Здесь любят брать на работу сибиряков и уральцев, нас считают хорошим и исполнительным народом. Знаю одну частную клинику, куда могут устроиться только сибиряки — и это не прихоть руководства, а стойкое пожелание персонала.

Фото: страница Ильи Кизесова ВКонтакте

Даже во время Олимпиады я не слышал о ней столько, сколько слышу здесь каждодневно. Город практически перестроили заново. Дороги здесь великолепные — лучшую дорогу Красноярска не сравнить с самой посредственной дорогой Сочи.

Большинству объектов Олимпиады нашли применение, хотя вот городок волонтеров который год уничтожают асоциальные граждане и природа. Курорты Красной Поляны сильно теряют популярность в последнюю пару лет: отдых на них чаще дороже, чем в Европе, туристы обычно больше одного раза не приезжают.

В плане культуры здесь много чего есть, хотя нельзя сравнивать анклав-миллионник и туристический город, размазанный по побережью. Летом сюда ездят вереницы артистов, зимой можно самому съездить за культурой в интересующий город, всё близко. Съездить на выходные в Геленджик или Керченскую Косу — обычное дело. В отпуск или на праздники можно выбраться в Абхазию, Грузию, Армению или Краснодар. В будни просто на море или горную речку сходить отдохнуть.

Фото: Сергей Казанцев, Wikimedia Commons

Ольга Полетыко

Переехала в марте 2017, в Красноярске работала в проектно-информационном отделе Дома кино.

Я уехала, чтобы воплотить мечту жить у моря, чтобы сменить обстановку и попробовать на себе, что это значит, когда «человек — не дерево». Конечно, ещё хотелось приятного климата и доброй экологии.

Сейчас я работаю в PR-отделе отеля, но успела попробовать себя пиарщиком в СМИ и специалистом в Оргкомитете-2018 (организация «Кубка Конфедераций» в Сочи). Маркетинг, пиар, журналистика здесь развиты хуже. Это связано с тем, что в Сочи много приезжих, люди едут из Ростовской, Московской областей, Сибири, из маленьких городов и деревень Краснодарского края, с Дальнего Востока и Урала. Поэтому нет какого-то ядра, эталонов — каждый делает как умеет.

А вот event-сфера развита круто. Над организацией мероприятий работают настоящие профессионалы — таких бы на Универсиаду. Зарплаты в Сочи выше в полтора-три раза, чем в Красноярске. Маркетологи и пиарщики получают от 50 до 150 тысяч, эсэмэмщики и контент-менеджеры — от 30 до 60 тысяч, если ведут один проект. Насколько я знаю, в Красноярске пиарщикам предлагают зарплаты от 20 до 35 тысяч, 50 тысяч – потолок. Но есть нюанс: здесь есть работодатели, которые задерживают зарплату (и не на одну-две недели, а на три-пять месяцев и даже годы).

Цены на некоторые продукты и вещи зачастую тоже выше — на недвижимость, бензин, общепит и услуги примерно в полтора-два раза. Свежие фрукты и овощи стоят примерно как в Красноярске, а бывает и дороже. У меня под окнами растет хурма, а торговцы на рынке продают её по 100-150 рублей за килограмм. Зато есть небольшие ярмарки и рынки, где купить продукты можно по хорошим ценам: яблоки по 30-40 рублей, виноград по 60, персики по 70-80 рублей.

С качеством местных продуктов ничто не сравнится: хурма и черешня тают во рту, лаваши самые мягкие и запашистые, арбузы сахарные-сахарные, свежий фундук и грецкий орех, а такого инжира, как в Сочи, я вообще нигде не пробовала. Очень вкусный сыр, молочные продукты, выпечка и кофе по-восточному. Из фирменных блюд — хинкали, хачапури. А если съездить в Абхазию, то можно купить вкуснейшее вино за 200 рублей.

