Точечный Красноярск: как застраивалась Ветлужанка

Александр Ибрагимов
6189

«Проспект Мира» продолжает рассказывать локальные истории жилых районов Красноярска. На этот раз речь пойдет о том, как на месте суриковских дач появился жилой микрорайон Ветлужанка.

Ветлужанка возникла на карте Красноярска в 1980-х, когда город активно рос за счет пригородных территорий. Новый микрорайон возвели на северо-западе города буквально в чистом поле, где росли красные маки. Окружали территорию небольшие холмы, леса и остатки опытной плодово-ягодной станции помолога (специалиста по сортам плодовых) Всеволода Крутовского. Западнее района были искусственные озера, одно из которых потом высушили для строительства метро. А на севере — так называемая «зона», с антеннами краевого радиотелевизионного передающего центра, которые якобы облучали местных жителей радиацией.

***

Еще в самом начале прошлого века на территории будущего жилого района и чуть выше находились дачи красноярцев: например, тут были участки семьи художника Василия Сурикова и оперного певца Петра Словцова. Свои огороды имелись у ссыльных и арестантов.

Это в дальнейшем отразилось на некоторых местных топонимах. Арестантские огороды дали название Тюремной горе (в пару к ней есть и Лысая гора). В честь Словцова названа одна из пяти улиц, которые образуют микрорайон (остальные носят имена Гусарова, Елены Стасовой, Мирошниченко и Чернышева). А на месте бывшего опытного поля Крутовского на нынешней Плодово-ягодной станции можно отыскать Суриковский родник.

Сам район получил название «Ветлужанка» тоже благодаря помологу и его опытной станции: так назывался основной сорт яблонь, который выращивали тут еще в 1920-х годах.

***

Спроектировали микрорайон в проектном институте «Красноярскгражданпроект» в конце 1970-х. В плане архитектуры первые дома ничего особенного не представляли — обычные серые панельные пятиэтажные «ленинградки», каких полно в любом спальном районе.

Условно Ветлужанка поделилась на нижнюю (которая считалась более благополучной) и верхнюю. В 1990-х тут шли настоящие дворовые войны, и жителю нижней не всегда было безопасно появиться наверху.

Школа № 99 в Северо-Западном районе, 1973. Будущая Ветлужанка на заднем плане.

Лариса Мезенова, жительница Ветлужанки:

Мы получили квартиру в Ветлужанке в 1981 году под так называемый «самострой»: людям доставалась голая бетонная коробка, все отделочные работы делали сами. Правда, стройматериал получали бесплатно у строителей.

Давали в том числе электроплиты на кухни. Подвезли к подъездам советские «Лысьвы», а за угол — югославские «Горение». Бери «Лысьву» бесплатно либо «Горение», но уже скрытно и за деньги — 25 рублей, тогда приличная сумма. Мы взяли «Горение» и не пожалели — работает до сих пор.

В нашем доме жили люди из разных районов города. Десять квартир было от ЦКБ «Геофизика» (в том числе и мы), несколько от фабрики сувениров. Многие получили квартиры под снос частного сектора: кто-то с Качи, кто-то с правого берега. Короче, народ очень разный.

 ***

Первые несколько домов по Гусарова были заселены в ноябре 1980 года, а наши — в мае 1981 года.

Не было ни одного магазина, ни школы, ни детского сада. Ближайшая автобусная остановка — «Кинотеатр «Строитель» в Северо-Западном районе, 20 минут быстрым шагом при условии сухой погоды. Но, поскольку кругом была стройка, грязь была непролазная.

Потом пустили автобус: чтобы на него сесть, ходили на конечную остановку, так как со следующей в него уже можно было и не влезть. Автобусы были старой марки ЛАЗ, с узкими дверями и высокими ступеньками.

У меня старшие дочери (третий и первый класс) ездили тогда в 35-ю школу в район Телевизорного завода, и провожать их не было возможности, так как младшему ребенку было 1,5 года. Первоклассница была мелкая, и я однажды спросила у нее, как же она в автобус залазит. «А на коленках» — говорит.

