«Женщины мусорят больше всех»: откровения красноярской уборщицы

Редакция «ПМ»
2156
Офисные уборщики — люди, которых многие стараются не замечать. Зато они, в свою очередь, замечают всё и много чего могут рассказать о привычках офисных сотрудников. «Проспект Мира» поговорил с уборщицей Ириной о доходах менеджеров топовых компаний Красноярска, служебных романах и о том, кто из работников самый грязнуля.

Я родилась в 1959 году, впервые уборщицей поработала еще в 14 лет, помогала маме. Денег было мало, а одеваться нормально хотелось. Мы жили в Черемушках, приезжали в центр мыть полы. Тогда это было очень стыдно, поэтому мы подальше от дома ездили. Мыли подъезды в доме на улице Ленина, где раньше ателье «Березка» было, аудитории в институте искусств.

После школы я поступила в Красноярский государственный университет на химика, поработала, получила второе высшее. В конце 2000-х я работала торговым представителем — оклада там не было, только проценты, но работодатель и их давать не хотел. Поэтому я начала искать подработку.

По объявлению устроилась в кадастровую палату мыть полы по утрам — два часа в день, работа не напрягает. Там нормально платили, а позже предложили перейти в штат, по трудовой устроили. Потом через клининговую компанию начала также убираться в одной энергетической компании. Получалось то есть три работы, но место торгового представителя я вскоре покинула, потому что там ни оклада, ни процентов мне так и не выплачивали.

И я стала работать на клининговую компанию. Устроилась от них в Сбербанк на Свободном. Там, конечно, люди богатые работали — под столами по 10 пар обуви, некуда складывать, очень дорогая кожа. На столах разные фигнюшки-сувениры из путешествий.

В туалетах они часто после мытья рук оставляли побрякушки всякие — золото с бриллиантами. Я, когда находила, всегда возвращала. Даже не потому, что камеры везде стояли, я же с людьми общалась лично — просто было бы стыдно что-то так брать. А некоторые не заморачивались: одна девочка так пять или шесть золотых крестиков собрала.

Работа у банкиров напряженная, тяжелая. В конце года, когда отчеты сдавать и итоги подводить надо, люди массово «сбрасывали» волосы из-за стресса — они повсюду были.

В банке на Свободном люди очень чистые были, аккуратные. Такие белые воротнички: более 20 лет в банках, чистая интеллигенция. А потом нас перевели в офис Сбербанка на Телевизорной за «Изумрудным городом». Туда уже более молодое поколение пришло, вот там началась грязь.

Вот представьте железнодорожный вокзал. Если всё убрать из здания, получится этот банк: там по американскому принципу садили 10 отделов в одно помещение и между ними ставили перегородки. Изоляции это никакой не дает, конечно, бардак царил, чистоту почти невозможно поддерживать. Там было ковровое покрытие, а работники ходили курить туда-сюда — оно всё замызганным стало.

Еще появилось высокомерие. Когда работали в старом здании, там после корпоративов, дней рождения с тортами, цветами, шампанским управление всегда к нам в подсобку приходило и угощало. А в новом здании на Телевизорной мы вместе с банком убирали еще офис одной компании маленькой. Я однажды протирала их стол с помощью распылителя, попшикала немного на него. Тут ко мне подскакивает тетка и кричит: «Вы чем это тут прыскаете? У нас аллергия у всех!» А это вода простая была.

Но в энергетической компании работники были еще богаче. Был один замначальника отдела, очень за собой следил, такой аккуратист. Носил обувь, может, тысяч за 100 рублей, подошва — натуральный каучук, то да се. Там белый пол был, я его мыла чистящим средством. Как-то этот парень прошел в своих туфлях, и по всему полу красные следы остались — видимо, реакция химическая пошла, и каучук растворился.

Этот замначальника своим подчиненным коньяк обычно покупал на корпоративы, праздники всякие, а когда он в командировке или других разъездах был, то они без него водку обычно пили.

В энергетической компании сцены всякие бывали. В офисах же камеры стоят, а народ про это не знал тогда. Была одна очень красивая пара, которая прямо в офисе после работы… любила друг друга. Мы, уборщицы, работали в компании три раза в неделю, и они всё не могли под наш график подстроиться.

Я им даже специально сказала как-то, что мы убираться приходим в понедельник-среду-пятницу уже в самом конце рабочего дня в восьмом часу. Всё равно иногда натыкались: музыка играет, цветочки стоят, вино открыто, всё такое прочее. В мусорке потом находишь понятно что.

Однажды я у них между делом спросила: «А вы знаете, что тут камеры стоят?» Вот тогда они офигели. Парень потом уволился, а девушка в другой отдел перешла.

Еще там были девочки, которые делали вид, что работали, но ничего не делали. Просто сидели и ждали, когда их пригласят раза два-три в месяц в кабинет руководителей.

Мусорят обычно больше всех женщины. Я убирала следственный комитет, там молодые женщины-дознаватели — просто грязнули. Женские туалеты вообще самые грязные, они туда больше всех и бегают, больше всех тратят туалетную бумагу. Они не замечают грязи за собой. Не знаю, почему так — может, считают, раз они девочки-девушки, то за ними должны все убирать.

В следственном комитете люди по сути живут: едят там, пьют, курят, у них тоже куча обуви стоит. Плюс они выбрасывают больше всех продуктов, причем хороших. Каждый день просто по несколько мешков продуктов получается выкидывать.

На втором месте по нечистоплотности — охранники, курьеры и водители. Но в целом мужчины всё же аккуратнее: и туалеты чище, и рабочие столы. Самые непривередливые — это программисты и системные администраторы. У них везде компьютеры, от этого жарко, они открывают окна и образуется огромный слой пыли. Но они говорят: «Да не убирайте вы эту пыль, она завтра всё равно опять налетит».

Самые аккуратисты — это богатые мужчины. Может, они потому и богатые, потому что к вещам бережно относятся.

Сейчас я работаю на себя, только через прямые контакты. Клининговая компания, в которой работала, немного сдулась, а более новые не могут, на мой взгляд, оказывать качественный сервис.

Профессиональная уборка ведь настроена на то, чтобы человек долго не мучился, не тер все эти пятна физически. Есть средства, которыми надо просто залить пол, на пару часов оставить и потом просто промыть.

А сейчас клининговые фирмы в основном предлагают именно физический труд: эти бедные девочки вынуждены тереть на износ. Компании по уборке, которые не так давно открылись, не понимают, что такое химический труд. У них методы дореволюционные — физическая сила. Людей они не ценят. В офисах вежливого отношения к уборщицам сейчас тоже нет.

Плюс в последнее время стали намного меньше платить. Люди хотят за гроши, по цене подъездной уборки получить люксовую. А это невозможно и неправильно. Я недавно была на собеседовании — там за уборку 300 квадратных метров предлагали 7000 рублей.

Предел для уборщицы, технички сегодня — это 25 тысяч рублей в месяц, не больше. А работать за эти деньги придется по 12 часов. А я раньше, до августа прошлого года, зарабатывала по 40 тысяч. Кризис повлиял: фирмы-клиенты стали активно закрываться.

Система Orphus

Читайте также

Новые материалы

Читаемые материалы

Мы в соцмедиа
Наши проекты
Читай нас там, где удобно
Закрыть
Наверх