@pr.mira
-14°
Ясно
1
Пробки
$
75.86
90.46
48.79

В Китае нет второй волны COVID-19. Как им это удается? Спросили у живущих там красноярцев: «Ощущение, что вирус ушёл»

В Китае ежедневно регистрируется около 30 случаев коронавирусной инфекции. Сейчас в стране, по официальным данным, чуть менее 600 активных случаев, в то время как в США, России и Европе десятки тысяч заболевших — и это только за сутки. 

«Проспект Мира» пообщался с красноярцами, которые живут в КНР, и узнал, какими способами местным властям удается сдерживать пандемию.

Александр, живет в Пекине

Чтобы понять, в чем причина успеха Китая на противокоронавирусном фронте, надо немного углубиться в историю. Когда в начале года в стране началась эпидемия коронавируса, у Китая уже был опыт вспышки атипичной пневмонии в 2002-2003 годах. Опыт не самый приятный — тогда факт вспышки довольно долго пытались не афишировать, ВОЗ уведомили с опозданием в несколько месяцев, с прозрачностью статистики тоже были проблемы. За это Китаю довольно долго прилетало на международной арене.

Но благодаря этому в 2020-м у властей, с одной стороны, уже было понимание, как действовать в случае эпидемии,  с другой стороны — понимание, как делать не надо. Поэтому ВОЗ о вспышке уведомили в первые же дни, все необходимые меры приняли оперативно, а о статистике отчитывались так усердно, что коронавирус уже с января во всем мире стал темой номер один.

Рецепт борьбы с коронавирусом в Китае, на самом деле, очень простой. Это жесткий карантин с контролем на нескольких уровнях, и дальнейшее купирование локальных вспышек с помощью массового тестирования.

О каких уровнях я говорю? Первое — это профилактика. С первых же дней вспышки по всей стране началась масштабная информационная кампания. Буквально из каждого утюга людям рассказывали, почему важно носить маски и как это правильно делать, зачем нужно регулярно мыть руки, как правильно чихать и так далее. В этой кампании были задействованы ученые, медики, селебрити, блогеры, популярные телеведущие, авторитеты от общественности, вообще все. Если кто-то в Китае до того и сомневался в пользе масок, то им быстро поставили мозги на место.

Второе — отмена всех массовых мероприятий, закрытие большинства общественных мест и тотальный контроль за соблюдением профилактических мер в оставшихся. С первых же дней вспышки без маски зайти в метро или супермаркет стало невозможно. На входе у всех начали проверять температуру (мера, к слову, действует до сих пор).

Третье — обрубание транспортных потоков. Крупные города и провинции в первые недели эпидемии перешли практически на осадное положение, чтобы избежать завоза вируса с транзитными пассажирами. То же затем произошло и в масштабах страны — границы для иностранцев закрыли. Прилетающие граждане Китая обязаны были проходить карантин.

Четвертое — контроль на уровне компаундов (жилых комплексов — прим.). Это чисто китайская фишка, которая сыграла во всей этой истории далеко не последнюю роль. Дело в том, что в крупных городах у всех жилых комплексов есть закрытые дворы с отдельным входом. На каждом таком входе появились КПП. Внутрь начали пускать только своих жильцов — и также с обязательной проверкой температуры. Жилые комплексы, в которых выявляли заболевших, переходили на карантинный режим. Работники домоуправлений и волонтёры устраивали в них поквартирные обходы, выносили мусор, покупали жителям продукты, следили за соблюдением карантина заболевшими и за самочувствием остальных.

Пятое — так называемые эпидемиологические расследования, то есть поиск и дальнейшая изоляция всех, кто контактировал с заболевшими. Такие расследования в Китае проводили и проводят после каждого подтверждённого случая.

В сумме все эти меры позволили радикально сократить число человеческих контактов и тем самым минимизировать передачу вируса. И с начала весны, когда карантин принес свои плоды, его начали постепенно ослаблять. Делалось это исходя из эпидемиологической ситуации. Как правило, если в городе в течение двух недель не фиксировалось новых случаев, часть карантинных мер отменялась. Если после этого появлялись новые больные, гаечки снова закручивали. Таким образом постепенно число новых случаев удалось свести к минимуму, а страна вернулась к обычной жизни.

Какие из противоэпидемических мер до сих пор в силе? Во-первых, как я уже сказал, это обязательные маски и измерение температуры в общественных местах. Во-вторых, у всех в телефонах есть специальные приложения, которые с помощью GPS отслеживают историю твоих перемещений. Работает это так: на входе в бар или в парк тебя просят отсканировать специальный штрих-код. После этого приложение пишет, что в последние две недели ты не был за границей либо в районах, где фиксировали локальные вспышки. Показываешь это уведомление сотруднику заведения на входе — и можешь заходить. Называется эта штука «код здоровья». Без нее во многие места просто не пускают.

Все прилетающие в страну обязаны пройти обязательный двухнедельный карантин. Вообще сейчас именно входящий трафик — это основной источник новых случаев коронавируса в Китае (которых на всю страну в день на порядок меньше, чем, к примеру, в Красноярском крае). 

