Уведомления
Уведомления
64 3 м/с

«Это как закрытый клуб»: 7 иностранных экспатов с пяти континентов о своей жизни в Красноярске

Анна Севастьянова
2565

О моржах, о том, чему иностранцам стоит поучиться у красноярских мужчин, и чем Красноярск похож на Англию 70-х годов. Анна Севастьянова поговорила с выходцами из пяти континентов, которые в разное время жили и работали (а некоторые до сих пор живут и работают) в нашем городе.

Эллисон Бруммер, США: «Русские и американцы похожи» 

36 лет, преподавательница английского
Жила в Красноярске с 2005 по 2012 год

Фото: страница Эллисон в фейсбуке

Я всегда хотела жить в России. Я была очарована русской историей, культурой, языком — и поступила в Нью-Йоркский университет на факультет русской истории. Когда окончила учебу, поняла, что надо ехать. Но у меня не было денег, чтобы просто путешествовать по России, и я решила устроиться там преподавателем английского.

Я специально выбрала Красноярск, потому что знала, что в Москве и Санкт-Петербурге будет много тех, кто говорит на английском. Мне же хотелось выучить русский, а лучше всего это делать там, где говорят только на русском.

Первое время я чувствовала себя как ребенок. Я прошла то, что называют периодом безмолвия в овладении языком. Я ничего не могла сказать и просто пыталась хоть что-то понять. Мне было трудно, но это требовалось пройти, чтобы выучить язык. А еще Россия оказалась дороже, чем я ожидала, а зарабатывала я не так много. И, конечно, холод...

Фото: страница Эллисон в фейсбуке

После Красноярска мой мир стал намного больше. Здесь я поняла, что русские и американцы больше похожи друг на друга, чем не похожи. У нас одинаковые цели: быть счастливыми, иметь друзей, семью, найти любовь и наслаждаться жизнью.

Я тоскую по временам, когда мы ездили с друзьями на Беле, по прогулкам по набережной летом. Я скучаю по многим знакомым, которые живут там. Мне грустно думать, что Красноярск так далеко. Красноярск занимает особое место в моем сердце.

Пол Тиббенхем, Великобритания: «Я тосковал по английскому юмору»  

46 лет, переводчик
Жил в Красноярске с 1995 по 2008 год 

Фото: страница Пола в фейсбуке

До приезда в Красноярск я изучал русский и немецкий перевод в университете в Эдинбурге, а потом приехал в Москву и шесть месяцев учил русский в Московском государственном лингвистическом университете. Однажды я увидел объявление о поиске преподавателей, подал заявку, они меня взяли и отправили в Красноярск преподавать в педагогическом университете.

Я ничего не знал о городе. Когда мне сказали, куда меня отправляют, я пошел в библиотеку и целый день искал хоть какую-то информацию.

Я прилетел в Красноярск утром, взял такси и поехал в центр города. Когда вышел из машины, подумал: «Черт возьми! Здесь пахнет, как в Англии в семидесятых!» — из-за выхлопных газов. Это было мое первое впечатление.

Фото: страница Пола в фейсбуке

В то время почти все обыденные задачи давались с трудом. Представьте, вы приезжаете в новое место, у вас нет смартфона, вы сидите и думаете: «Где мне купить кастрюлю, сковородку или шампунь?». Я даже карту Красноярска не мог найти. Я тосковал по английскому юмору, смотрел юмористические передачи, от КВНа до сериала «Саша и Маша», и пытался понять русский юмор — но он всё равно казался мне чужим.

Было непросто, но люди помогали мне. К иностранцам в те времена относились особенно хорошо, все хотели угостить меня чем-нибудь. Мне казалось, что если я откажусь, они обидятся, и иногда соглашался из вежливости.

В остальном красноярцы не отличаются от британцев или кого угодно. Нас всех беспокоят одни и те же вещи, мы испытываем одни и те же эмоции. Люди — это люди, независимо от места.

