@pr.mira
11°
Солнечно
4
Пробки
$
76.04
90.01
41.79

Вседержатели Красноярска: Александр Баранов. История пенсионера из Сосен, которому очень многие должны

Банкротства нескольких банков, обманутые дольщики в Николаевке, скандальный снос старинных усадеб на Перенсона — Марковского и, наконец, арест Алексея Талюка, соратника Анатолия Быкова. Во всех этих историях фигурирует имя Александра Баранова — бывшего банкира, которого считают одним из богатейших людей Красноярска, а за глаза называют «ростовщиком». Мы разбирались в его трудовой биографии и методах работы.

От учителя труда до банкира

Пожалуй, первый раз имя Александра Баранова попало в СМИ лишь два с половиной года назад, когда в центре города начали сносить две старинные деревянные казачьи усадьбы — дом на Перенсона, 32 и угловое здание на Перенсона, 34 / Марковского, 67. Владельцами домов и участков под ними оказались Александр Баранов и его сын Михаил («ПМ» писал об этой истории здесь и здесь).

Александру Баранову сейчас за 70 и, по оценке собеседников «ПМ» с рынка недвижимости, он один из богатейших людей в Красноярске. Живет он в двухэтажном особняке с выходом к Енисею в закрытом поселке Сосны, на улице Лесной. Неподалеку храм Вифлеемских младенцев, по соседству — резиденции губернатора и митрополита.

По данным Росреестра, площадь дома 989 квадратов, расположен он на участке в 1 800 квадратов с мелкими объектами недвижимости (баня, беседка).

Александр Баранов, скриншот: «Россия 24»

Дом, согласно выписке Росреестра, с 2016 года оформлен на сына Александра Баранова Михаила. Однако, по данным сайта госзакупок, в 2017 году, когда Александр Баранов был зарегистрирован как ИП, своим адресом он указывал именно его.

О стоимости такой недвижимости можно составить представление по предложению на рынке. К примеру, двухэтажный коттедж площадью в 500 квадратных метров на той же Лесной продается на сайте «Циан» за 86 миллионов рублей, а бизнесмен и политик Анатолий Быков в прошлом году выставлял свою резиденцию в Соснах на 983,2 квадрата за 110 миллионов. 

Начинал Александр Баранов скромно, рассказывают «ПМ» его знакомые, с работы трудовиком или в школе, или в училище на Тельмана. Первым бизнесом трудовика стал кооператив, рабочей силой в котором он, по рассказам, сделал своих учеников. Баранов якобы предлагал строительным и производственным предприятиям «шефствовать» над детьми — и те предоставляли «подопечным» стройматериалы: кирпичи, песок, цемент и другие. Со слов одного собеседника «ПМ», «кооператив на базе школы» якобы выиграл, например, городской тендер «на поставку столбиков и бордюров».

Постепенно сфера деятельности Баранова разрастается, постоянным партнером по бизнесу и преемником становится его сын Михаил. По данным сервиса «За честный бизнес», среди активов Барановых — магазины «Светотехника», кабельные фабрика и завод, производственная и строительная компании. В разное время им принадлежали уже ликвидированные лизинговая компания, несколько ТСЖ и строительных кооперативов. 

Скриншот «дерева связей» с list-org.com


Иногда Александра Баранова путают с его полным тезкой — владельцем красноярских бутиков Sobranie, однако это два разных бизнесмена. 

Судя по данным ЕГРЮЛ, с прошлого года в бизнес начали входить уже внуки Баранова-старшего: так, в феврале в учредителях предприятий по производству кабеля появились Иван и Александр Михайловичи Барановы. 

Михаил Баранов, фото: кабельнаяфабрика.рф

Помимо перечисленного, Александру и Михаилу Барановым интересны финансы — в свое время им принадлежали акции красноярских банков «Кедр» и «Ярбанк». «Ярбанк» к началу 2000-х был одним из крупнейших местных банков, но в 2004 году у него начались проблемы: начали уходить крупные клиенты, главу банка Сергея Савина нашли убитым в его гараже. Впоследствии у «Ярбанка» отозвали лицензию, руководство обвинили в преднамеренном банкротстве, и в 2010 году после расчетов по долгам он был окончательно ликвидирован.

«Кедр» же в 2010-е вступал вполне благополучно, но затем неудачи настигли и его. В 2012-м из банка ушел Игорь Стернин — председатель совета директоров и один из основных акционеров. У банка появилось несколько новых акционеров-миноритариев, после чего его покинули некоторые крупные держатели акций — «Кедр» передавался из рук в руки, пока в 2016-м не присоединился к «Бинбанку», а тот спустя время стал частью «Открытия».

