Импортозамещение: 10 отечественных фильмов ужасов

Сергей Мезенов
785

Отмечать Хэллоуин или нет — дело каждого. «Проспект Мира» предлагает пережить этот выходной день компромиссно: если с ужасом и нечистью — то своими, российскими. Красноярский кинокритик Сергей Мезенов составил подборку фильмов, которые любому зрителю обеспечат пару-тройку волнительных минут.

Господин оформитель

Этот эстетский триллер с Виктором Авиловым и Михаилом Козаковым является вольной вариацией на тему рассказа Александра Грина «Серый автомобиль» и одновременно этаким перевёртышем мифа о Пигмалионе и Галатее — здесь неживая материя, повторяющая человеческий облик, оживает под руками художника сама собой, против его воли. В народной памяти фильм остался в основном благодаря саундтреку авторства Сергея Курёхина, но его болезненно-потусторонняя атмосфера заслуживает внимания и сама по себе.

Десять негритят

Хоррором эту экранизацию Агаты Кристи никак не назовёшь, но кровь в жилах на этой картине Станислава Говорухина стынет регулярно и ощутимо. На материале повести о загадочных убийствах гостей, собранных некоей внешней волей на отрезанном от мира острове, у постановщика «Места встречи изменить нельзя» получился образцовый триллер со смертями в замкнутом пространстве.

Пьющие кровь

Экранизация рассказа Алексея Толстого «Упырь». Здесь молодой дворянин влюбляется в юную девушку, но помехой их счастью становится её родня — не то, чтобы они категорически против, просто название фильма относится именно к ним. Занятно, что в роли бабушки-кровопийцы в этой скромной, но эффектной экранизации, сделанной в 1991-м году, снялась Марина Влади.

Жажда страсти

Многие русские кинематографисты, желавшие породниться со зловещим, обращались за вдохновением к русским писателям первой половины 20-го века. В нашем списке уже были и Грин, и Толстой — теперь вот перед нами экранизация рассказа Валерия Брюсова. Образцовый психологический хоррор про женщину, убившую мужа под воздействием не то зловещих внешних сил, не то собственного помешательства, стал, к сожалению, единственной режиссёрской работой актёра Андрея Харитонова — звезды советского кино 80-х годов.

Прикосновение

Редкий, и от того ещё более эффектный случай удачной трансплантации ужасного жанра в узнаваемые реалии постсоветской повседневности. В «Прикосновении» — истории о том, как расследование выводит обычного милиционера на целую организацию следящих за нами с того света мёртвых — жуть теснится в советских двушках, в подъездах и на кухнях, в замызганных переулках и поблизости от вокзалов. И от эффекта мгновенного узнавания этого привычного каждому антуража становится ещё страшнее.

Люми

Любопытная переработка истории про Красную шапочку, мистическая лента про получеловека-полуволка Люми, который раз в сто лет объявляется где-то в прибалтийских лесах с целью проведения кровавого ритуала. Кино удачно балансирует между ужасным и смешным, остроумно обыгрывает штампы советского кино и в целом придумано довольно здорово. Интересно, что, как и «Жажда страсти», это единственный постановочный опыт своего автора, сценариста Владимира Брагина, который с тех пор успешно реализовал себя в качестве сценариста сериалов вроде «Боец» и «Спецназ».

Упырь

Экзистенциальный вампирский вестерн — под музыку группы Tequilajazzz — про борьбу героя-одиночки с упырями в провинциальном портовом городке, снятый во второй половине 90-х на киностудии имени Горького. Журнал «Ом», помнится, тогда пришёл в восторг от перспективы превращения бывшей советской студии детско-юношеских фильмов в будущую фабрику поджарых и лаконичных картин класса Б — но не сложилось. От этого времени, впрочем, осталось несколько артефактов вроде «Упыря» — фильмов, пытавшихся играть с жанровой традицией в чисто российских рамках. Кино с Алексеем Серебярковым в главной роли вышло задумчивым, немного пугающим и приятно леденящим.

Мёртвые дочери

Чудовищно распиаренный своим создателем Павлом Руминовым на момент выхода, этот опыт перенесения жанра хоррора в реалии российских нулевых никак нельзя назвать полностью удачным — но интересные идеи в получившемся у режиссера месиве всё же есть. В «Мёртвых дочерях», действие которых строится вокруг придуманной городской легенды о трёх мёртвых сестрёнках, которые наказывают людей за плохое поведение, отлично переданная атмосфера окраины современного большого города. Есть несколько интересных идей о том, что такое хорошо, что такое плохо — и без дураков замечательный финал. Наверное, уже немало для отечественного хоррора.

С.С.Д.

Это расшифровывается как «смерть советским детям». Ещё один пример, в общем-то, довольно бардачного фильма, который заслуживает поощрения за отличную идею — попытку укоренить хоррор в пионерлагерном фольклоре. На территории заброшенного лагеря снимают ток-шоу «на выживание» — в прямом смысле: к процессу вскоре подключается кровожадный маньяк, убивающий в соответствии с пионерскими страшилками.

Юленька

Комик и телеведущий Александр Стриженов не казался самой подходящей кандидатурой на роль постановщика психологического хоррора про проклятого ребёнка — но, тем не менее, именно это он и сделал в фильме «Юленька». Марат Башаров здесь играет приезжающего в провинцию учителя, которого девочка с интересными способностями выбирает на роль идеального отца в её неполную семью – как видите, фильм за страстями ещё и пытается поговорить о важных бытовых проблемах россиян.

Система Orphus

Читайте также

Новые материалы

Читаемые материалы

Мы в соцмедиа
Наши проекты
Читай нас там, где удобно
Закрыть
Наверх