@pr.mira
$
52.97
55.89
117.0
$
52.97
55.89
117.0

Казань, Красноярск или Бишкек? Рассказываем о географии шоппинг-туров во время санкций

Журналисты «Новых Известий» рассказали о новых центрах моды в России, формирующихся после ухода зарубежных компаний. Опрошенные изданием эксперты выделили несколько городов, перспективных с точки зрения текстиля и моды — в их числе и Красноярск.

Например, Иваново: сайт интернет-выставки «Производство России» показывает контакты почти 300 текстильных фабрик из Ивановской области. Но при этом исследователь моды Наталья Ксенчак полагает, что Ивановский текстиль не дотягивает до уровня модного масс-маркета. « Город Иваново считается текстильной столицей России, куда даже организованы шоп-туры, говорит Ксенчак. — В Иваново можно ездить за постельным бельем, полотенцами, халатами, носками — но это не имеет отношения к пониманию современной моды».

В тоже время основатель бренда VERA YAKIMOVA Вера Якимова рассказывает, что в России могут появиться новые региональные центры моды — среди претендентов она называет и Красноярск:

—Я наслышана о Новосибирске и Екатеринбурге, что там сейчас действительно много швейных производств, больших и достаточно хороших, да и в целом открывать производство там выгодно. Крупные, региональные города России могут стать центрами производств. Там достаточно много квалифицированных мастеров, плюс в эти города проще осуществить поставки тканей из Китая. Сейчас всё больше внимания обращаю на региональные бренды из Перми, Челябинска, Красноярска. Большой выбор и при этом все «со вкусом», красивое оформление и подачу себя в социальных сетях региональных брендов стоит отметить, как плюс. Лично мне понравился стиль вещей — то, с чем лично сталкивалась, вызывало у меня приятное впечатление. Что касается Питера и Москвы, то если брать Питер — то там более «театральный» вкус у потребителя, более изысканные, вечерние образы. Если говорить, про Москву то тут преобладает casual, базовый гардероб.

Впрочем, как отмечает Наталия Ксенчак, индустрии доступной моды в России еще предстоит долгий путь по формированию рынка:

—Во времена СССР производство одежды диктовалось государством и было лишено конкурентоспособности. Поэтому эстетическая ценность выпускаемой одежды была крайне низкой. Население в своей массе не получало ни качественной продукции, ни достойного визуального опыта, который так важен для воспитания вкуса. Кроме того, революция перечеркнула опыт и традиции русского костюма, который затем пытались безуспешно воссоздать. Можно сказать, что только к 2020-м годам культура fashion-потребления стала пробуждаться у широких масс. Европа и США уже создали сложнейший производственный цикл, куда входят анализ общемировых тенденций в политике и обществе, анализ потребительского поведения и мощный креативный маркетинг.

Кроме того, модная индустрия сильно зависит от импорта. По данным Beinopen, объём рынка одежды в России оценивается в 2,6 трлн рублей, но 82% из них приходилось на импорт. Замруководителя +1Город, эксперт в области устойчивой моды Ольга Гандурина отмечает зависимость от импорта по всем направлениям:

—Ткани, качественная фурнитура закупались за рубежом, в Италии, Турции, Китае. Большие партии отшивались также не в России — в первую очередь в Китае. Сейчас нарушены все логистические цепочки. Значительно выросла стоимость логистики, транспортных расходов. Импорт — это не только готовые изделия, ткани, нитки, но и станки, технологии и т.д. Все швейные производства работают на японских, немецких, китайских станках. Безусловно, полное замещение произойдёт не сразу. Понадобится не меньше года, или даже полутора лет, чтобы настроить цепочки поставок комплектующих и наладить производство. Тут многое зависит от воли государства. Необходима комплексная поддержка отрасли.

При этом президент Российского союза предпринимателей текстильной и лёгкой промышленности Андрей Разбродин утверждает, что некоторые материалы в России в принципе невозможно. «Все, что касается хлопковых тканей и переработки хлопка, мы зависим от импорта, Китая и Узбекистана, чистый хлопок мы получаем из Туркмении и Таджикистана, из Узбекистана больше пряжу хлопковую» — говорит он.

Пока отечественные бренды формируются, освободившийся рынок могут занять секонд-хенды и контрафакт, полагает CEO облачного сервиса для малого и среднего бизнеса «МойСклад» Аскар Рахимбердиев.

—Первое, что приходит на рынок при таком запустении и невозможности восстановить логистику – контрафакт, который можно быстро и дешево привезти мешками. Пока сложно прогнозировать его объем и масштабы, но появится он точно. Следующий этап – последовательная миграция брендов. На место столичных европеизированных продавцов, направившихся на запад, придут небольшие региональные. Покупательная способность населения будет сокращаться, а потребность в модных дизайнерских вещах останется. Выходом могут стать секонд-хенды, fashion-комиссионки и блошиные рынки, где можно купить брендовые вещи в очень неплохом состоянии и значительно дешевле, чем новые. В таких условиях формат премиальных «комиссионок» станет очень востребованным. бюджетную нишу, по крайней мере на первом этапе, с высокой долей вероятности займет именно контрафакт. Бишкек вместо Милана. Спасет модный рынок не Китай, как принято считать, а Турция и Киргизия. В Киргизии более 3000 швейных производств, 1500 из них работает неофициально. Все они очень гибкие и готовы подстраиваться под заказчика, вплоть до того, что шьют одежду по фотографии. При этом стоимость изделий существенно ниже, чем в Турции и Китае. Например, цена офисной юбки “карандаш” в зависимости от ткани и качества варьируется от 200 до 400 рублей.

Для развития отрасли в России понадобится господдержка, утверждает Разбродин.

— Производственных мощностей недостаточно. Надо с этим работать, строить программы, ничего тут волшебного нет, также как и сельским хозяйством. Но если ничего не делать, ждать, пока рынок сам займется, это небыстрый путь. А если внедрять нормальные программы интеграции, которые сегодня напрашиваются сами собой, с Белоруссией, с Узбекистаном, туда же можно и Казахстан по ряду моментов присоединить, то все можно сделать достаточно быстро. Нужны программы господдержки, надо вкладывать деньги, и все будет нормально. Только у нас скорость оборота быстрая, и у нас результат можно достичь гораздо быстрее, чем, например, в авиастроении, которому сейчас оказывается господдержка.

Полную версию материала «Новых Известий» читайте здесь.

Редакция «ПМ»
Редакция «ПМ»
коллективный разум
Что вы об этом думаете?
Поделитесь с друзьями:
А Вы уже читаете «Проспект Мира» в Яндекс.Дзене?
Общество
Как стать волонтером в Красноярске — рассказываем о благотворительных организациях, которым всегда нужна помощь

Как стать волонтером в Красноярске — рассказываем о благотворительных организациях, которым всегда нужна помощь

Всегда есть люди, которым нужна помощь, материальная или психологическая. «Проспект Мира» собрал список благотворительных организаций и узнал, как можно помочь нуждающимся.
Актуальное