Во время чехарды с собственниками «Кедра» акции продали в том числе Александр и Михаил Барановы. Вскоре они вместе с тем же Стерниным стали совладельцами якутского банка «Таатта». Через несколько лет в Якутске повторился схожий с «кедровским» сценарий: Стернин с Барановыми избавились от акций, в 2017-м у «Таатты» начали беспорядочно меняться владельцы (одно время среди них был даже сын певца Иосифа Кобзона). В итоге в июле 2018 года ЦБ отозвал у банка лицензию, а суд спустя месяц признал банкротом. Сообщалось, что при проверке «Таатты» Центробанк выявил признаки хищения более 4,2 миллиарда рублей — в этом заподозрили руководство банка. 

Фото: dela.ru

Осенью того же года Михаил Баранов стал миноритарием, а вскоре основным владельцем еще одной проблемной организации — кемеровского «Кемсоцинбанка». На тот момент почти 80% корсчетов банка были арестованы по уголовному делу. Уже в мае 2019-го у кемеровского банка отозвали лицензию. ЦБ увидел в его деятельности «схемные» операции, раздробленную структуру собственности с признаками номинального владения акциями и другие нарушения.

* * *

Сейчас от банковских дел Баранов-старший, по его словам, отошел, однако знакомые с ним в разговорах с «ПМ» часто характеризуют его как «ростовщика». Выдача кредитов и займов под проценты — действительно еще одна сторона бизнеса Александра и Михаила Барановых. На сайтах районных судов и в картотеке арбитражного суда можно найти множество споров между Барановыми и их заемщиками.

Вот, к примеру, Баранов-старший требует вернуть долг в 9,5 миллиона плюс проценты с застройщика Романа Мартумяна («Емельяновская Слобода»), вот — 55 миллионов с Анатолия Бурого («Стройтехника»), вот — миллион с бизнесмена Андрея Парценко, и так далее.

Но одним из самых ярких судебных эпизодов стало неудачное строительство нового жилого комплекса в Николаевке.

Против дольщиков и застройщика

В офисе строительной компании «Артистрой-М» Антон Медяник показывает стол, покрытый стопками бумаг. «Это все, что накопилось за годы наших разбирательств с Барановым», — объясняет он. В кипах — судебные материалы, копии расписок, обращения в прокуратуру и полицию, ответы ведомств, выдержки из финансово-экономической экспертизы и прочие документы.

В начале 2013 года на окраине Николаевки начали расселять несколько деревянных домов. «Артистрой-М» приступал здесь к строительству жилого комплекса: в первой очереди должен был появиться 19-этажный жилой дом на 68 квартир с адресом улица Карла Маркса, 213, во второй — еще один дом на соседнем участке.

Эскиз: «Артистрой-М»

«Артистрой-М» — семейная компания, основанная Владимиром Медяником и его сыновьями Павлом и Антоном. До дома на Маркса, в конце 2000-х, другая компания Владимира Медяника «Артистрой» возвела дом на Ленина, 34 возле Благовещенской церкви. 

Как рассказывает «ПМ» Антон Медяник, дом на Маркса, помимо средств дольщиков, собирались строить за счет кредитной банковской линии. Однако, с его слов, весной 2013-го на Медяников вышел Игорь Стернин — уже упоминавшийся сооснователь и топ-менеджер банка «Кедр», с которым семья застройщиков уже работала при строительстве на Ленина.

Стернин, согласно этой истории, в свою очередь свел строителей с бизнесменом Александром Барановым, который предложил условия выгоднее банковских. Строительство и расчет, по словам Антона Медяника, шли по плану, дом готовились сдать к концу 2016-го, однако за три месяца до сдачи кредитор обратился в суд и потребовал обанкротить «Артистрой-М».

В мае 2013-го строители заключили договор займа с Александром Барановым на сумму в 15 миллионов рублей под залог участка, на котором собирались строить дом. С учетом последующих допсоглашений сумма по этому договору составила почти 57 миллионов. В июле 2014-го Медяники заняли у Баранова еще 30 миллионов, заложив соседний участок под второй дом.

Через год «Артистрой-М» подписал еще и договор поручительства — компания отвечала своим имуществом в пределах суммы 100 миллионов рублей по займам Медяников. Кроме того, Баранов стал дольщиком 30 квартир в строящемся доме компании: если Медяники не рассчитывались вовремя, то квартиры отходили Баранову в качестве оплаты долга (все документы есть в распоряжении редакции).

С 2016 года, не дожидаясь, когда застройщики полностью расплатятся и достроят дом на Маркса, Баранов, по словам Антона, «бьет по всем судам». В Центральный районный суд, например, подан иск о возврате денег по первому договору займа (в мае 2017-го суд взыскал по нему 73 миллиона рублей). В арбитражный — о взыскании 100 миллионов по договору поручительства (удовлетворен в январе 2018-го).