Школу №133 в Ветлужанке открыли 1 сентября 1982 года, детский сад — в 1983 году. Магазины со временем сделали в квартирах первых этажей, потом построили кирпичные дома по улице Мирошниченко, где открылись универмаг, универсам, детская поликлиника и почта.

Улица Стасовой, фото: kraskompas.ru

***

Озеро, высушенное под метро, по-моему, местом отдыха никогда не было — там ведь рядом автодорога. Всего озер по ручью, текущему в овраге между БСМП и Северо-Западным районом, было три. Одно высушили под метро, второе — при строительстве микрорайона на Вильского, а третье на повороте на Плодово-Ягодную станцию существует до сих пор.

Люди отдыхали, купались и загорали как раз на третьем озере. Отчаянные головы, которые рискуют там плавать, несмотря на все запреты санэпидемстанции, есть и сейчас. Тем более что теперь там построили мини-пивзавод под немецким названием и пытаются берега облагородить.

В мои школьные годы, когда не было ни БСМП, ни тем более Ветлужанки, тут были лес и садоводческие общества — вот тогда мы бегали на эти озера (как тогда мы их называли «запруды») и купались.

На исчезновение озер люди реагировали спокойно: радовались, что начали метро строить. Зря радовались.

***

Про вредное влияние мачты радиопередающего центра мы по молодости лет и в силу своего технического образования не особо задумывались. Ну было оттуда повышенное электромагнитное излучение (это не радиация), но только на близком расстоянии. Чем дальше, тем слабее, да и железобетонные стены экранируют от него. Если и были люди, которые этого побаивались, то деваться им было некуда — либо переезжаешь, куда предлагают, либо остаешься без квартиры.

Об излучении говорили в основном жители других районов города. Особенно смешно было слушать такое от человека, живущего возле завода медпрепаратов. А вообще Ветлужанка считается экологически чистым районом.


Фото: vk.com/club643283

Сергей Архангельский, бывший житель Ветлужанки:

Я в 80-е мелкий был и первые годы смутно помню, конечно. Хорошо помню, что грязь всегда была главной проблемой Ветлужанки — до такой степени, что в какой-то момент уже просто перестала восприниматься. Мол, ну это же Ветлужанка, здесь всегда грязь.

Я жил в нижней Ветлужанке, и там было довольно тихо, хотя конфликты верхней и нижней были. Когда я ближе к старшим классам начал вращаться во всяких неформальских кругах, узнал, что в верхней Ветлужанке неформалов с длинными волосами и в атрибутике могли целенаправленно отлавливать более простодушные ребята. Я сам, хоть и ходил с длинными патлами и в футболке Metallica, в какие-то проблемы из-за этого ни разу не попал. Вот в собственном дворе меня как-то прессовали мои же соседи — пару раз прилетело, но в систему это не вошло.

Мне Ветлужанка всегда казалась местом сонным и тем притягательным — как будто такой свой собственный городок, в котором все друг друга знают. Я там уже пятнадцать лет не живу, а что происходит в семье соседей, живших под квартирой моих родителей, до сих пор почему-то знаю и уверен, что при встрече мы с ними обязательно поздороваемся.

В Ветлужанке нет никакой изюминки в архитектуре и домах, кроме сумасшедшего порядка нумерации на улице Гусарова. Например, есть дома номер 25, 27, 28 и 30, а номеров 26 и 29 просто нет и не было никогда. 

Но всё равно был при этом какой-то свой собственный мир: много деревьев, много перепадов высоты, много каких-то интересных и атмосферных закутков. Ветлужанку было интересно исследовать, чего совершенно нельзя сказать, например, о том районе, который сейчас возник в овраге между озерами Ветлужанки и улицей Вильского, где элитные дома стоят на пустой земле.



Улица Гусарова, фото: kraskompas.ru

Фото на обложке: admkrsk.ru и Сергей Филинин

Система Orphus

Читайте также

Новые материалы

Читаемые материалы

Мы в соцмедиа
Наши проекты
Читай нас там, где удобно
Закрыть
Наверх