«Тренда служить в армии нет»: Иван Юрьев о «Реальной помощи призывникам»

Редакция «ПМ»
4829

Сегодня, в пятницу 15 июля, в России завершается весенний призыв в армию. Непризванные молодые люди от 18 до 27 лет, которые не хотят год топтать сапоги, могут вздохнуть спокойно. Но лишь на несколько месяцев — осенний призыв стартует уже 1 октября. «Проспект Мира» поговорил с руководителем красноярской компании «Реальная помощь призывникам» Иваном Юрьевым о том, как защитить свои права, когда военкоматы слишком стараются.

О создании компании

В 2012 году мы с моим другом-однокурсником учились на юристов и заканчивали университет. У меня астма, так что в моей ситуации особых сложностей с военкоматом не было. А у друга была травма позвоночника, из-за которой он даже на первый этаж по лестнице не мог подняться. Несмотря на это, его почти сразу признали годным, вручили повестку на отправку.

Тогда он попросил меня помочь юридическим советом. Когда мы начали во всей этой теме разбираться, пытаться найти основания, чтобы признать действия военкомата незаконными, то поняли, что можем помогать и другим призывникам. Потому что нарушений в этой сфере на самом деле очень-очень много. И это не какие-то индивидуальные нарушения — они универсальны для большинства военкоматов.

Мы начали судиться по делу моего друга и параллельно помогать призывникам — сначала знакомым, потом стали давать рекламу и привлекать клиентов со стороны. По сути, мы были первыми в городе, кто в принципе стал оказывать юридическую помощь призывникам.

Когда мы только приступали к работе, информации по этой теме было мало, судебной практики по Красноярскому краю вообще практически не было. В основном всё, что касалось помощи призывникам, тогда воспринималось исключительно как какие-то нелегальные вещи, взятки и еще что-то из этой серии. Первые вопросы, которые нам задавали, были в основном о том, сколько стоит военный билет или через кого мы договариваемся. Поначалу было сложно объяснить людям, что все вопросы решаются законными методами, а не какими-то окольными путями.

Восприятие призывников меняется

Наша компания действует открыто. Все консультации у нас бесплатные. Приходит очень много ребят просто, чтобы посмотреть, как мы работаем, задать интересующие вопросы. Не каждый, кто приходит на консультацию, становится клиентом, но каждый при этом получает максимум правовой информации.

Работает и сарафанное радио. Клиенты, которые к нам приходили первыми, о нас до этого не знали, а сейчас очень много ребят приходят по рекомендациям. Стопроцентно у ребят найдутся один-два знакомых, которые к нам обращались или хоть что-то про компанию знают.

Плюс мы активно рассказываем о своей деятельности в соцсетях. Причем не на уровне «Приходите, вступайте» — мы именно показываем судебную практику, пишем статьи о том, что мы советуем людям, какие существуют правовые аспекты.

Призывники иногда стараются что-то почерпнуть для себя самостоятельно. Другое дело, что искать сведения практически негде. Чаще всего информация хранится в виде нормативно-правовых актов, а они очень сложны для восприятия. Либо же это какие-то рекламные сайты с призывами купить военный билет. На таких сайтах иногда очень некорректно подают информацию.

К нам, бывает, приходят призывники и говорят: «Я знаю, что не должен приходить по повестке в военкомат по такой-то причине». Мы говорим, что да, но не совсем, и поясняем, как дела обстоят на самом деле.

То есть я бы не сказал, что правовая грамотность призывников повысилась. Стало больше, скажем так, знаний, которые никак с объективной реальностью и практикой не связаны.

Мы ищем нарушения, которые допускает военкомат

Сейчас наш основной метод — это судебное оспаривание любого решения призывной комиссии и любых действий военкомата.

У призывника не всегда есть прямые основания для отсрочки или освобождения по здоровью. Но это не значит, что нет никаких альтернативных законных способов избежать армии. Если у человека не хватает оснований для освобождения от службы, то можно пойти не от призывника, а от военкомата — найти нарушения в его деятельности.

Военкомат — это ведь орган госвласти, организация, которая должна быть соответствующим образом зарегистрирована, иметь правильно оформленные документы, все сотрудники должны быть трудоустроены и так далее. Мы подсчитали, что деятельность военкоматов регулируют более 20 нормативно-правовых актов, которые помещаются на 750 страницах формата А4. Многие из них приняты еще в 1990-е годы, в 2000-е, какие-то принимаются сейчас. Соответственно, нестыковок на межотраслевом уровне очень-очень много. И если есть прямо противоречащие друг другу правила, можно смело подавать заявление в суд и указывать на эти нарушения.