Всего в картотеке арбитража «ПМ» нашел 12 заявлений к «Артистрой-М» от Александра и Михаила Барановых (отец переуступил часть долга компании сыну), а также несколько в базе данных районных судов, поданных с марта 2016-го. По словам Антона Медяника, часто в судах требования кредитора противоречат друг другу: 

«Он в одном суде орет, что Медяники ему должны и требует вернуть долг, а в другом доказывает, что этот же долг мы ему оплатили квартирами. То есть таким образом он пытается и квартиры удержать, и деньги забрать».

При этом Баранов-старший еще в 2016 году переуступил квартиры в доме на Маркса своему сыну Михаилу. Для этого, как поясняет Антон Медяник, у Александра Баранова должна была быть справка от «Артистрой-М», однако компания таких справок ему не выписывала. «Но такая справка у него была. Отправили ее на экспертизу, она показала, что директор ее не подписывал», — злится Медяник.

Более того, справок оказалось даже две — одну, со слов Медяника, Баранов предоставил в Росреестр, другую — в суд: «Две справки на ту же тему, с одним номером, с теми же подписями — но, как показала экспертиза, выполнены они разными людьми. Барановы говорят, что ничего про них не помнят». Прокуратура Железнодорожного района усмотрела здесь основания для возбуждения уголовного дела, направила материалы в городскую полицию, однако там оно в итоге «умерло», жалуется Медяник.

Часть прав на квартиры в доме на Маркса Михаил Баранов уже продал, в итоге за ним оставалось 26 квартир. Причем сейчас, как говорят Медяники, Баранов-младший переуступает эту недвижимость физическим лицам (в материалах судебных дел они фигурируют как третьи лица). Как следует из открытых источников, как минимум часть этих людей работает на предприятиях Барановых: на «Красноярской кабельной фабрике», ликвидируемом ТСЖ и других. Одна из новых собственников квартиры на Маркса, согласно материалам дела, адресом проживания указала дом в Соснах в резиденции Баранова.

С определенного момента от Барановых посыпались иски и о банкротстве — как лично Медяников, так и их компании. Два банкротных иска «Артистрой-М» «отстоял». При этом, как считает Антон Медяник, основной целью кредиторов был не возврат денег, а именно банкротство компании.

«Доходило до того, что мы загоняем [Баранову] на счет деньги — а счет закрыт, — рассказывает он. — То есть показать в суде платежный документ не получится. Мы в суд тогда уже просто с наличными пришли, чтобы судья увидел, что мы готовы все оплатить, а Баранов этого всячески избегает. Судья обязал его предоставить реквизиты, тот против суда уже не попер, деньги мы отдали».

Третий иск о банкротстве за долг в 22 миллиона в 2018-м подал уже генподрядчик стройки. Компания Медяников этот иск проиграла — сейчас она находится под конкурсным управлением. 

Строительство дома во время бесконечных судебных разбирательств практически остановилось — в какой-то момент дольщики запаниковали. В 2017 году один из них обратился в прокуратуру с просьбой проверить действия застройщиков. При проверке нашлись незначительные нарушения, однако нецелевого расходования средств прокуратура не выявила (ответ ведомства есть в распоряжении редакции).

Дольщики дома на Маркса, 213, скриншот: «Криминальная Россия»

Представитель дольщиков Елена Райденская говорит «ПМ», что сейчас все они (это 40 человек) на стороне застройщика воюют против Барановых. В коллективной жалобе Медяников и дольщиков в прокуратуру утверждается, что застройщики деньгами и квартирами оплатили долг перед кредитором на сумму около 95 миллионов рублей. По словам Антона Медяника, для завершения строительства ему нужно два месяца и «20-30 рабочих», но пока стройка почти готового дома все еще парализована.

«В чем смысл действий Баранова? По идее ему ведь как инвестору нужно, чтобы дом был достроен, — рассуждает Антон. — Однако он хочет сразу все — и весь дом, и соседний участок». 

По словам строителя, если бы Александр Баранов просто дождался окончания строительства на Маркса, то получил бы 18 миллионов рублей прибыли. Сейчас же кредитор претендует по сути на 232 миллиона рублей — именно во столько при финансово-экономической экспертизе оценили недострой (выдержка есть в распоряжении редакции). Цена достроенного дома достигнет уже 254 миллионов.

Сам Александр Баранов в беседе с «ПМ» обвинения застройщиков отвергает: «Ну как я хочу отжать? Это вранье. Я не был инициатором банкротства — инициатором был генподрядчик, строитель, которому не заплатили деньги. Если кто и хочет отжать, так это инициатор банкротства, но никак не я».

Впрочем, после замечания о том, что первые иски о банкротстве были от Барановых, он признает, что «в начале подавал» (имеется в виду иск Михаила Баранова). «Мне отдали четыре миллиона [рублей долга], и на этом закончилось. Я подавал, но банкротства-то не было», — говорит Баранов-старший и уверяет, что ликвидация «Атристрой-М» ему невыгодна. «Я больше всех заинтересован в застройке», — сказал Александр Баранов.