Хамза Карадемир, Турция: «Сибирь — моя вторая родина» 

38 лет, предприниматель
Жил в Красноярске с 2000 по 2005 год

Фото из личного архива

Я приехал учиться, поступил в КГУ, сейчас СФУ. В России до того момента не бывал, но много читал о ней в школе. Знал, что в Красноярске есть Енисей, что регион называется Сибирью, и что там бывает -45.

Когда я приехал, я совсем не знал русского. Поэтому первые полгода было сложно. Даже купить мясо на базаре оказалось сложно — приходилось изъясняться на каком-то «тарзанском» языке. Тогда магазинов было еще мало, и многое было просто не найти, всегда очередь. Но зато нам, бедным студентам, было приятно, когда бабушки, которые торговали на улицах, угощали нас чем-нибудь. Вообще, люди в Сибири хорошие, добрые, но менее общительные, чем турки.

Фото из личного архива

Благодаря Красноярску я выучил русский язык и встретил свою жену. Мне всегда приятно слышать что-то о Красноярске — но жить там всю жизнь я бы не смог, потому что местная зима для меня слишком холодная и долгая. Сейчас мы с семьей живем в Москве. Дочка моя — уже москвичка, и я, наверное, стал россиянином. Получается, Сибирь — моя вторая родина.

Питер Донохью, Австралия: «Россия — свободная страна. Особенно в Сибири»

56 лет, фотограф, преподаватель английского
Жил в Красноярске с 2004 по 2006 год

Фото: страница Питера во вконтакте

Я не собирался приезжать в Красноярск. Жил во Вьетнаме, учил русский. В Сайгоне я встретил женщину, которая до Вьетнама жила в Москве. Она убедила меня поехать, и я поехал.

Первое время было сложно. Австралийская и русская культуры очень разные: мы не снимаем ботинки в доме, не покупаем своим женщинам цветы. После Красноярска я стал дарить цветы — оказывается, женщины это обожают.

Самой большой проблемой для меня была погода. Однажды зимой я поехал в Зеленую Рощу на автобусе. На мне были дубленка и шапка-ушанка. На улице было где-то -20, я замерз. Но когда зашел в автобус, стал жутко потеть, потому что там было +20. Я вышел весь мокрый на мороз: потом пришлось лечиться.

Фото: страница Питера во вконтакте

Может быть, это прозвучит странно, но Россия — свободная страна. Особенно это чувствуется в Сибири. Да, в Австралии, если нам не нравится правительство, мы можем кричать об этом, протестовать, делать что угодно. Но, например, при входе в парки у нас стоят таблички, на которых написано, что здесь делать запрещено: нельзя лежать на траве, нельзя выгуливать собаку, нельзя пить алкоголь, нельзя, нельзя, нельзя. В России же, если это не касается политики, можно всё.

Красноярск изменил мой взгляд на мир. Я будто стал членом закрытого клуба. Я люблю Красноярск и даже хотел остаться, но из-за проблем с работодателем не смог. Меня по-прежнему греет мысль о том, что я всегда могу вернуться в Россию.

Аллана Мейсон, Ямайка: «Я поняла, для чего нужны перчатки»

20 лет, студентка
Живет в Красноярске с 2015 года

Фото из личного архива

До приезда в Красноярск я жила на Ямайке, училась в колледже и изучала естественные науки: физику, биологию и химию. Получила стипендию от компании “Русал” — они поощряют успешных студентов — и приехала сюда в 2015 году, чтобы изучать металлургию в СФУ. С тех пор живу здесь.

Я мало знала о России: только то, что столица — это Москва, и что Россия — самая большая страна в мире и, наверное, одна из самых холодных. Зима здесь действительно длинная и очень холодная. Меня это немного удручает, я очень скучаю по солнцу.

Я приехала как раз зимой. Нас привезли в общежитие, везде лежал снег. Я начала лепить снежки голыми руками. Через несколько минут я перестала чувствовать руки. Тогда я поняла, для чего нужны перчатки.

