«Я не против поработать с Шойгу»: Никита Мельников о спорте и планах на Олимпиаду

Редакция «ПМ»
1848
Красноярский борец греко-римского стиля Никита Мельников этой весной завоевал «золото» на чемпионате Европы, а в ближайших планах у него — постараться попасть на Олимпиаду. «Проспект Мира» поговорил с чемпионом о спорте, Красноярске и воле к победе.

— Вы родом из Ростовской области. Расскажите, как вы оказались в Красноярске?

— Мой тренер, Гамзин Михаил Александрович, как-то спросил у своего ученика Асланбека Хуштова, кого бы он предпочел взять в пару, кого из соперников считает более неудобным? Асланбек порекомендовал меня. На соревнованиях Гамзин подошел ко мне и пригласил к себе, в Красноярск. Это было, кажется, в Краснодаре, я тогда как раз проиграл бой (смеется). Но хороший тренер замечает детали, понимает, чего можно добиться, если с человеком заниматься индивидуально. Это было в 2009 году, в сентябре я приехал в Красноярск, поступил в СФУ. Учился на военной кафедре, получил звание лейтенанта. Сейчас учусь на физвосе в магистратуре.

— Помните свое первое впечатление о городе?

— Да, когда ехали от аэропорта, запомнилось всё это расстояние до города, пейзаж местный, холмистый ландшафт, снег уже лежал. Меня, конечно, это очень поразило. Я такой красоты никогда не видел, и было очень приятно для глаз. До сих пор приятно.

— В 2013 году вы стали чемпионом мира, выиграли Универсиаду, в этом — победили на чемпионате Европы. Получается, индивидуальный подход тренера оправдался?

— Какие-то надежды Михаила Александровича — да. Но это еще не предел, он ждет от меня большего. Еще рано радоваться. В этом году будет чемпионат России. На нём решится, кто попадет на Олимпиаду, а кто нет.

— Знаю, что ваша мечта — попасть на Олимпиаду.

— Нет, попасть я не мечтаю. Я мечтаю выиграть. Свои шансы на попадание в команду пока не хочу оценивать. Конкуренция сильная: всего один человек в каждой из восьми весовых категорий попадет в сборную. В моей категории 30 претендентов.

Фото: Григорий Аванян, wrestrus.ru

— А как вы пришли к борьбе?

— Меня в детстве отвел отец. Он сам боксом занимался, мастер спорта СССР. А у нас в городе по борьбе тренер был хороший — 50 мастеров спорта воспитал. Ну, и отец привел меня к нему. Он считал, что борьба, как и бокс — тоже вид единоборства, только более гуманный. Отец не хотел, чтобы я по голове получал. Пожалел, можно сказать.

— Вам сейчас 28 лет — это солидный возраст для спортсмена.

— Да, я уже давно в солидном возрасте, некоторые даже и раньше уходят из спорта. Но я пока борьбу оставлять не планирую. Как «поломают» до конца, так и уйду. Тут загадывать нельзя, конечно, — травму ведь нельзя предсказать. Пока организм справляется с нагрузками. Когда почувствую, что начал сходить на нет, тогда и уйду.

— После спорта что планируете делать? Говорят, были планы на вооруженные силы.

— Служба в вооруженных силах — заманчивый, конечно, вариант. Посмотрим, насколько это перспективно для меня будет. Но в принципе я не против с Шойгу поработать. Очень положительное отношение к нему и у меня, и у моих полковников с военной кафедры, и у других уважаемых людей, мнение которых я разделяю.

— А уйти в бизнес? Вот наш олимпийский призер Николай Олюнин свой бар открыл.

— Борьба — это более сложный вид спорта, чем многие другие, но при этом менее оплачиваемый. Вот такая несправедливость. Поэтому открывать бары какие-либо, думаю, будет не по карману. Плюс в бизнесе необходимо разбираться, надо грамотных доверенных людей иметь. Так что не знаю пока насчет своего дела, посмотрим.

— А политика? Многие спортсмены вот депутатами Госдумы становятся или горсовета.

— Думаю, у меня столько же вариантов в Думу попасть, как лично к Шойгу, на самом деле. Мало. Ну а если человек грамотный, то почему бы и не в политику? Есть стереотип, что раз спортсмен, значит, недалекий. Но вы послушайте дядю Сашу [борца Александра Карелина]. Он всё обо всём практически знает. Я наслышан, что он на сборах тренировочных постоянно читал: на тихом часе, перед ужином, после ужина. Книгу из рук не выпускал, в общем. Вот такие люди необходимы в политике.

— В Красноярске есть желание остаться? Или какой-то другой город присматриваете?

— Я не знаю, какие перспективы передо мной откроются. Я всё-таки уже привязан к городу. Здесь у меня много друзей, знакомых, тех, кто по жизни сильно помог. Мой тренер, например. В университете на военной кафедре мне навстречу шли: звание лейтенанта же трудно получить, если постоянно на сборах.

Люди в Красноярске вообще очень хорошие: характером, готовностью помочь ближнему. От южан сибиряки сильно отличаются: здесь можно с любым человеком заговорить на улице, и он отзовется.

Я, когда только приехал в Красноярск, спросил у одной женщины адрес. Так она не просто рассказала, как пройти, а вместе со мной прошла пару кварталов и показала нужный дом. Я тогда сильно удивился. На юге всё не так. Вообще, чем ближе к Москве, тем менее добрые люди, кажется. Интересно, как у нас на востоке тогда: там, наверное, люди не только дорогу покажут-расскажут, а еще и денег просто так дадут, если к ним обратишься (смеется).

Отношение к спорту в Красноярске тоже лучше. Посмотрите на наши залы для борьбы, биатлонные трассы, стадионы и другие объекты. Город северный, так что много внимания уделяется зимним видам спорта.

Экология только ужасная, дышать нечем. Вот это огромный минус. Пришлось даже домой кондиционер покупать с очистителем воздуха.

Система Orphus

Читайте также

Новые материалы

Читаемые материалы

Мы в соцмедиа
Наши проекты
Читай нас там, где удобно
Закрыть
Наверх