Застройщики же вместе с дольщиками дома говорят, что угодили в ловушку Баранова, в которой до них уже оказывались другие строители в Красноярске. «В многих крупных банкротствах последних лет, если копнуть глубже, можно найти его след», — уверена Елена Райденская.

В пример приводится случай со «Стройтехникой», которой, по словам Медяника, кредитор «дал 60 миллионов, а отжал 300 — квадратными метрами и земельными участками». А также более свежий кейс строительной компании «Реставрация» (по данным сайта арбитражного суда, экс-директор компании Николай Коваленко был признан банкротом по иску банка «Таатта», который принадлежал Барановым).

История участка на Перенсона — Марковского

Землей под деревянными бывшими казачьими усадьбами в самом центре города на перекрестке Перенсона — Марковского строители интересовались еще с 90-х. В ту пору расположенный рядом Сибирский государственный технологический университет планировал построить на перекрестке микрорайон для преподавателей и студентов. Однако денег у университета не было, и в середине 2000-х к проекту привлекли застройщика — компанию «Стройтехника».

Под проект в 2008 году было создано ТСЖ «Столичное», соучредителем которого через год стал Александр Баранов. С его собственных слов, он одолжил «Стройтехнике» деньги — около 80 миллионов рублей. В этот период компания отдала предпринимателю часть земли на перекрестке. 

Примерно тогда же застройщик угодил в череду скандалов: обнаружились долги по зарплате, руководство обвинили в махинациях с налогами, а в 2010-м начался путь к банкротству. Банкротом «Стройтехнику» признали в ноябре 2012-го. За долги Баранову отошли еще часть земли на Перенсона — Марковского и несколько других объектов недвижимости компании.

Вслед за «Стройтехникой» Александр Баранов планировал застроить участки сам, либо продать их под застройку. Он рассказывал, что на расселение жильцов потратил почти 100 миллионов рублей из своих денег. Сейчас, судя по публичной кадастровой карте, земля на Перенсона — Марковского включает в себя пять участков: четыре записаны на Михаила Баранова и один муниципальный.

Ранее, помимо казачьих усадеб (Перенсона, 34 / Марковского, 67 и Перенсона, 32), здесь стояли два барака (Перенсона, 30 и Марковского, 65) с деревянными пристройками и кирпичный дом мещанина Горбунова (Марковского, 63). 

Дом Горбунова, фото: kraevushka.livejournal.com

Кадастровый инженер рассказал «ПМ», что все пять участков были сформированы из изначально муниципальной земли. По его словам, в выписках Росреестра информации об этом нет, поскольку это была неразграниченная госсобственность — отметки о регистрации права на такие земли не делаются: «Право [и отметка] возникает уже у того, кому муниципалитет предоставит землю».

Согласно выпискам Росреестра, как минимум с 2010-х квартиры в домах на Перенсона — Марковского и участки под ними как долевая собственность числились за несколькими физлицами (жильцами) и Александром Барановым (который затем уступил доли сыну). Кроме того, по данным архива решений районных судов, часть квартир вместе с участками департаменту городского имущества (ДеМИЗО).

В одном из дел говорится, что Баранов-старший владел квартирами в двух деревянных домах общей площадью около 105 квадратов (Марковского, 65 и пристройка рядом). На основании этого 31 декабря 2015 года департамент продал Баранову землю под домами за 198 тысяч рублей — площадь участка составила 2 186 квадратных метра. Через полтора месяца Баранов-старший переуступил участок сыну Михаилу. 

Однако позже прокуратура нашла в сделке нарушения. Площадь участка более чем в 20 раз превышала площадь двух домиков на нем. Кроме того, тут был зарегистрирован еще один небольшой дом — и его собственники тоже имели право претендовать на землю (половина дома принадлежала городу, одна шестая — Александру Баранову, еще по одной шестой — двум жильцам). В итоге ДеМИЗО попытался оспорить продажу участка Баранову, но суды иск не удовлетворили.

В самом департаменте «ПМ» смогли рассказать только об участке, который принадлежит муниципалитету сейчас, — раньше на нем стоял барак на Перенсона, 30. По данным ДеМИЗО, его расселили в 2018 году, жильцам предоставили выплату и дом снесли. Однако на одном из заседаний горсовета Красноярска говорилось, что жильцов переселили еще в 2009-м. Причем дом как аварийный нужно было снести не позднее декабря 2011-го, но работы стартовали лишь в январе 2018-го. Судя по данным Росреестра, в декабре 2017-го — январе 2018-го Барановы вернули несколько квартир на Перенсона, 30 в муниципальную собственность, после чего и начался снос барака. В ноябре 2018-го участок под домом был также оформлен на муниципалитет.

