@pr.mira
Соцсети

«Изнасилованная — навсегда порченая». Красноярцы обсуждают, почему за изнасилование могут дать больше, чем за убийство

Красноярский писатель и философ Александр Силаев в своем фейсбуке поднял тему соответствия наказаний за преступления — по Уголовному кодексу, за убийство со смягчающими обстоятельствами могут дать меньший срок, чем за изнасилование с отягчающими. 

Публикуем пост Силаева полностью: 

«Странный вопрос, но все-таки. Почему изнасилование считается почти столь же тяжким преступлением как убийство? За изнасилование с отягчающими обстоятельствами (угрожал жизни и оставил синяки) по УК РФ могут дать больший срок, чем за убийство со смягчающими (в состоянии аффекта и с чистосердечным признанием). Если верить УК РФ, в тюрьмах должна быть куча убийц со сроком, например, семь лет, и насильников со сроком в девять лет. 
Если же дело, не дай бог, касается ребенка, то сломать ему позвоночник может быть менее наказуемо, чем один раз потрогать за попу. Своего рода сигнал педофилам — раз потрогал, главное зло уже сделано: можешь дальше мучить, насиловать, в конце не забудь убить свидетеля. Когда еще был журналистом, помню историю: какого-то мужика изловили и приговорили к 20 годам за развратные действия с несовершеннолетними, совершенные по скайпу. То есть даже за попу не трогал. Если бы он этих девочек убивал и съедал, то получил бы, наверное, тот же срок. 
Если человек не сам воспаленный маньяк в этом вопросе, у него закономерен вопрос — а чего такая шиза? Что за прейскурант, где изнасилование (вещь жуткая, наверное, но поправимая) относится к убийству (необратимое деяние, конец чужой личной истории) с коэффициентом 1:2, 1:1.5, иногда 1:1? 
Одна из версий — это пережиток архаики. Привет из общества, где изнасилованная женщина считалась навсегда порченой. То есть главный вред для жертвы не в момент изнасилования, а потом. В моменте — больно, унизительно. Наверное, несколько менее больно, чем в момент избиения. Наверное, несколько более унизительно. И какое-то время еще болит (прежде всего душевно), но проходит, все со временем проходит. То есть, если к физическому деянию не навешивать дискурс, то это как избиение. Стремно, неприятно, но жить можно. Если бы общество относилось к вопросу просто, без пафоса — так бы и было. И отношение к насильникам, и наказание было бы примерно как к гопнику-драчуну. 
Но общество никогда не относилось к вопросу просто. Веками оно подходило к жертве, как будто та виновата. В каком-нибудь Афганистане до сих пор еще виновата, как в 10 веке. Изнасилованная в традиционном обществе навсегда неполноценная. Не ликвидная невеста на выданье, а постыдный балласт на балансе семьи. Такая жизнь хуже, чем с инвалидностью. И вот это главный ущерб. За него и кара. Но черт, кто его наносит — грязный насильник в моменте, или чистое общество потом? Считается, конечно, что насильник в моменте, общество так считает… 
А изнасилованный мужчина? По всем архаичным понятиям он тоже навсегда порченый. Уже не мужчина. В тюрьмах с их петухами, в общем, не изобрели ничего нового. Лишь вспомнили то, что было всегда, тюрьма во многом хранитель традиций. 
Можно задаться отдельным вопросом, а чего оно было так? Почему так ценилась невинность (и сейчас еще ценится там, где поближе к Средневековью), женская честь, мужская честь, и т.д.? Что здесь от этологии высших приматов, что от естественного отбора генов, что от отбора мемов. Вообще, там эволюция мемплексов, положенных еще на более ранний пласт эволюции. Очевидно, например, что больше потомков оставляет те сообщества и персоны, что не дают своим самкам иметь секс на стороне, причем интересы самок здесь побоку. В эволюции генов и мемов важны только «интересы» самих генов и мемов, как если бы они у них были. 
Вот отсюда и шиза, с которой мы начали. То есть раньше, в архаике, это шизой не было: было лишь жестокостью. Добавим, оптимальной жестокостью с позиции эволюции генетических линий и мемплексов. Сейчас — просто шиза и пережиток».

В комментариях некоторые осудили Силаева за его точку зрения, другие отметили, что не следует сравнивать, например, убийство по неосторожности и злонамеренное изнасилование. Кто-то уточнил, что в части древних законов наказание за убийство и изнасилование было равным. 

«А вы вопрос задавали себе по поводу того, кому больше моральных страданий нанесено? И вообще представляете себе, что тот, кто насилию подвергся, он вообще может не смочь жить нормальной жизнью? А жить ему придется. Вы почитайте откровения изнасилованных женщин и подумайте, захотели бы вы такой жизнью жить. И подумайте, сколько бы должен был отсидеть преступник, который исковеркал вашу. По мне — наказание должно быть равноценным».
«Очень странно читать, что это общество навешивает вину, стыд и делает из жизни кошмар. А жертва отряхнулась типа и пошла? Не так все просто с телесной неприкосновенностью у человека даже без всякого общества и понятия порченности. Иначе бы изнасилования, о которых никто не знает, и насильник уже мертв, не приводили бы людей в петлю».
«Изнасилование зачастую равно душевной смерти, человек по сути мертвый, чтоб его оживить надо очень постараться, мало кого удаётся вернуть к жизни».
«В каждом преступлении есть нюансы: убийство по неосторожности и изнасилование со злостным намерением — это не одно и то же. Для изнасилований, кроме срока, я бы ввела еще тему кастрации. А вообще, конечно, мнение людей, не подвергавшихся насилию, слишком теоретично, чтобы его принимать всерьез».
«Есть вопросы к постулатам поста. Ветхий завет, старовавилонские кодексы предусматривают одинаковое наказание за изнасилование и преднамеренное убийство. Это смертная казнь. Думаю, примерно такую же картину увидеть можно во многих других древних обществах. Да, убийство в состоянии аффекта тянет по нашему УК максимум на 3 года. Но тут, как мне кажется, дело не в архаике, а в том, что описывал Фуко. Безумие, рождение клиники, власть экспертного знания, которая определяет норму, отклонение, невменяемость».
Анна Новикова
Анна Новикова
Корреспондент
Что вы об этом думаете?
Поделитесь с друзьями:
А Вы уже читаете «Проспект Мира» в Яндекс.Дзене?
💬 Комментарии
Мнение
Актуальное