Фото: Инстаграм Ольги Полетыко

Люди здесь по большей части суетливые, меньше обращают внимание на качество (очень много ошибок допускают в рекламе, СМИ). От многих слышала, что южные люди медлительные, но сама с этим не сталкивалась. На том же Крите люди очень спокойные, а здесь бегут, но не всегда знают, куда.

Мода, тренды, стиль — эти слова не про Сочи. В этом сезоне все модницы мечтают о парках с цветным мехом (по-моему, в Красноярске это относили пару лет назад). Какие-то яркие вещи воспринимаются не то чтобы в штыки, но с непониманием и иногда неодобрением. Мне кажется, дело в том, что сюда едут обычные люди — не творческие и креативные. Хотя кто-то из классиков написал о Сочи, что сюда должны стекаться фантазёры и мыслители, творцы и писатели. Но что-то пошло не так.

Теперь о плюсах. В Красноярске нет моря, пальм и такого чистого воздуха. Просыпаешься, смотришь в окно — и видишь Кавказские горы под боком, море с дельфинами, интересную архитектуру: конструктивизм, постконструктивизм, много сталинского ампира, модернизм. А ещё здесь чисто: даже в нетуристических районах города работают дворники, нет пыли и всех этих красноярских выбросов.

Фото: Инстаграм Ольги Полетыко

Соня Збруева

Переехала в 2015-м. В Сочи работает в отеле в службе приема и размещения, зимой — инструктором по горным лыжам (в момент интервью была в Красноярске).

Переехать хотелось давно: в Красноярске у меня было мало перспектив, найти себя не очень-то получалось. Поэтому я поехала сначала в Шерегеш, где работала в гостинице «Айс», а на следующую зиму решила сменить горы на повыше, и написала в Сочи знакомым, что хочу к ним. Прошла собеседование по скайпу, улетела через пару недель.

Я не знаю, как сейчас обстоят дела с поиском работы в Красноярске — все говорят, что работы нет. В Сочи всё хорошо в сфере обслуживания — курорт же. Поэтому для тех, кто готов работать в отеле или ресторане, вакансий много. В других сферах сложнее.

Администратору отеля в Красноярске предлагают, судя по сайтам поиска работы, максимум 25 тысяч рублей, в Сочи 25 — это минимум для такой работы. Плюс в Сочи на курортах работодатель старается помочь, предоставить жилье иногородним — в центре города квартир не дают, зато компенсируют зарплатой. Что касается цен, то есть Сочи для туриста и есть Сочи для местного. Для местных цены приемлемы, а быть туристом в городе и правда очень дорого — шутки из интернета не врут.

Фото: личная страница ВКонтакте Софьи Збруевой

Люди в Сочи спокойнее — не надо бежать, боясь замерзнуть. Расстояния меряются совсем по-другому. Если центр так же [как в Красноярске] можно обойти за 15-20 минут пешком, то по берегу протяженность города — 145 километров.

Я бывала в Сочи до Олимпиады, и город с тех времен сильно изменился, его привели в порядок, соорудили везде «безбарьерную среду», которая и правда безбарьерная. Город развивается и меняется очень быстро. Наследие Олимпиады не простаивает, здесь постоянно проходят какие-то соревнования, чемпионаты, концерты, съезды и фестивали. Хотя с культурными событиями искушенному красноярцу, наверное, будет тяжело. 

Я не была в Красноярске два года и думала, что скучала по городу — но сейчас проехалась и незамыленным глазом оценила все прелести, все недострои, разваленные заборы, исписанные баллончиками, феерию красок вывесок и рекламных баннеров — и испугалась, как могла этого ужаса не замечать. Поэтому сейчас скучаю только по друзьям и семье.

Фото: Сергей Казанцев, Wikimedia Commons

Система Orphus

Читайте также

Новые материалы

Читаемые материалы

Мы в соцмедиа
Наши проекты
Читай нас там, где удобно
Закрыть
Наверх