Гостиница в усадьбе Горбунова

Против жильцов и общественников

За время, пока людей переселяли, дома на перекрестке минимум дважды горели. Ночью в сентябре 2012 года загорелся кирпично-деревянный дом на Перенсона, 34 — в огне погибла жившая там 72-летняя пенсионерка. Очевидцы рассказывали «Седьмому каналу», что за пару дней до этого кто-то ломал дверь в квартиру женщины. Спустя два года вспыхнул и соседний дом на Перенсона, 32. В результате пожаров у обоих домов сгорели крыши и части вторых этажей. В МЧС причиной возгораний назвали поджоги.

На ютуб-канале KrasNews журналиста Дмитрия Полушина опубликован ролик «Правда о деле патриота Талюка: сенсационная скрытая съемка», где в том числе фигурирует скрытая аудиозапись диалога Александра Баранова с якобы посредником организации поджогов на Перенсона. Если судить по контексту беседы, то она могла произойти после первого пожара.

В начале записи вероятный посредник говорит, что отдал 125 тысяч рублей некоему Аслану «за эту крышу», но теперь их надо вернуть.

— Что конкретно там надо сделать? — спрашивает «посредник». — Надо чтобы упала стена, правильно?

— [Имя], мы с тобой договаривались. Что ты сейчас возвращаешься [к этой теме]? — отвечает Александр Баранов.

— Так они сожгли крышу. Там крыши нету.

— Крыша — это 30% дома.

— И в комнате нет потолка частично.

— Да есть потолок.

— Есть потолок вот в этом, а в комнате конкретно частично потолка нет. Нету света — пожарники отключили, и так его до сих пор там нету. Они сидят там на печке, два наркомана.

— Мне позвонил (неразборчиво, возможно, «свет» — «ПМ») и говорит: «Мы открываем вам вышку. Вы встречаете ее там?» — рассказывает собеседник. — Я им говорю: «Не надо подключать свет, потому что дом сгорел, там живут наркоманы и вечно жгут, [блин]».

<…>

— Аслану я говорю щас, что стена падает, 125 рублей я тогда забираю, правильно? — уточняет посредник.

— Мы с тобой говорили, что мы делаем тот дом и этот — стены падают. Ты им говоришь: это сложно, это трудно, но они все знают, покупают химикаты, они там чо-то трут. Об этом была речь? Была. И речь шла о стенах, а не о крыше. Крыша — это кинули бутылку и все. Это что?… это смешно.

Фото: kraskompas.ru

Александр Баранов, комментируя «ПМ» аудио, по сути подтвердил, что на ней записан его голос. С его слов, всего дом на Перенсона, 34 горел «четыре или пять раз»: 

«Это [были] брошенные дома и там вечно бичуют люди. В том разговоре речь прежде всего идет о том, что я требую отключить электричество, потому что они "козлят", и [из-за этого] все горит… И я в разговоре говорю: "Видишь, что крыша сгорела? Там провод прямо заходит со столба через крышу, перегрелся, видимо, и загорелся"».

В момент пожара, по словам Баранова, он был в отпуске, а когда вернулся, его как одного из собственников вызвали дознаватели. Позже, по его рассказу, ему «предъявили экспертизу», в которой говорилось, что пенсионерка умерла за несколько дней до пожара: «У нее в легких не было дыма».

По поводу 125 тысяч рублей, которые якобы дали Аслану, Баранов утверждает, что «посредник» просто «пытался меня вывести на разговор». «За что [деньги]? Этот дом и так мой. Я его выкупил за огромные деньги, лишь бы снести».

2012 год, фото: kraskompas.ru

При этом в опубликованном диалоге он все-таки «выходит на разговор»:

— Ну, стен не будет — вы отдадите деньги? — спрашивает предполагаемый посредник.

— На обоих домах?

— Да.

— Ну, договаривались — тогда отдам.

— То есть нет на одном доме и на втором стены — 125 тысяч вы отдаете?

— На одном доме — тот, который угловой — тоже стену надо ликвидировать.

Вот полная запись опубликованного в сети разговора (фрагмент видеоролика):

Застройка Перенсона — Марковского между тем с самого начала буксовала. В 2008-м году был представлен проект 14-этажного дома взамен панельки времен CибГТУ, однако власти ограничили высотность в историческом центре до 15 метров — это примерно пять этажей. Тогда в 2011-м подконтрольное Баранову ТСЖ «Столичное» попросило разрешение построить на перекрестке вместо дома двухэтажный офисный центр, но мэрия навстречу не пошла (арбитражный суд встал на сторону ТСЖ, но здание в любом случае не было построено).