Русские мало улыбаются. У них всегда серьезный взгляд, поэтому сначала я немного стеснялась подойти к кому-нибудь и попросить помощи, но потом поняла, что на самом деле люди здесь дружелюбные. Мне с ними легко общаться.

Фото из личного архива

Я скучаю по своей семье, но меня утешает то, что мы разговариваем каждый день по телефону. Мне не хватает домашней еды, особенно фруктов. Я бы не смогла прожить всю жизнь в Красноярске. Мне хочется сбежать отсюда от одной мысли о том, что придется пережить еще одну зиму.

Но, как бы мне ни было здесь сложно, я не хочу уезжать, пока не окончу учебу. Вдали от своей семьи в стране, совершенно отличной от моей, я стала сильной и открытой и научилась приспосабливаться. Моя жизнь сильно изменилась. Красноярск — это новый и особенный опыт, который я больше нигде не получу.

Себастьян Сатива, Колумбия: «Я тут счастливее, чем дома»

25 лет, студент
Живет в Красноярске с сентября 2016 года

Фото: инстаграм Себастьяна

Я работал в ИТ компании и учился в университете в Колумбии, и в России никогда раньше не бывал. Я знал, что Красноярск находится в Сибири, что это небольшой город — не такой, как Москва, но административный центр большого края.

Россия мне всегда нравилась. Я выбрал Сибирь, потому что подумал, что смогу увидеть здесь настоящую Россию. Еще я хотел уехать как можно дальше от родины, чтобы труднее было сбежать, если будет тяжело. Разница в 12 часов между Колумбией и Красноярском — то что нужно.

Самым трудным для меня было выучить язык. Я слышал, как люди говорят что-то, но ничего не понимал. Думал, что никогда не смогу выучить русский. Первое время я много тусовался, чтобы познакомиться хоть с кем-то.

Мне кажется, что большой разницы между русскими и колумбийцами нет. Везде есть хорошие и плохие люди, и страна тут ни при чем, это зависит от природы человека. Мы же все люди, между нами много общего.

Фото: страница Себастьяна во вконтакте

Я скучаю по семье, но мы постоянно общаемся. Я тут счастливее, чем дома, мне здесь очень спокойно. Выяснилось, что я люблю зиму. Она очень холодная, но красивая. Зимой всегда есть чем заняться, куда поехать, даже учиться хочется зимой.

Возможно, я проживу в Красноярске еще долго, но не могу сказать, сколько. Мир же большой.

Абделхай Лхаррар, Марокко: «Люди здесь суровые, как и климат»

33 года, преподаватель танцев
Живет в Красноярске с мая 2014 года

Фото из личного архива

Я приехал в Красноярск работать, до этого жил в Марокко и преподавал там хип-хоп, и в России раньше никогда не бывал. Россия мне всегда казалась сильной страной, а о Красноярске я ничего не знал и боялся встретиться на улице с медведем. Я предполагал, что здесь может быть очень холодно, но не ожидал, что настолько. Как-то раз зимой я увидел людей, которые купаются в Енисее. Было градусов 20, а они были в купальниках, и казалось, что им весело. Позже я узнал, кто такие моржи и зачем они это делают.

Люди здесь суровые, как и климат. Мало улыбаются, в отличие от марокканцев. Поэтому я сам стал серьезнее, живя здесь. Если я буду много улыбаться, окружающие подумают, что я глупый.

Фото: страница Абделхая в инстаграме

Мне очень нравится в Красноярске, но я скучаю по семье, океану, жаре и песку. И еще у меня возникли здесь проблемы со здоровьем. Я думаю, это из-за экологии. Поэтому мне, скорее всего, придется уехать. В Марокко хуже с работой, чем в России, поэтому возвращаться назад я пока не планирую. Рассматриваю Сочи, Москву или Санкт-Петербург. Думаю, что там и экология лучше, и погода, и инфраструктура.

А вы уже читаете «Проспект Мира» в Яндекс.Дзене?

Анна Севастьянова
автор

Новые материалы

Читаемые материалы

Наши проекты
Читай нас там, где удобно
Закрыть
Наверх