@pr.mira
Облачно
$
75.03
88.96
43.04

«Чуть не убили врачи»: истории родителей, чьих детей «похоронили» в красноярской онкологии — и успешно спасают в Москве и Израиле

С онкологическим отделением краевого центра охраны материнства и детства в последнее время случилось сразу несколько скандалов — родители заявляют, что их детей не лечат, местные врачи разводят руками и только усугубляют состояние ребят. При этом после лечения в столичных и зарубежных медучреждениях дети идут на поправку. 

«Проспект Мира» поговорил с родителями ребятишек, и те рассказали о неправильных диагнозах, лекарствах, которые не действуют, и халатном отношении врачей к спасению маленьких жизней. 

Обновление 27.09

Врачи краевого центра охраны материнства и детства ответили на критику их работы. Представители центра заявили, что детей лечили по единым протоколам, утвержденным Минздравом РФ, а на момент перевода Влада Белякова в московскую клинику, у мальчика якобы уже наблюдалось улучшение.

Влад

Весной 2018 года Владу поставили диагноз «саркома Юинга», а потом прооперировали в Новосибирске — спустя пять курсов химиотерапии рак отступил, и началась ремиссия. Но 27 апреля 2019 года обследование в Красноярске показало, что у Влада появилась новая опухоль. По словам родителей мальчика, врачи онкологического отделения уверяли, что опухоль неопасна — она небольшая, и ее легко можно удалить. Но лечащий врач при этом не стал госпитализировать мальчика сразу и сказал привезти его снова в другой день. По мнению родителей, онколог отказал в госпитализации из-за майских праздников. Влада пришлось везти домой в Минусинск, за 400 километров от Красноярска.

По дороге домой мальчик простудился из-за слабого иммунитета, и пришлось пропустить еще несколько недель, пока он не вылечится. Когда Влада снова привезли в Красноярск, то лечащий врач сообщил им — опухоль выросла, проникла в кости и теперь мальчика оперировать невозможно.

После публикации этой истории врачи краевого центра охраны материнства и детства рассказали свою версию случившегося. По словам представителей центра, показаний для экстренной госпитализации не было, мальчику выписали направление на 6 мая — для плановой госпитализации и дообследования. При этом в центре заявили, что операции по удалению саркомы Юинга в такой локализации, как у Влада (шейный отдел), не проводятся в Красноярском крае, поэтому необходимо было определить мальчика в федеральный центр, который сможет провести все необходимые вмешательства. 

Позже был собран консилиум, на котором врачи центра консультировались со специалистами Красноярской клинической больницы, московского НИИ нейрохирургии имени Бурденко и новосибирского Федерального центра нейрохирургии. Но все учреждения якобы отказались госпитализировать Влада для операции из-за его состояния.

Лечение в Красноярске 

Артем Плешивых, отец Влада, рассказал «ПМ», что в Красноярске его сына лечили полтора года, и только 16 июля родители с Владом сами отправились в клинику Блохина в Москве — по утверждению отца, ребенка просто боялись не довезти. Артем рассказывает, что врачи Блохина были в ужасе, когда увидели, в каком состоянии находился Влад — метастазы в легких, птоз правого века (аномальное опущение), большая опухоль на шее.

Вот так выглядел ребенок во время лечения в Красноярске:

Так мальчик выглядит спустя два месяца терапии в клинике Блохина:

Это птоз правого века:

Артем говорит, что верхнее веко опустилось из-за того, что красноярские врачи запустили опухоль до таких размеров, что она зацепила глазной нерв. Сейчас новообразование уменьшается и тянет за собой нерв — останется ребенок с таким веком или нет, врачи сказать не берутся. Не исключено, что Владу потребуется пластика лица.

— Когда мы отказались от лечения в Красноярске, просто не знали, что делать — онколог хотел нас отправить на лучевую терапию. Когда мы приехали в Блохина, нам сказали — ни в коем случае нельзя делать лучевую на растущую опухоль, она начнет разлагаться и произойдет интоксикация организма. То есть они просто бы убили моего сына.
В Блохина лечат теми же самыми препаратами, что и в Красноярске. Названия те же, я не знаю, что там в бутылках — но почему в Красноярске за полтора года они не помогли, а здесь два месяца — и помогло? Стоит задуматься, почему так происходит. Мы не одни такие, есть девочка Даша, тоже из Минусинска. Красноярский онколог не видел у нее опухоль, а когда девочку привезли в Блохина — оказалось, что у нее полные легкие метастаз. Две разных семьи, два разных заболевания, одни и те же ошибки.

Кроме девочки Даши, как стало известно, от рук детских онкологов, возможно, пострадал годовалый мальчик, у которого врачи тоже сначала не заметили опухоль, а потом диагностировали неправильное заболевание. 

Даша

Мать первоклассницы Даши Елена рассказала «ПМ», что в конце марта этого года девочка упала на танцах и ударилась лицом об пол. У Даши образовалась опухоль под верхней губой, а позже детский хирург-стоматолог заподозрил онкологию.

— Мы попали на прием к онкологу в центре, он посмотрел и сказал: «Какая у вас онкология? Что у вас там за врачи? Дураки какие-то. Идите в челюстно-лицевую больницу, вам просто удалят ее и всё, это обычная гематома», — рассказала Елена.

Но в больнице челюстно-лицевой хирургии выяснилось, что у Даши все-таки не «обычная гематома», а злокачественная опухоль — рабдомиосаркома. И только тогда Дашу положили в отделение детской онкологии центра охраны материнства и детства. 