Тем не менее, в 2015-м к проекту на время присоединились новые застройщики — компании «Сибстройинвест» и еще одна «Стройтехника». К обеим, судя по открытым источникам, имел отношение Роберт Бурый — сын владельца первой, обанкротившейся «Стройтехники», а к «Сибстройинвесту» — еще и экс-депутат горсовета Геннадий Торгунаков. Как пояснял Александр Баранов, «они предложили стать застройщиками, чтобы я их взял строить дом».  

Тогда же в 2015-м появился новый эскиз здания на перекрестке, которое, судя по картинке, значительно превосходило здание из проекта 2008 года. В ТСЖ «Столичное» «ПМ» рассказывали, что этот проект разрабатывался по инициативе «Сибстройинвеста» и Геннадия Торгунакова. Он, впрочем, тоже не был реализован — застройщики заказали историко-строительную экспертизу деревянных домов, но ее результаты не устроили Баранова, и в итоге партнеры разошлись. 

Фото: фейсбук Ольги Барковой


Сам Торгунаков связь с застройкой Перенсона всегда отрицал и говорил, что вышел из учредителей и руководства «Сибстройинвеста» еще в 2014 году. Впрочем, про его личное участие в проекте «Проспекту Мира» в 2018 году заявлял представитель ТСЖ «Столичное» Александр Ковалев, а архитектор Валерий Крушлинский (автор проекта 2008 года) и сам Александр Баранов добавляли, что из проекта депутат впоследствии «сбежал».

До декабря 2017-го — января 2018-го каких-то подвижек на территории не было. Тогда сюда зашли строители с техникой: они разобрали на камни дом Горбунова и снесли деревянные бараки на Перенсона, 30 и Марковского, 65. Досталось и казачьим усадьбам, но тогда от полного сноса их уберегли активисты, которые настаивали на исторической ценности домов, — по их подсчетам, усадьбам могло быть до 200 лет.

Остатки дома Горбунова, декабрь 2017

Еще в ноябре, за два месяца до захода техники, член общественного совета краевого Сэтройнадзора Ольга Баркова вместе с другими защитниками начала добиваться включения казачьих домов в реестр объектов культурного наследия. Казачьи избушки, несмотря на возраст, никогда не были в списке памятников архитектуры. Но даже при этом, согласно ответу минкульта ТСЖ «Столичное», они находились в охранной зоне, так как граничили с выявленными объектами культурного наследия — то есть сносить дома было нельзя. 

Активисты устроили кампанию в защиту казачьих домов. Они завалили службу охраны объектов культурного наследия заявлениями с просьбой включить дома в список памятников. В феврале служба одновременно с прокуратурой предписали приостановить снос домов — на время, пока решался вопрос о признании усадеб памятниками. 

Баранов же предписания игнорировал и еще несколько раз выводил бульдозеры на территорию. Во время праздников, в начале марта 2018-го, строителям удалось снести еще часть зданий — уже тогда от домов мало что осталось. 

«Это самый откровенный геноцид. У нас есть даже статья в кодексе — "Геноцид культуры", — говорила тогда Ольга Баркова. — Это последний памятник казачества XIX века. Все, больше этого просто нет». 

К защите домов тогда же присоединился художник Василий Слонов, вместе с которым активисты в костюмах палачей символически отхлестали причастных к сносу здания по большому искусственному заду. Один из активистов, замдиректора краеведческого музея Илья Куклинский пояснял, что так они воспроизвели события 160-летней давности — тогда здесь рядом находилась Острожная площадь, на которой казнили и телесно наказывали преступников.

«Это безалаберное отношение хозяина площадки. Дома много лет находились в таком состоянии, он за ними не следил. Он мог дома как-то закрыть. А теперь, получается, он дома разрушил и ситуация продолжается», — комментировал Куклинский.

В ситуацию пришлось вмешаться даже губернатору, и на время на площадке наступило затишье. По требованию прокуратуры в апреле полиция привлекла к дисциплинарной ответственности участкового, который не стал возбуждать уголовное дело за снос домов. 

В мае служба отказалась признавать дома памятниками архитектуры, и баталии между собственником и активистами переместились в суды. Судьи вставали на сторону активистов — то есть казачьи усадьбы должны были признать объектами культурного наследия. Но несмотря на это, служба так и не включила дома в реестр памятников. А в декабре 2018-го Баранов окончательно демонтировал то, что еще оставалось от домов. 

Сейчас на их месте парковка. Что конкретно хочет делать с участками Александр Баранов, неясно. В прошлом году стало известно об историческом проекте «Фрагмент казачий слободы», который хотят обустроить в этом же квартале со стороны улицы Вейнбаума. На слушаниях по проекту представители Баранова утверждали, что на Перенсона — Марковского по-прежнему планируется построить дом. Однако теперь Александр Баранов говорит «ПМ», что эти планы «заглохли», так как квартал отдали под достопримечательное место и «строить там ничего нельзя». 