Призывник приходит к нам, спрашивает: «Заболеваний у меня нет, что мне делать?» Мы подаем заранее подготовленное заявление в суд и указываем на нарушения, которые допускает военкомат. Суд принимает дело в производство и автоматически приостанавливает решение призывной комиссии о годности к службе. С этого момента в отношении призывника нельзя проводить никаких мероприятий призывного характера — до тех пор, пока решение суда не вступит в силу.

И как только призыв завершается, решение призывной комиссии автоматически отменяется. Призывник не идет в армию на абсолютно законных основаниях. Здесь уже неважно, выиграли ли мы процесс или проиграли — главное, чтобы эти обеспечительные меры покрыли призывной период.

Это альтернативное решение, которое в законе прямо не прописано, но оно совершенно легально, потому что судебная защита гражданина гарантируется Конституцией РФ.

«Типовой набор» нарушений

Нарушения мы делим на группы. Есть регистрационные действия — несоответствия каким-либо локальным актам, например. Для каждого призыва мы определяем набор оснований, по которым работаем в отдельно взятый призыв. Выбрали основание, подготовили заявление в суд, идем по нему до конца. В следующий призыв выбирается уже другое нарушение.

Вторая группа — это фактические действия военкоматов, когда они напрямую нарушают закон. Например, у каждого призывника должны быть взяты анализы: кровь, моча, флюорография, ЭКГ. Без этих анализов человека, каким бы здоровым или больным он ни был, призывать в армию нельзя. Иногда бывает так, что эти анализы «забывают» либо пытаются сократить процесс и на анализы в принципе не направляют.

Часто нарушаются права студентов в весенний призыв, когда сдаются дипломные работы, все готовятся к выпуску. В этот момент военкомат пытается вызвать студентов к себе — не для прямого призыва, чтобы посадить в поезд, а для проведения медицинского освидетельствования и заседания призывной комиссии. Делается это, чтобы заранее подготовить призывника, провести все проверки еще до того, как он получит диплом, а потом вручить повестку. Это тоже незаконно.

Причем в таких случаях суды более благосклонны именно к выпускникам, потому что это вопрос такой, скажем, политический — студентов всё же стараются защищать. По таким случаям у нас много выигрышных дел.

Про патриотизм и госслужбу

Сейчас есть тренд на патриотизм, но он во многом искусственный — о патриотизме говорят в основном федеральные СМИ, которым дают заказ на такие темы. Там, конечно, во все трубы трубят, что все хотят служить.

На мой взгляд, ограничения по госслужбе из-за отсутствия военного билета носят исключительно пропагандистский характер. Любой работодатель заинтересован прежде всего в профессиональных качествах сотрудника, любой университет — в качественных студентах, магистрантах и аспирантах.

Конечно, куда-то без военного билета сложнее устроиться. Но госслужба — это очень ограниченное число специальностей — скажем, порядка миллиона человек в многомиллионном государстве. Не каждый хочет идти на госслужбу, не каждый хочет идти на поводу у военкомата и так ценить этот военный билет.

Я, например, ни при каких обстоятельствах не стану пилотом гражданской авиации, у меня астма, и я никогда не учился в Гарварде, и неизвестно, буду ли. Но это не значит, что надо разбежаться и прыгнуть со скалы, забросить активную деятельность. То же самое с военным билетом: нет его — ничего страшного. Нужно действовать в соответствии со своими амбициями, целями. Если человек хочет работать в госорганах, то, конечно, выбор за ним. Если же человек хочет заниматься своим бизнесом, творчеством, у него уже есть работа, семья, то он понимает, что армия ему не нужна. Таких людей политической пропагандой не завлечь. Это по сути и есть наша аудитория.

Про работу компании

У нас в компании всё довольно просто и максимально горизонтально. Трое юристов работают непосредственно с клиентами. Я как руководитель компании занимаюсь организацией процесса, стратегическими задачами, контролем за текущими делами.

Стоимость услуг фиксированная, независимо от объемов наших задач. Призывники ведь никак не виноваты, если суд заволокитит дело или военкомат допустит больше нарушений (и, соответственно, нам придется больше работать).

В течение года, то есть двух призывов, мы берем на себя обязательства полностью сопровождать правовые аспекты деятельности призывника, связанной с военкоматом и судебными обжалованиями. Годовой договор стоит 29 тысяч рублей.

Сейчас у нас в производстве находится 130 дел призывников. На следующий призыв будет в пределах 200. В последние два года мы активно растем, в ближайшие время тоже прогнозируем рост.



Фотографии предоставлены Иваном Юрьевым.

Система Orphus

Читайте также

Новые материалы

Читаемые материалы

Мы в соцмедиа
Наши проекты
Читай нас там, где удобно
Закрыть
Наверх