А дальше история развивалась еще интереснее. Со слов Елены, врачи заверили ее, что ткани Даши отправили в московский центр Рогачева, но там не смогли подтвердить диагноз. Однако когда мать сама приехала в центр Рогачева, местные онкологи ответили ей, что никакого материала не получали.

Тем временем врачи онкологического отделения пугали мать тем, что в Москве Даше «всю челюсть вырежут», а в Красноярске опухоль якобы смогут «задавить химиотерапией». В конце концов Елену поставили перед выбором — либо Даша идет на «химию», либо покидает отделение онкологии.

Елена стала умолять врачей написать в московские онкоцентры, чтобы Дашу перевели туда, — девочку принял центр Блохина. Перед отправкой Даша прошла обследование, которое показало отсутствие метастаз, однако на повторном обследовании в Москве у девочки нашли сразу три вторичных очага в легких. Сейчас Даша проходит терапию в Москве, и опухоль под ее губой заметно уменьшилась.

Кирилл

Похожая история приключилась с годовалым Кириллом. По словам родителей Кирилла, врачи детской поликлиники осмотрели их сына и сказали, что мальчик здоров. Однако затем УЗИ обнаружило в животе Кирилла 11-сантиметровую опухоль.

Родители отправились в центр охраны материнства и детства, где якобы собрался консилиум врачей — однако, по словам родителей, заключения заведующего отделением хирургии и детского врача разнились по многим пунктам — от диагноза до последующего лечения. К тому же мальчику не сделали ни биопсии, ни гистологии, а диагноз был «опухоль Вильмса (под вопросом)».

По словам родителей, Кириллу не провели биопсию тканей и гистологическое исследование, а диагноз поставили «на глаз». Тогда они начали искать помощи, и Кирилла пригласили на консультацию в Израиль — к тому времени опухоль выросла почти до 16 сантиметров.

Израильские врачи сразу сказали, что у мальчика не опухоль Вильямса, а светлоклеточная саркома, и прооперировали Кирилла в тот же день. Через четыре дня мальчика уже выписали, а по возвращении в Красноярск родители написали жалобу в СК. Впрочем, после майского скандала с Владом Беляковым следователи тоже начали проверку, которая закончилась ничем.

Редакция «Проспекта Мира» отправила запрос в краевое министерство здравоохранения с просьбой пояснить, проводилась или проводится ли какая-либо проверка по этим трем случаям и как минздрав может объяснить тот факт, что детей пришлось переводить в другие медучреждения, чтобы они получили квалифицированную медицинскую помощь.

Отказ в уголовном деле

19 августа отцу Влада Белякова Артему Плешивых пришел ответ МВД об отказе в возбуждении уголовного дела «за отсутствием состава преступления». В ответе указано, что следователи МВД получили материалы проверки от следователей СК и направили запросы в «различные медицинские учреждения», в которых лечился или лечится Влад.

СК за время проверки опросил родителей Влада Белякова, которые рассказали о действиях сотрудников центра охраны материнства и детства — хирурга Максима Цацы и онколога Олега Малютина.

Родители Влада рассказали следователям, что онколог Олег Малютин после осмотра ребенка выдал родителям направление к хирургу Максиму Цаце, а последний отказал в госпитализации и операции из-за праздников 1-4 мая. Сам Малютин якобы знал об отказе и заявил обеспокоенным родителям — если опухоль не греть, то она не увеличится. 

Далее материалы проверки СК были переданы следователю МВД. В них указано, что полиция якобы направила запросы в медучреждения, в которых лечится или когда-либо лечился Влад, и за месяц проверки не получила ответы на них. Кроме того, отметил следователь полиции, для возбуждения уголовного дела необходимо установить прямую связь между действиями врачей и наступившими для здоровья Влада последствиями, а для этого необходима комиссионная судмедэкспертиза.

В постановлении не указано, проводила ли полиция эту экспертизу и была ли она вообще назначена — «ПМ» направил запрос в ГУ МВД с просьбой пояснить этот момент. Тем не менее в ответе полиции указано, что срок проверки по обращению Артема Плешивых истек и состав преступления в действиях врачей отсутствует, а значит, в возбуждении уголовного дела отказано.

Отец мальчика утверждает, что никакого расследования и не было, более того  следователи якобы говорили Артему, что в Красноярске еще не возбуждали ни одного дела по статье 124 УК РФ (неоказание помощи больному), и вряд ли его получится возбудить в этот раз.

После этого отказа отец обратился к прокурорам и получил от них ответ — закрытие дела признано незаконным и необоснованным, материал вернули начальнику красноярской полиции для дополнительной проверки. В МВД журналистам также ответили, что проводят дополнительную проверку и ждут ответы на запросы в медицинские учреждения, а также на запрос о необходимости проведения комиссионной судебно-медицинской экспертизы.

— Мальчика из Сосновоборска затравили за прическу — раздули на всю страну, следователи это подхватили, — возмущается отец Артем Плешивых. — А когда моего ребенка чуть не убили неквалифицированные врачи — всем насрать просто. Если уголовное дело не возбудят, я приеду из Минусинска в Красноярск, встану возле больницы и буду пикетировать. Я и до ФСБ дойду, я куда угодно дойду, устрою огромный скандал — я докажу, что моего сына хотели угробить, как и других детей.

Фото предоставлены родителями детей.

Сергей Ошаров
Сергей Ошаров
Корреспондент строгого режима
Что вы об этом думаете?
Поделитесь с друзьями:
А Вы уже читаете «Проспект Мира» в Яндекс.Дзене?
💬 Комментарии
Общество
Актуальное