Фото: proa2.ru

Шантаж

Александр Баранов исторической ценности в снесенных казачьих домах не видел. «Ну пописал там рядом когда-то Суриков, и что теперь?» — говорил он «ПМ» еще до сноса (недалеко от этих усадеб был дом тетки художника). 

Защитников домов он называл «плакальщиками», которые, по его мнению, действовали по наитию людей из партии «Патриоты России», якобы вымогавших у него деньги за помощь в решении проблем с застройкой перекрестка. Два года назад Баранов в связи с этой историей называл фамилии экс-депутата Вячеслава Гордеева и Алексея Талюка — соратника лидера красноярских «патриотов» Анатолия Быкова.

«В свое время они взяли у меня на выборы восемь миллионов, до сих пор не отдали», — рассказывал Баранов сайту NGS24 в 2018 году. Впрочем, сейчас в разговоре с «Проспектом Мира» Баранов уже говорит, что денег он «не давал» — просто Талюк не платил за аренду. «Они просто пользовались моим помещением, моими ресурсами, коммунальными услугами. Но это стоит денег, вот и накопилось — их векселей, которые они лично давали мне, накопилось.

«Они» — это руководство общественной организации «Будущее без наркотиков» (была зарегистрирована как некоммерческое партнерство), Алексей Талюк и Левани Гурчиани. Их взаимоотношения с Барановым имеют давнюю историю. В архиве судебных решений есть информация по иску еще 2012 года от Александра Баранова к НП, Талюку и Гурчиани. Как говорится в решении, организация снимала у Баранова помещения, но не платила по аренде и коммунальным платежам. В итоге она накопила долг — суд обязал выплатить Баранову почти 6,7 миллиона рублей. 

Парковка на месте снесенных деревянных домов, май 2019

По словам Баранова, деньги ему так и не вернули, а потом «Талюк с патриотической коалицией устроил кутерьму вокруг площадки с казаками» — и якобы потребовал еще два миллиона рублей (об этом Баранов говорил NGS24 в 2018-м).

«Мне говорили: "Ты забудь про эти деньги, дай еще сверху, а мы будем тебе помогать с этим участком", — рассказывал Баранов. — Я сказал: "Да пошли вы", и сдал их в ФСБ. ФСБ завело уголовное дело».

В 2016 году при обсуждении корректировок генплана тогдашний депутат Вячеслав Гордеев с фракцией «Патриотов» предлагал сделать на участках Барановых парк, однако в горсовете это предложение не поддержали (основным оппонентом на сессии был депутат Торгунаков, который спустя два года будет выступать уже за запрет строительства на этих участках). Если бы оно прошло, Баранов не смог застроить территорию. Второй раз это предложение возникло в 2017 году.

Гордеев обвинения Баранова в вымогательстве называл «откровенной ложью»: «В связи с тем, что я предлагал создать сквер и зеленую зону на Перенсона, меня, наоборот, пытались шантажировать. Чуть позже мне стало известно, что Баранов отправлял ко мне какого-то человека и он должен был принести деньги. В отношении этого лица сейчас правоохранители ведут проверку».

Об уголовном деле ФСБ, про которое упоминал Александр Баранов, в 2017 году писала депутат заксобрания Елена Пензина. Она также изложила версию Баранова о вымогательстве. Деньги с «дедушки за 70», по ее рассказу, требовали Талюк и его «доверенный друг» Левани Гурчиани, для этого якобы была придумана схема с угрозами о переводе земель Барановых в рекреационную зону.

Версию другой стороны «ПМ» рассказали два депутата горсовета прежнего созыва. С их слов, Гурчиани действительно был знакомым Талюка, однако при этом работал на Александра Баранова (в распоряжении редакции есть копия доверенности, выписанная Барановым на имя Гурчиани в ноябре 2019 года).

По этой версии, Баранов дал два миллиона рублей Левани Гурчиани, которые тот должен был передать Гордееву и Талюку. Параллельно, со слов собеседников «ПМ», в аппарат горсовета поступила заявка от имени Гордеева об отзыве предложения перевести участки на Перенсона — Марковского в зону рекреации. Вячеслав Гордеев при этом заявил «ПМ», что не составлял никакую заявку, а его подпись на документе подделана.

В дальнейшем Талюка и Гордеева с переданными Гурчиани деньгами якобы должны были взять силовики. Однако, как рассказали «ПМ» два депутата прежнего созыва, в вечер передачи Левани Гурчиани оставил деньги себе. Собеседники объясняют это тем, что когда-то Баранов не выплатил Гурчиани за работу деньги, и в итоге тот просто посчитал два миллиона, якобы предназначавшиеся Талюку и Гордееву, своими. Как говорят собеседники «ПМ», «операция» ФСБ сорвалась.