Китай до сих пор лишь частично восстановил авиасообщение с окружающим миром, причём для авиакомпаний действуют довольно жёсткие правила. Число рейсов из одной страны ограничено всего несколькими в неделю. Если на борту находят более пяти заболевших, следующий рейс по направлению отменяют. Если заболевших больше десяти, рейсы приостанавливают на месяц. Из-за этого в октябре под месячный бан угодили рейсы из Москвы в Пекин и Шанхай.

Случаи внутренних, незавозных заражений на территории Китая в последние месяцы — большая редкость. Борются с ними массовым тестированием. Так, в начале октября в Циндао после трех выявленных случаев протестировали за 5 дней 11 млн жителей города. В Кашгаре в конце октября тесты за неделю взяли почти у 5 млн.

С учётом всех этих мер, вероятность возникновения второй волны очень невелика.

Насколько я могу судить, находясь в Пекине, жители Китая к официальным мерам относятся максимально серьезно. И тут, мне кажется, дело даже не в исполнительности, которую китайцам часто приписывают, и не в особенностях социального устройства, а в последовательной информационной кампании. 

Как я уже говорил, в первую же неделю эпидемии людям начали доходчиво объяснять, зачем нужны маски, зачем ограничивать контакты и так далее. Когда человек понимает, что и зачем он делает, он начинает делать это гораздо охотнее. Особенно когда от его действий зависит здоровье его близких. С другой стороны, большинство ограничений не соблюдать было просто нельзя — без маски и проверки температуры тебя просто не пустили бы ни в общественный транспорт, ни в магазин, ни домой.

В первые несколько месяцев были отдельные случаи ксенофобии к иностранцам. Кто-то мог отсесть от тебя в метро, или отказаться ехать с тобой в одном лифте, или шарахнуться в магазине. Винить этих людей трудно — просто вспомните, как тяжело пришлось китайцам в России в феврале, когда коронавирус ещё оставался чисто китайской темой. В последние месяцы, когда все вернулось на свои места и истерия прекратилась, и отношение к иностранцам вернулось в норму.

Очень трудно давать оценки ситуации в России, не находясь в ней. Но, насколько я могу судить по сообщениям СМИ и общению со знакомыми, российские и региональные власти действительно допустили ряд серьезных ошибок. Реакция на эпидемию была очень запоздалой, а принятые меры недостаточно эффективными. К примеру, массовые мероприятия отменили очень поздно, с масочным режимом в общественных местах и транспорте тоже тянули до последнего, хотя международный опыт показывает, что именно магазины, транспорт и массовые мероприятия — основные каналы передачи вируса.

В итоге пресловутый режим самоизоляции не смог быстро обеспечить необходимого эффекта, его пришлось несколько раз продлять. Что с одной стороны подорвало экономику и материальное положение россиян, а с другой, — не позволило снизить темпы распространения вируса до значений, позволяющих полностью взять ситуацию под контроль. Ну, и конечно же ошибкой было снимать ограничения ради голосования по поправкам в Конституцию.

И ещё один важный момент. В России на старте эпидемии не было единой информационной кампании о том, что такое коронавирус и как с ним себя вести. Людям толком ничего не объясняли, а СМИ то валили все на отдыхавших за рубежом, то звали на майские праздники на шашлыки, то рассказывали, что коронавирус — чудо чудесное. Неудивительно, что у многих в головах от этого образовалась такая каша, что бурлит до сих пор. Отсюда — массовое несоблюдение правил профилактики.

А нынешняя нехватка мест в больницах — лишь закономерное следствие всех этих ошибок.

Но справедливости ради надо отметить — это история не только про российские власти. Во многих других, в том числе куда более преуспевающих странах, руководители вели себя также опрометчиво.

Китай разрабатывает несколько видов вакцин, четыре из них находятся на финальной стадии испытаний. При этом, учитывая экстренные обстоятельства, ряд жителей из групп риска (медики, пограничники) получили прививки ещё до окончания испытаний. Широкомасштабное применение среди обычного населения планируют начать после завершения испытаний. Случится это, по прогнозам, в конце ноября — начале февраля.

Мария, живет в Тайчжоу

Насколько мне известно, в стране выявленных случаев заражения в сумме не более 100 тысяч (91,7 тысяч — прим.авт). Добились этого обычным контролем со стороны власти и адекватной реакцией людей на эти меры. В Китае в принципе достаточно налажены эти отношения «государство — человек» (не буду углубляться в отношение людей к этому, просто скажу, что не всем нравится такое, но у них реально нет выбора). Всех посадили на карантин, все комьюнити огородили специальными КПП и на каждом КПП посадили охрану, которая контролировала, кто приходит и уходит, записывала паспортные данные, телефоны, измеряла температуру и другое. В большинстве случаев людям можно было находиться только во дворе жилищного комплекса, гулять с собакой там, воздухом дышать и так далее. 

