ПроЧтение: 10 книг, возвращающих мужество. Выбор Андрея Лазарчука

Редакция «ПМ»
990
Мы живем в тревожные времена, и будущее тоже видится не радужным. Надо быть мужественным. По просьбе «Проспекта Мира», известный красноярский писатель-фантаст Андрей Лазарчук отобрал десять книг, стимулирующих столь необходимое качество.

«Житие протопопа Аввакума, им самим написанное»

Автобиография одного из первых русских диссидентов, написанная после долгой сибирской ссылки, во время еще более долгого заточения. Главный активист и духовный лидер старообрядчества правдиво и подробно описывает свою нелегкую жизнь, свою веру, выказывает несгибаемый дух и стойкость перед многочисленными и весьма изобретательными врагами и мучителями. Как бы мы не относились к церкви, православию и старообрядчеству, отказать в мужестве автору невозможно.

«Да нечева у вас и послушать доброму человеку: все говорите, как продавать, как куповать, как есть, как пить, как баб блудить, как робят в олтаре за афедрон хватать. А иное мне и молвить тово сором, что вы делаете: знаю все ваше злохитрство, собаки, б…и, митрополиты, архиепископы, никонияна, воры, прелагатаи, другия немцы русския»


Эрнест Хемингуэй «Фиеста»

Один из самых яростных любовных романов в истории литературы, книга рассказывает о любви всех без исключения героев к прекрасной и ветреной Брет Эшли. Причем главный герой книги, Джейк Барнс, из-за полученной на войне травмы может состоять с героиней только в платонических отношениях. Несмотря на то, что роман, как и все Хемингуэевские книги, на 90% состоит из многозначительных пауз, он всё же подарил человечеству два абсолютно конкретных правила. Во-первых, в коктейле должна быть оливка, во-вторых ….

«Не падай духом. Никогда не падай духом. Секрет моего успеха. Никогда не падаю духом. Никогда не падаю духом на людях.»


Эрих Мария Ремарк «Три товарища»

Так уж получилось в мировой литературе, что основные романы о мужской дружбе содержат в названии цифру три: «Три мушкетера», «Трое в лодке, не считая собаки» и, естественно, «Три товарища». Роман о дружбе, любви и товарищеском пьянстве, одна из главных книг о поколении, потерявшем на войне молодость. Мужчина, который не плакал над гибелью Ленца и смертью Пэт, и не проникся к последним страницам холодной, мучительной жаждой жизни, нуждается в немедленных инъекциях тестостерона.

«В руке у него было письмо. Он выглядел как человек, в которого только что выстрелили, но он еще не верит этому и не чувствует боли, он ощущал пока только толчок.»


Антон Чехов «Скучная история»

Пожилой и неизлечимо больной профессор медицины Николай Степанович — один из самых симпатичных персонажей во всём небогатом на положительные образы наследии Чехова. Сюжет рассказа не имеет смысла пересказывать: здесь, как и в большинстве чеховских произведений, главное — не перемещение героя в пространстве, а его переживания и отношение к окружающей действительности. Просто прочитайте — к тому же, много времени это не займет.

«И никогда раньше я не умел так мириться с медленностию времени, как теперь. Прежде, бывало, когда ждёшь на вокзале поезда или сидишь на экзамене, четверть часа кажутся вечностью, теперь же я могу всю ночь сидеть неподвижно на кровати и совершенно равнодушно думать о том, что завтра будет такая же длинная, бесцветная ночь, и послезавтра.»


Морис Симашко «Маздак»

Несмотря на то, что действие романа происходит в отдаленные времена царствования династии Сасанидов, читатель без труда узнает вполне знакомые образы власти, оппозиции, истории террора власти, террора оппозиции, перерождения революционеров в чудовищ и чудовищной расправы над ними. Роман абсолютно беспощаден, изобилует сценами пыток, казней, зверств и других кровавых деяний — но при этом остается книгой, мастерски задуманной и виртуозно исполненной.

«Покорно улеглись на дно хауза гончар и его братья. Но когда, оттирая друг друга громадными тушами, ринулись слоны в хауз, одинокий слабый голос послышался оттуда. К нему присоединился другой, потом третий, и вдруг песня взметнулась в небо над Ктесифоном...»