Уголовное дело — дубль два

Как бы то ни было, но в 2017 году это уголовное дело действительно было приостановлено. Возобновили его внезапно уже в 2020 году — 20 февраля Александр Баранов написал новое заявление в полицию с требованием привлечь Гурчиани, Талюка и Гордеева за вымогательство двух миллионов рублей (копия есть в распоряжении редакции).

Примечательно, что в тот же день с Алексеем Талюком произошел инцидент: он наехал на машине на журналиста канала «Россия» Павла Брыкина. Сам Талюк назвал произошедшее провокацией: он заявил, что Брыкин «целенаправленно побежал к машине, <…> накинулся на капот, поскользнулся, упал». Сразу после происшествия на место приехала полиция, следственный комитет, начальник главного следственного управления краевого МВД Тамара Белкина и съемочная группа телеканала НТВ. В отношении Талюка возбудили уголовное дело о воспрепятствовании журналистской деятельности. 

В феврале же, после заявления Баранова, полиция задержала Левани Гурчиани. Алексея Талюка по этому делу задержали в апреле. Обоих суд отправил в СИЗО, где Талюк объявил голодовку. Фабула дела та же, что и раньше: обвиняемые якобы убедили Баранова в том, что на принадлежащих ему участках Перенсона — Марковского горсовет изменит категорию назначения со строительной на парковую. По версии следствия, за то, чтобы сохранить прежнюю зону, они попросили у него 10 миллионов рублей.

«Не думаю, что это заявление Баранов написал по своему желанию, — делится мнением участник рынка недвижимости, знакомый с предпринимателем. — Скорее всего, его попросили, намекнули — слишком много за ним самим накопилось».

Адвокат, Николай и Баранов

В видеоролике Дмитрия Полушина есть в том числе скрытая видеозапись встречи Александра Баранова, адвоката Талюка Руслана Сагаева и Николая Игнашева — по-видимому, общего знакомого Баранова и Левани Гурчиани. Сделана она в конце апреля.

Адвокат и Николай пытаются узнать у Баранова, что сподвигло того написать новое заявление в 2020 году. Александр Баранов сначала утверждает, что «по новой ничего не писал», но затем признает, что заявление было, хотя «оно точно такое же», что и три года назад, когда возбудили дело. Баранов рассказывает, что 2 мая 2017-го «в обед» встречался с Талюком — именно тогда тот якобы пообещал помочь с участком на Перенсона — Марковского за «полное прощение долга». По словам Баранова, видео- и аудиозаписи той встречи есть в уголовном деле — адвокат Талюка, однако, это отрицает.

Скриншот из видео, снятого скрытой камерой

На вопрос Николая, «кто вам первый предложил херню эту» [написать заявление], предприниматель отвечает «эфэсбешники». Однако затем добавляет, что еще в 2017-м организовать дело ему предложила депутат заксобрания Елена Пензина, пообещав «поддержку ментов». «Я с ней не согласился, говорю: я чо-то ментам не верю, я позвоню фейсам (ФСБ)». На вопрос, зачем это депутату, Александр Баранов отвечает, что та «просто пиарится», и у нее якобы личные претензии к фракции «Патриотов России»: «Они там между собой что-то…»

По словам Баранова, Пензина и «оживила» дело против Талюка в этом году.

«Возбудилось вообще ФСБ, как я понял, — что дело заглохло, — утверждает на видео Баранов. — Вызвали меня и говорят: дело под контролем двух начальников, потому что долбает Пензина». Далее он говорит, что следователь попросил его написать новое заявление.

Николай напоминает Александру Баранову, что накануне встречи тот говорил, что вопрос можно уладить — для этого ему нужно вернуть около семи миллионов рублей, которые Талюк должен бизнесмену.

— Я спросил у следователя: что можно сделать, если со мной рассчитаются сейчас? — отвечает Баранов. — Он говорит: сейчас, в связи с тем, что в этом деле участвуют два генерала, ничего нельзя сделать.

— Какие два генерала?

— Эфэсбешный и милицейский.

Полная запись скрытой съемки выглядит так (отрывок из видеоролика):


На просьбу прокомментировать сказанное Барановым в ролике Елена Пензина ответила корреспонденту, что не знает, как реагировать на это заявление. «Я не участник процесса, в силу того, что юридически не имею к нему никакого отношения. Как журналист три года назад я рассказывала об этой истории. По мотивам моей публикации было возбуждено уголовное дело», — рассказала депутат.

В разговоре с «ПМ» Баранов не стал комментировать этот эпизод. «У меня же следствие идет, мне следствие запретило встречаться с кем-либо после всего этого [опубликованного видео]».

Алексей Талюк минимум до 20 июня находится в СИЗО.

Редакция «ПМ»
Редакция «ПМ»
коллективный разум
Что вы об этом думаете?
Поделитесь с друзьями:
А Вы уже читаете «Проспект Мира» в Яндекс.Дзене?
💬 Комментарии
Вседержатели Красноярска
Актуальное