При этом ещё обязательно соблюдалось ношение маски, дезинфекция и социальная дистанция. И так было везде. Вообще везде. По всему Китаю. В деревнях было иначе немного. У меня знакомые китайцы как раз живут в такой деревушке, там на всю деревню человек 50. Так они просто закрыли туда въезд, даже родственникам нельзя было. Сами себя изолировали. В больших городах типа Шанхая или Ханчжоу в некоторых комьюнити (видимо, где угроза заражения была больше) даже из квартиры нельзя было выходить людям. Мой знакомый китаец месяц не выходил из дома. Еду он заказывал через ту же охрану КПП, они ему привозили прямо к двери. И мусор они так же забирали каждый день. У него было три талона «на выход» в неделю, можно было выйти куда-то если надо, к зубному, например, или ещё зачем. Но только три раза в неделю. И так было во многих больших городах. На семью, например, только шесть талонов в неделю — и делите, как хотите. В основном вот такими методами и удалось так сразу снизить заболеваемость. Потому что они даже заразиться толком не успели (сравнительно с другими странами), а уже правительство взяло все под контроль.

Сколько точно мы сидели [на карантине] я не помню, не меньше двух месяцев. Правительство Китая очень много денег потратило на борьбу с вирусом. И больницу построили за неделю, и врачей оплачивали, и их семьям помогали. Очень много компаний разорились из-за пандемии (например, из-за закрытых более полугода кинотеатров директор киноиндустрии Китая покончил собой из-за потерянных миллиардов, думаю, из-за долгов тоже). 

Еще интересно про материальную помощь обычным гражданам: насколько я знаю, государство не помогало материально людям, но оно выплатило всем (!!) компаниям-налогоплательщикам компенсации, и каждая компания сама разбиралась, как деньгами распоряжаться. Мне выплачивали пособие каждый месяц. С января по май я не работала, так как школы были закрыты (Мария работает педагогом тренинг-центра дополнительного образования — прим.авт). 

Кроме того, что китайцы в большинстве очень запасливые, и у них всегда скоплена сумма на «чёрный день», да и не очень много денег надо, чтобы просто дома сидеть.

В моем городе нет случаев заражения сейчас, даже после китайских праздников никого не выявили. В других городах, где были выявлены случаи — всех заражённых, их семьи и всех, с кем заражённые контактировали (включая кассиров, охрану, коллег на работе, друзей — всех, кого можно было найти) — снова посадили на карантин. Здесь с этим вирусом очень жестко. 

У нас в городе довольно свободно сейчас, так же как и в других городах. В ТЦ маски уже не нужны, но на входе везде измеряют температуру. В большинстве случаев все ещё везде требуют показать «код здоровья». В общественном транспорте маски тоже обязательны, особенно в междугороднем. А в целом ощущение, что вирус ушёл, на улицах мало кого встретишь в маске сейчас. Может, только тех, кто из супермаркета возвращается.

Что касается ксенофобии, было не очень жестко, лично у меня случилось только пара случаев. Однажды, когда уже можно было выходить из дома, я в подъезде своего дома ждала лифт  — и тут открылась дверь и в мою сторону со входа пошла женщина. Увидев «белое лицо», она просто попятилась назад и в итоге вышла из подъезда. Было не очень приятно, но больше смешно. Пару раз замечала, что люди подальше отходят — но никаких грубых слов в мой адрес, мол, «вали отсюда к себе домой», или агрессии не встречала ни разу. 

Ещё меня как-то не пускали недели три в супермаркет в самом начале пандемии. Потому что надо было показать свой ID, а он есть только у китайцев, хотя думаю, имей я тогда при себе паспорт — проблем бы не было. Все это вещи можно воспринимать и как агрессию, но скорее это просто правила, которые им дали свыше, и они действуют четко по инструкциям. 

Больше обидно было в то время получать сообщения в директе от своих земляков — «не приезжай в Красноярск», хотя я и не собиралась тогда... Думаю, там во время вируса на китайцев было больше агрессии, чем здесь на иностранцев. Люди не глупые, понимают, что границы закрыты, значит этот иностранец изначально «местный», а значит, опасен не больше других людей вокруг. Да, везде есть «деревня» которым сложно объяснить, но это меньшинство. Моего друга из Южной Африки однажды не впустили в кафе с другими китайцами (это когда кафе только открылись, буквально первые дни), без объяснения причин — он очень обиделся.

В России ситуация совсем иная. Сразу было понятно, что во всех странах ситуация с вирусом будет развиваться по-разному, не так, как в Китае. Мне очень тревожно от того, что сейчас в России. Тревожно за мою семью, за маму, сестру, бабушку, сейчас им все сложнее и сложнее себя защищать. И многие их знакомые или дальние родственники уже заражены. Вот тебе и «не приезжай в Красноярск». Стоит задуматься конечно.. 

Я считаю, что я сейчас в самом безопасном от вируса месте. И я очень хочу, чтобы в России это все пошло на спад, и люди начали выздоравливать. Я очень хочу приехать и снова обнять родных, но я смогу это сделать только когда это будет безопасно..

Нарина Георгян
Нарина Георгян
Корреспондент
Что вы об этом думаете?
Поделитесь с друзьями:
А Вы уже читаете «Проспект Мира» в Яндекс.Дзене?
💬 Комментарии
Коронавирус
Актуальное