Джон Ле Карре «Маленькая барабанщица»

Шпионский роман о хрупкой актрисе Чарли, внедрившейся в среду террористов, чтобы раскрыть их главаря и избежать новых взрывов на территории Израиля. Роман — непререкаемая классика остросюжетной литературы и, в отличие от большинства книг такого рода, не наделяет с первых же страниц всех «наших» радужным ангельским нимбом, а всех «не наших» коровьими рожками и сильным серным парфюмом. Честная и весьма безжалостная книга.

«Дама, которая согласна вас слушать, есть в перспективе дама, которая согласна.»


Эдгар Лоуренс Доктороу «Регтайм» (обязательно в переводе В. Аксёнова)

Действие романа, сделавшего американского писателя Доктороу знаменитым, происходит в США во времена рассвета музыки в стиле регтайм. Наряду с выдуманными персонажами, на его страницах можно встретить Гарри Гудини, Теодора Драйзера, Генри Форда и других героев эпохи. Как несложно понять из названия, большинство персонажей в книге — чёрные, и борьба за их права здесь занимает видное место. Ну и, само собой разумеется — читать книгу о джазе нужно исключительно в переводе Василия Аксенова, большого знатока джазовой музыки.

«Поезда, пароходы и трамваи исправно перевозили публику с места на место. Таков был стиль, таков образ жизни. Дамы были гораздо основательнее тогда. С белыми зонтиками в руках они визитировали флот. Летом все носили белое. Тяжеленные теннисные ракетки были эллипсоидными. Отмечалось немало обмороков на любовной почве. Однако — никаких негров. Никаких иммигрантов.»


Марио Варгас Льоса «Война конца света»

Самый спорный из романов великого перуанца, который одни считают худшим, а другие (в числе которых и сам Льоса) лучшим из его романов. Книга рассказывает о борьбе маленькой, но гордой секты селения Канудос и республиканского правительства. Произведение описывает войну двух миров куда более несовместимых, нежели Земля и Марс. Как и подобает настоящей латиноамериканской прозе, роман начинается сатирой, продолжается эпосом и заканчивается апокалипсисом.

«Полковник Морейра Сезар — самый настоящий идеалист. Ему не нужны ни деньги, ни почести, и даже власть для него — не самое главное. Он руководствуется абстракциями, им движет болезненно обострённый национализм, он обожествляет технический прогресс и верит, что только армия может навести в стране порядок, вывести её из хаоса, очистить от коррупции. Конечно, он идеалист. Нечто вроде Робеспьера...»


Кормак Маккарти «Кони, кони!»

Настоящий вестерн о трех ковбоях, лошадях и пистолетах. Естественно, наличествует коварный представитель власти, знойная красотка с уединенного ранчо и отъезд главного героя на закат на только что отбитой у злодеев лошади. Все это было бы абсолютной хренотой и развестистой клюквой, если бы талант Маккартни не придавал бы происходящему форму героической саги, мифологического пространства, в котором парни на лошадях становятся эпическими фигурами сродни Роланду, Одисею и другим персонажам, устремившимся за тридевять земель на поиски себя.

«Шрамы обладают удивительным свойством. Они напоминают о том, что наше прошлое реально. И не позволяют нам забыть о событиях, которые оставили эти шрамы.»


Булат Окуджава «Путешествие дилетантов»

Роман одного из главных русских поэтов 20 века рассказывает о веке 19-м, точнее — о последнем десятилетии правления Николая I. Роман Окуджавы еще одна книга, пересказывать содержание которой — пустая трата времени. Да и как перескажешь роман, действие которого начинается страниц эдак через 500 после начала? Главное, что надо знать о нём — это книга о любви, причем именно такой любви, которая достойна столь долгого описания.

«Лучшие времена — это те времена, которые могут наступить, но почему-то никогда не наступают.»

Система Orphus

Читайте также

Новые материалы

Читаемые материалы

Мы в соцмедиа
Наши проекты
Читай нас там, где удобно
Закрыть
Наверх